Наказы рецензентам. Ученых призывают к объективности.
Публикации
№ 52(2017)

29.12.2017

Международный конгресс по рецензированию и научным публикациям (International Cong-ress on Peer Review and Scientific Publication) проводится каждые четыре года, и его сравнивают с Олимпийскими играми, только в научно-издательской сфере. О том, какие вопросы волнуют ведущих мировых издателей научной периодики, собравшихся на недавно состоявшемся в Чикаго форуме, перекликаются ли их проблемы с нашими и на что нужно ориентироваться издателям и редакторам научных журналов, рассказала участница конгресса, главный редактор журнала "Энергобезопасность и энергосбережение" Светлана ЗЕРНЕС.
Целенаправленно вопросам рецензирования в таком объеме, пожалуй, не посвящено ни одно мероприятие. Система рецензирования стоит на страже качества всей публикуемой научной информации, но в то же время сама весьма уязвима. Если первый научный журнал вышел в 1665 году, то рецензирование как таковое родилось почти через столетие, в 1752-м, когда Лондонское королевское общество основало специальный комитет для отбора статей в журнал Philosophical Transactions. С тех пор дебаты о том, какая из довольно многочисленных моделей рецензирования лучше, эффективнее и честнее, не утихают, и каждая из них за что-нибудь да критикуема. В любом случае отзывы пишут люди, а они совершают ошибки, злоупотребляют, нарушают...
Наибольшее распространение пока получило одно- и двустороннее слепое рецензирование, когда анонимность сохраняется, соответственно, только у автора либо у обеих сторон - автора и рецензента. Главный довод в пользу двойного слепого - максимальное избежание предвзятости по отношению к авторам. А самый весомый аргумент, который приводят его противники, связан с тем, что не так уж эта процедура и слепа: истинный эксперт даже по анонимной рукописи определит, кто мог ее написать, - это особенно характерно для узких областей знаний. Один из выступавших на конгрессе даже усмотрел в “обезличивании” рукописей неуважение к заслуженным ученым.
Часть изданий, наэкспериментировавшись, оставила выбор самим авторам. Так, в 2013 году журналы Nature Geoscience и Nature Climate Change начали первыми из группы Nature предлагать две опции при отправке статей: направить на одностороннее или на двустороннее слепое рецензирование. Наиболее же смелые издатели внедряют полностью открытую процедуру и считают, что именно за ней будущее. 
Открытое рецензирование тоже бывает разным. Оно может подразумевать либо раскрытие личностей участников процесса (open-identity), либо раскрытие информации (open-disclosure), при котором рецензии, как и статьи, оказываются в открытом доступе, либо вариант open-invitation, когда к написанию отзывов приглашаются все желающие. Сюда же относится и постпубликационное рецензирование - что-то вроде комментариев к уже вышедшему материалу. При изучении редакционных политик отечественных журналов выяснилось, что встречается и еще один, весьма своеобразный, вариант открытого рецензирования, под которым понимают сопровождение рукописи уже готовым отзывом. Это абсолютно неверная интерпретация. Предоставление готовых рецензий не только никому не на пользу, но и во вред и в настоящее время считается одним из признаков недобросовестного издания. 
Чтобы рецензирование можно было сделать истинно открытым, должны совпасть, как минимум, две вещи: абсолютная объективность оценивающих и адекватность ответной реакции оцениваемых. Пока самыми серьезными препятствиями называют именно опасность нападок на рецензентов в публичном пространстве и вероятность элементарного сведения счетов. Далеко не каждый журнал и не каждый эксперт согласятся на такой риск. Работа рецензентов вообще, судя по всему, не оплачивается нигде и никем. В благодарность могут предложить лишь скидку на подписку или публикацию будущих статей.
Проблема платности публикаций для авторов, так порицаемая сейчас в нашей среде, не обсуждалась на конгрессе вообще, поскольку для ведущих изданий она является не проблемой, а действующей бизнес-моделью. Авторский взнос в серьезных западных журналах при открытом доступе довольно крупный - от полутора до двух тысяч долларов, и рецензирования он ни в малейшей степени не отменяет. Кроме того, есть альтернатива публиковаться без взноса в обычном (платном для подписчиков) варианте, то есть не open access, а также освобождение от уплаты взноса для авторов из стран с низким уровнем дохода по оценке World Bank. Основная претензия к платности опубликования в российских журналах связана как раз с тем, что за деньги возможно разместить все что угодно. К счастью, это не всегда так. Конечно, хищнические журналы не побеждены и на Западе, однако в вину им ставятся не столько платность, сколько засорение научно-публикационного пространства некачественным и ложным контентом, искажение картины цитируемости, неэтичные практики, к примеру, фальшивое авторство.
