Первый прошел... Что сделано за год реформы РАН?
Научная политика
№ 44(2014)

31.10.2014

Одной из основных тем девятого заседания Совета по науке при Министерстве образования и науки РФ стали итоги первого года работы Федерального агентства научных организаций. Участие в заседании приняли министр образования и науки Дмитрий Ливанов и руководитель ФАНО Михаил Котюков. Как было отмечено в решении совета, появившемся на его сайте http://sovet-po-nauke.ru, за время, прошедшее с момента передачи институтов РАН, РАМН и РАСХН в ФАНО, “агентству удалось эффективно переключить на себя управленческие функции, не допустив явных провалов”. Например, задержек с выплатой заработной платы сотрудникам институтов. Но также был отмечен и резкий рост бумаготворчества со стороны ФАНО. Причем не все поступающие из агентства бумаги можно охарактеризовать “как необходимые и служащие интересам развития научных исследований в институтах”. Часто указываются и явно нереалистичные сроки исполнения по отдельным документам.
Согласно решению совета, никаких позитивных изменений в институтах ФАНО пока не наблюдается: “как все было, так все и осталось”. Даже с учетом годичного моратория стратегия дальнейших изменений в системе ФАНО, казалось бы, должна быть уже готова: ведь реформа затевалась для повышения эффективности российской науки. Однако планы по повышению эффективности пока неизвестны широкой научной общественности и, прежде всего, ведущим ученым, работающим в институтах ФАНО.
“Поиск” попросил главу Совета по науке академика Алексея Хохлова прокомментировать ход заседания и решение совета.

