Приключения ключей. Академической реформе не хватает ясности.
РЕФОРМА РАН
№ 45-46(2014)

14.11.2014

Круглый стол, посвященный академической реформе, провел недавно Комитет Совета Федерации по науке, образованию и культуре. В заседании приняли участие представители РАН, в том числе ее региональных отделений, руководители институтов, профсоюзных организаций. Они подвели итоги правоприменительной практики закона №253.
Какие проблемы препятствуют эффективной реализации закона? Что в нем следует изменить? Эти вопросы поставил во главу угла, начиная дискуссию, первый заместитель председателя комитета Виктор Косоуров. Он напомнил, как трудно начиналась “самая радикальная и масштабная реформа за всю историю российской академии”. Около 90 поправок, в том числе принципиального характера, были внесены в закон.
Вместе с тем, признал В.Косоуров, “не было найдено решение, касающееся главного требования научной общественности - не выработан механизм, обеспечивающий научное руководство РАН деятельностью академических институтов”. Поэтому, одобрив уже переработанный закон, Совет Федерации принял также дополнительное постановление о его реализации. Большинство его пунктов, в том числе о мониторинге правоприменения закона, по мнению специально созданной межведомственной группы, выполнены. Но эксперты продолжат работу, поскольку, по словам сенатора, до сих пор неясно, каким образом обновленная академия без институтов будет проводить фундаментальные и поисковые исследования. Необходимо правовое обеспечение реализации преду­смотренных законом функций РАН - в правительство уже направлены соответствующие предложения, хотя “к этому придется возвращаться не раз”, сказал В.Косоуров. При этом “необходимы как акты правительства, так и локальные акты академии”.
О волнующем всех вопросе реорганизации сети научных институтов сенатор сказал следующее:
- Она не может стоять особняком от реализации закона №253 и реформы фундаментальной науки в целом, и процесс переустройства НИИ не должен быть механистическим - реформа ради реформы никому не нужна.
Об этом говорил и президент РАН Владимир Фортов, который должен был подвести черту после трех докладов (Минобрнауки, ФАНО и РАН), но торопился на заседание правительства и выступил первым, выразив надежду, что в его отсутствие коллеги из РАН “донесут до Совета Федерации нашу обеспокоенность очень многими вещами”. Он полагает, что существующий закон все-таки лучше того, который был изначально: “Там было написано, что ликвидационной комиссией ликвидируется Академия наук, и на такой “мажорной” ноте далее излагался текст закона”. Но, по словам В.Фортова, какие бы преобразования ни проводились, есть одна “великая проблема”: “процент на науку от ВВП - очень маленький”.
Академия все-таки должна не заниматься собственно реформой, а добиваться реальных сдвигов в обеспечении научной работы, подчеркнул президент РАН. В итоге год прошел в передаче имущества, собственности, становлении ФАНО, “которому мы искренне и неформально помогали”, подчеркнул глава академии. Но если первый этап реформирования РАН был детерминирован - что, за какое время надо сделать, то второй не имеет четких сроков и задач, считает Владимир Фортов. Нет самого главного - разделения компетенции и ответственности РАН и ФАНО.
Заместитель министра образования и науки Людмила Огородова и руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков выступили с презентациями, дав развернутые пояснения к схемам и графикам. Достижением года Л.Огородова считает создание Российской академии наук в новом формате. Она отметила, что академия “получила доступ к экспертизе, координации и формулировке предложений по развитию приоритетов для всего сектора фундаментальных и поисковых исследований”. Замминистра напомнила, что перед Россией стоят новые задачи: добиться доли 2,44% в мировом потоке публикаций, финансирования исследований и разработок не менее 1,77% ВВП и уровня доходов не менее 200% от среднего уровня по региону. Одним из инструментов для их достижения она считает 253-й закон.
ФАНО в течение года занималось приемом имущества, оформлением собственности, а также выстраиванием отношений с НИИ. Михаил Котюков сообщил, что утверждены планы развития 780 организаций, в государственный реестр внесены ранее не числившиеся в нем более 6500 объектов РАН. Главное: было обеспечено бесперебойное финансирование НИИ, не было серьезных просчетов с выдачей зарплаты ученым.
Однако этап реформы, связанный с реорганизацией сети институтов, вызвал, как отмечали выступавшие, излишнюю нервозность в коллективах. По мнению заместителя президента РАН Владимира Иванова, снять напряжение может четкое разделение полномочий между РАН, ФАНО и Минобрнауки.
Ученый секретарь Президиума РАН Игорь Соколов считает, что реформа для РАН и НИИ - это “разные истории”. Для институтов ее первый этап прошел вполне нормально - не было разрыва не только в финансировании, но и в методах управления НИИ, удалось обеспечить правильное научно-методическое руководство. Но для академии как таковой изменения - кардинальные, “и еще надо думать и думать над тем, как организовать работу РАН, учитывая задачи, возложенные на нее законом”. Он сообщил, что в президиуме обсуждается идея создания сети советов, которые будут отвечать за научно-техническую экспертизу.
Игорь Соколов считает также, что неправильно связывать процесс реструктуризации с оценкой результативности деятельности научных организаций. При этом, “учитывая остроту момента”, по его мнению, допустимы различные формы консолидации: как с сохранением институтами самостоятельности, так и с потерей юридического лица.
Вице-президент РАН, председатель УрО РАН Валерий Чарушин тоже считает, что корректировка закона необходима - в первую очередь надо четко обозначить продекларированный “принцип двух ключей”, предполагающий согласованные действия РАН и ФАНО. Нужно признать также, что региональное отделение - “это не совокупность институтов, а штаб науки и даже очаг культуры”. До сих пор не решены многие имущественные, земельные и жилищные проблемы.
Валерий Чарушин привел красноречивый пример: Уральское отделение построило дом для молодых ученых, а передать им квартиры не может, потому что ученых в УрО РАН... теперь нет, они числятся в подведомственных ФАНО организациях. “Представляете, все готово, даже управляющая компания есть, которая, наверное, скоро будет штрафовать нас за коммуналку, ключи от квартир на гвоздиках висят, а вселить людей не можем”, - возмущался он.
О жилье, особенно для молодежи, с тревогой говорили и другие выступавшие, и Виктор Косоуров предложил провести специальное заседание рабочей группы по рассмотрению социальных вопросов, в том числе о предоставлении жилья ученым. Завершил свое выступление он заявлением о необходимости подготовки комплексного стратегического документа “Основы государственной научно-технической политики”. По словам сенатора, делать это надо системно, параллельно с разработкой новой редакции закона о науке, которая начата правительством. Ведь реформа РАН - это лишь один шаг, ступень на пути модернизации всей научно-технической сферы, создания национальной инновационной системы.


Светлана КРЫМОВА


Вернуться к статье