Издатели в большой степени обеспокоены вопросами конфликта интересов, корректным проведением ретрагирования статей и последующим их цитированием, ненадлежащим использованием материалов редакторами и рецензентами. Разного рода анонимные опросы с целью оценки и улучшения ситуации с этими проблемными моментами проводятся довольно часто. Респонденты отвечают даже на такие провокационные вопросы, как, например, “использовали ли вы информацию из рецензируемых рукописей в личных целях до опубликования?” В этом грехе, правда, признавались лишь единицы; гораздо чаще рецензенты подтверждали, что брались оценивать работы, заранее зная о присутствии конфликта интересов. Значительное количество времени было посвящено обсуждению проблем рецензирования в медицинских журналах, поскольку именно в этой области они могут привести к особенно трагичным последствиям. В заключительный день мероприятия был анонсирован скорый запуск платформы препринтов по медицине по аналогии с существующими arXiv и bioRxiv для физиков и биологов. Реакция на это сообщение оказалась неоднозначной, в частности, потому, что есть страх использования не прошедших поверку результатов широким кругом людей - для самолечения.
Многим отечественным издателям все эти вопросы показались бы несколько второстепенными. Мы пока только в начале пути, на котором еще предстоит справиться с плагиатом и самоплагиатом, дублированными публикациями, низкой цитируемостью, сепарацией от мирового сообщества. Да целый ряд журналов вообще отлично обходится без рецензирования! Доктор медицинских наук Василий Власов, который представил на конгрессе журнальный проект “Диссернета”, считает положение в российской научной периодике катастрофическим, особенно с точки зрения публикации плагиата. Нельзя сказать, что и западным издателям с плагиатом удалось справиться, но, по крайней мере, там он хорошо идентифицируем и наказуем.
Для поддержки всех редакционных процессов появилось много готовых электронных сервисов, и эти сервисы востребованы - к сожалению, тоже пока не в отечественных условиях с ограниченными финансовыми возможностями. Однако работает бесплатная платформа Publons, позволяющая ученым из любой точки мира рецензировать и получать рецензии, ведя учет этой активности и пополняя послужной список. Бесплатный ресурс RetractionWatch дает возможность следить за тем, какие статьи были отозваны и по каким причинам. Но все это также остается неиспользуемым многими исследователями.
На сопутствующей конгрессу мини-выставке невозможно было пройти мимо представителей Clarivate Analylics и не задать животрепещущий вопрос: почему так трудно нашим журналам попасть в Web of Science? Ответ был закономерным: трудно всем, но именно российским ученым очень не хватает “видимости” - заметности в мировом сообществе, которую надо создавать. Что конкретно делать автору? Как минимум, завести идентификатор ORCID и привести список своих публикаций в порядок. Печататься на английском. Браться за темы, интересные на международном уровне. И гнаться не за индексами и метриками (хотя это и сложно в реалиях, требующих именно индексов и метрик), а за качеством работ.
Всем нам, кто так или иначе задействован в обнародовании научных результатов, нужно учиться большей ответственности, особенно сейчас, когда идут попытки подтягивания отечественных изданий до мирового уровня. В этом направлении много делают Ассоциация научных редакторов и издателей и консорциум НЭИКОН. Необходимо создавать себе достойную репутацию и беречь ее. Все, что мы делаем сегодня, имеет отложенный эффект: опубликованные работы начинают жить своей жизнью, и во многом от нас, издателей, зависит, хорошую ли службу они сослужат их авторам и нам с течением времени.
Рынок научной периодики перенасыщен. Всего каких-то пять лет назад положение с недобросовестными и просто низкокачественными изданиями не было таким устрашающим. Теперь авторам особенно стоит научиться разбираться в журналах, распознавать “хищников” - об этом много пишут - и не доверять посредническим организациям. Кстати, последние зачастую собирают на своих сайтах некие базы журналов, якобы сотрудничающих с ними, и делают это без ведома журналов. Случается даже такой парадокс: “издание-хищник” публикует инструкцию, как распознать “издание-хищник”! Так что ответственность и еще раз ответственность.


Вернуться к статье