- Задача совета - не порицать или хвалить, а обратить внимание на “узкие места”, где требуются дополнительные усилия, - заметил Алексей Ремович. - Основные тезисы, вынесенные на заседание совета, были заранее представлены главе ФАНО, потому они не стали для него неожиданностью. В ходе встречи проблемы были озвучены. С чем-то Михаил Котюков согласился, с чем-то - нет, в каких-то случаях он назвал сроки решения проблемы. Например, всех волнует, когда же, наконец, появится научно-координационный совет ФАНО. Постановление Правительства РФ, предписывающее агентству создать такой орган, было выпущено около года назад, однако до сих пор НКС не создан. Возможно, это связано с тем, что ФАНО создавалось “с нуля” и этот процесс в агентстве считали своей основной задачей, он требовал времени и сил... Со своей стороны мы постарались показать, что возникающие сегодня проблемы напрямую связаны с отсутствием внутри структуры ФАНО такого мобильного органа, как НКС, с представителями которого можно оперативно - в рабочем режиме - советоваться, решать какие-либо вопросы. Причем основой состава НКС должны быть ведущие ученые, работающие в подведомственных ФАНО институтах и организациях. Конечно, посоветоваться можно и с внешними по отношению к ФАНО организациями, такими, например, как РАН, но это занимает много времени. Как пояснил Михаил Котюков, НКС ФАНО будет сформирован в самое ближайшее время. Глава ФАНО также согласился с необходимостью широкого представительства в НКС ведущих ученых, активно работающих в современной науке.
Сегодня существует явный дефицит информации о деятельности ФАНО и общения руководства агентства с учеными из подведомственных научных институтов. Встреч руководителей ФАНО и РАН для этого недостаточно, поскольку многие ведущие ученые институтов ФАНО не состоят в РАН и, тем более, не входят в руководство РАН. Недостаточное информирование о планах на будущее не позволяет ученым ощущать надежность своих жизненных траекторий. Это крайне неблагоприятно сказывается на настроениях, прежде всего, наиболее динамичных, востребованных и молодых ученых, которые, в силу неопределенности будущего, начинают все с большим вниманием рассматривать приглашения из зарубежных научных центров.
Теперь о вопросах по реструктуризации сети подведомственных ФАНО институтов. Появившиеся в последнее время проекты документов ФАНО о реструктуризации вызвали недоумение. В частности, как и зачем проводить ее до оценки эффективности работы институтов? С предложенным Советом по науке положением о том, что сначала все-таки должна быть проведена оценка эффективности работы самих институтов, а потом уже - реструктуризация, в ФАНО согласились.
В рамках ФАНО были проведены обсуждения критериев оценки эффективности, но сами критерии до сих пор не сформулированы. Недоумение вызвало предложение ФАНО определять кандидатуры ведущих ученых для участия в комиссии по оценке институтов на основе открытого интернет-голосования (см. fano-vote.ru). Совет по науке считает, что это - профанация. Обычно подобные комиссии создаются из наиболее квалифицированных представителей научного сообщества, имеющих как опыт научной работы и известность на мировом уровне, так и опыт административной работы, связанной с оценкой деятельности институтов. Одно дело - формировать часть Общественного совета при Минобрнауки путем открытого интернет-голосования: в этом случае общество выражает свое отношение. А тут - требуется экспертное мнение, высокая квалификация. Сегодня много говорят о проблемах, связанных с процессом реструктуризации сети институтов ФАНО. Во всех ли случаях необходимо проводить слияние? Есть опасение, что сейчас это вырождается в некое поветрие: все хотят со всеми объединяться. Зачем? Для чего?.. Если существует научно-техническая проблема, которую требуется решать, то, без сомнений, объединяться надо. А бежать впереди паровоза и объединять все подряд... Неправильно заниматься такими “верхушечными” преобразованиями до тех пор, пока реально не изменилась жизнь институтов, пока центральной фигурой в них действительно не стал ведущий ученый, а не директор института. Более того, при существующей системе, когда основные решения единолично принимает директор института, такая реструктуризация может привести к вымыванию из объединенных институтов наиболее результативных ученых, примеры чего можно наблюдать в рамках некоторых реализуемых в последнее время пилотных проектов в сфере науки. Опыт также показывает, что большие конгломераты институтов теряют в управляемости, а головная организация при этом автоматически получает преференции, не обусловленные научными достижениями.
Как было отмечено в решении совета, гораздо важнее обеспечить адресную поддержку и определенную степень независимости ведущим ученым и наиболее результативным лабораториям. Это позволит поддержать в институтах ФАНО те структуры, которые работают на передовом уровне мировой науки. Совет подтверждает ранее высказывавшуюся им позицию о необходимости расширения самостоятельности научных подразделений (лабораторий) внутри институтов. Именно реализация принципов селективной конкурсной поддержки ведущих ученых и лабораторий, в том числе в рамках ФАНО, позволит создать систему, которая поможет российской науке начать развиваться ускоренными темпами.
Шла речь на заседании совета и о реструктуризации социальной сферы РАН. Если принято решение о ликвидации ведомственных поликлиник, можно как-то иначе обеспечить улучшение положения научных работников с точки зрения современных методов социальной защиты. Использовать для этого, например, медицинское страхование, программу обеспечения жилья и т.д.
- Считаю, обсуждение всех вопросов, связанных с деятельностью ФАНО, прошло достаточно конструктивно, - отметил Алексей Хохлов. - Представители министерства и агентства рассказали о своих планах, мы - о тех проблемах, которые требуют решения. С большей частью наших замечаний они согласились, продемонстрировав настрой на взаимопонимание. Договорились проводить такие встречи и обсуждения на регулярной основе. Как отметил глава ФАНО, для них важен взгляд со стороны на существующие проблемы.
Советом по науке был рассмотрен еще один важный вопрос, связанный с основными принципами проекта методических рекомендаций по распределению субсидий в рамках государственного задания между научными учреждениями. Как рассказал Алексей Ремович, над этим документом совет работал и летом, и в начале осени. Основное внимание уделено повышению роли ведущих ученых в научной организации. В перспективе госзадание будет состоять из трех частей.
Одна часть будет направлена на обеспечение деятельности ведущих ученых, другая - ведущих лабораторий, третья часть - общеинститутская.
- В принципе, это похоже на тот пилотный проект, который Минобрнауки ведет в подведомственных вузах, - отметил глава Совета по науке. - Причем нормативы установлены такие: общеинститутская часть на первый год реализации реформы не может превышать 80%, на второй год - 60%, на третий - 40%. Это позволит изменить ситуацию в институтах: директора будут заботиться о том, чтобы как можно больше ведущих ученых работало в их организациях, коль скоро они приносят с собой дополнительное финансирование. Если ведущий ученый переходит из одного института в другой - финансирование идет за ним.
15 октября с.г. вышло постановление Правительства №1054, которым Минобр­науки предписано разработать указанные выше методические рекомендации, обязательные для исполнения всеми ведомствами, в ведении которых находятся научные учреждения. Так что скоро проект методических рекомендаций будет вывешен для общественного обсуждения.
Третий вопрос в повестке дня заседания Совета по науке был посвящен предстоящей ротации составов экспертных советов ВАК. Совет отметил важность скорейшего проведения этой работы.
- При этом в полной мере необходимо учесть выводы рабочей группы Минобр­науки по совершенствованию подходов к формированию экспертных советов ВАК под председательством профессора Александра Аузана, а также решение Президиума ВАК от 19 сентября 2014 года, - подчеркнул Алексей Хохлов. - Одной из причин предстоящей ротации являются проблемы, связанные с недобросовестным отношением к диссертационным работам. Для процедуры выбора новых членов экспертных советов ВАК, надеемся, будут использованы и механизмы, предложенные Советом по науке: открытое обсуждение кандидатур, предварительное представление информации о кандидатурах в Интернете.

Нина ШАТАЛОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА


Вернуться к статье