Мин нет? Депутаты сыграли в саперов.
РЕФОРМА РАН
№ 28(2013)

12.07.2013

Эмоции первой июльской недели, связанные с внесенным правительством в Госдуму проектом закона о реорганизации Российской академии наук и других госакадемий, подогретые телевизионными СМИ, весьма далекими от понимания специфики научной деятельности, захлестнули и несколько увели научную общественность от понимания истинной подоплеки происходящего.
После того как законопроект “О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” со скоростью хоккейной шайбы был вброшен в Думу, появилось множество вопросов. Почему это произошло именно сейчас? Ведь три претендента на пост главы академии шли на выборы каждый со своей программой реформ. Может быть, как раз потому, что в академии появились силы, способные провести преобразования самостоятельно? Ведь научная среда (самая умная по определению) тем и характеризуется, что способна к самоорганизации.
Сразу же возник шум по поводу имущества РАН, которую представили как некоего латифундиста, хотя на самом деле и земля, и здания РАН - это государственная федеральная собственность, которую академия сохраняла даже в лихие девяностые. Были высказаны догадки, что именно эта госсобственность и подвигла исполнительную власть к резким движениям в отношении академии.
Проанализировавший документ Комитет по науке и наукоемким технологиям предложил не включать проект закона в повестку дня заседания нижней палаты. Но Совет Думы все же решил провести первое чтение, поскольку “неудобно - ведь правительство внесло”. На пленарном заседании председатель комитета академик Черешнев все-таки предложил исключить из повестки дня рассмотрение законопроекта, изложил аргументацию и сделал заключение: “Закон антинародный, антиконституционный, просим вас отклонить проект и закрыть эту позорную страницу в истории РАН и Госдумы”. Его поддержали депутаты КПРФ и справедливороссы, назвавшие “проект закона” сырым и противоречивым, а все происходящее - похоронами академии и в целом российской науки. Но представители правящей партии свою думку думали недолго, голосов у них хватило, чтобы поставить вопрос на повестку дня.
Обсуждение шло по заданному маршруту и ничего, кроме ощущения абсурдности происходящего, не вызывало. Сторонники принятия проекта закона свалили в кучу все, что можно было, обвинив ученых в отсутствии кардиостентов и гибели 20 миллионов россиян, в аварии “Протона”, отъезде молодых ученых за рубеж. Все шло к тому, что проект закона может быть принят не только в первом, но и во втором, а то и в третьем чтении. “Вы напоминаете мне Герострата, - обратилась депутат-справедливоросс Светлана Горячева к вице-премьеру Ольге Голодец. - Даже жутко становится от того, что вы говорите. Вместо наказания виновных в разбазаривании собственности, которые, как вы утверждаете, есть в академии, вы хотите разрушить систему. Скажите, кто эти люди, накажите их”.
Ответ О.Голодец был весьма странным - типа “все их знают” или “знаю, но не скажу”. Это заставило депутата от КПРФ Светлану Савицкую спросить в сердцах: “Кто будет отвечать за развал РАН - вы лично или сидящий рядом министр или правительство? А отвечать все равно придется!”.
Голосование по первому чтению было вполне предсказуемым. Единороссы, конечно же, выступили единым фронтом. Невозможно было без грусти смотреть на список проголосовавших “за” - известные, авторитетные люди, сплошь медийные лица. Чего они боялись? Против проголосовали депутаты от КПРФ, “Справедливой России” и единственный единоросс Станислав Говорухин.
Не спавшие двое суток члены рабочей группы готовили поправки в проект, после чего было заявлено, что он “разминирован”. Причем это начали утверждать и представители академического истеблишмента. Хотя, по мнению экспертов, единственным позитивным сдвигом в ней было повышение статуса Академии наук (по сравнению с первым чтением, конечно). Из общественно-государственного объединения ее превратили в федеральное государственное бюджетное учреждение.
А вот главная принципиальная позиция, которая больше всего волнует научное сообщество, осталась без изменений. Институты РАН переходят в ведение неназванного “федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного Правительством Российской Федерации”. Второе чтение нового проекта закона заняло не больше 10 минут.
Третье чтение перенесено на осень, и, как сказал председатель Госдумы Сергей Нарышкин, после обсуждения с общественностью можно будет вернуться ко второму чтению и снова внести поправки в проект закона.

Светлана КРЫМОВА


Вернуться к статье