Смотря как смотреть. Чем хорош и чем плох новый закон о науке.
Научная политика
№ 31-32(2017)

11.08.2017



Стартовало общественное обсуждение проекта Федерального закона “О научной, научно-технической и инновационной деятельности в РФ”, опубликованного на портале http://regulation.gov.ru. Он должен заменить действующий базовый закон “О науке и государственной научно-технической политике”, принятый более 20 лет назад. Прием замечаний и предложений продлится до 28 сентября.

Руководство Министерства образования и науки, которое является разработчиком закона, не раз заявляло, что основными особенностями нового документа станут его системность (под регулирование подпадут все виды деятельности в сфере науки и инноваций), гибкость (минимизация директивного управления научно-технологической сферой, обеспечение возможностей для саморегулирования), максимальная открытость, распределение финансирования на конкурентной основе с упором на приоритеты научно-технологического развития. 

Документ, подготовка которого началась в 2014 году, на разных стадиях его разработки обсуждался с заинтересованными структурами. Среди участников процесса были Совет по науке при Минобрнауки и Профсоюз работников РАН. По просьбе “Поиска” оценку выставленной на обсуждение редакции закона дали председатель Совета по науке, проректор МГУ, кандидат в президенты РАН академик Алексей Хохлов и заместитель председателя Профсоюза работников РАН, профессор РАН Галина Чучева.

Алексей Хохлов сообщил, что оценивает проект в целом положительно. 

- Старый закон “О науке и государственной научно-технической политике” устарел и нуждается в обновлении, - отметил он. - Новый документ - рамочный, в нем закрепляются уже действующие в научной сфере нормы. 

По словам А.Хохлова, разработчики учли многие замечания Совета по науке. В частности, что научная деятельность является творческой и ученых необходимо оценивать по результатам, а не по количеству затраченного на работу времени. 

 - В итоге был расширен пункт о принципах государственного регулирования научной, научно-технической и инновационной деятельности, - сообщил А.Хохлов. - Первым принципом в проекте закона значится свобода научного и технического творчества, включая возможность выбора тем и методов исследований, право на риск недостижения предполагаемых результатов и несоблюдения сроков реализации проектов. В законопроекте говорится о том, что ученый имеет право избирать формы, направления и средства научной и научно-технической деятельности в соответствии со своими интересами, творческими возможностями, нравственными и этическими нормами, требованиями профессиональной этики. Появилось новое положение, предусматривающее возможность для ученых дистанционной работы, разумеется, в рамках требований трудового законодательства.

Другая важная, с точки зрения Совета по науке, позиция состоит в том, что наряду с приоритетами и большими вызовами в обществе существует запрос на генерацию знаний об окружающем мире. Поэтому в законе должны быть прописаны механизмы финансирования не только общественного заказа, но и инициативных проектов, которые предлагаются научным сообществом исходя из логики развития науки. 

- В законопроекте устанавливается, что комплексная программа фундаментальных научных исследований формируется на основании предложений Российской академии наук, которая определяет приоритетные проблемы, возникающие в ходе передового научного поиска, - отметил А.Хохлов. - Это является гарантией того, что инициативные проекты останутся важной составляющей фундаментальной науки. 

Алексей Ремович подчеркнул, что в новой редакции закона учтены и другие позиции, на которых Совет акцентировал внимание. 

- Меня очень порадовало, что появился раздел про аспирантуру, - заявил он. - До сих пор она рассматривалась исключительно как образовательная деятельность, и факт ее окончания не предполагал обязательную подготовку диссертационной работы. Теперь же в статье 35 написано, что результатом подготовки в аспирантуре является публичная защита диссертации и присвоение ученой степени кандидата наук. Говорится также, что аспирант должен участвовать в научных проектах. Еще один принципиальный момент: аспирантура может быть создана в научных или образовательных структурах, являющихся лидерами по результатам оценки их деятельности, и прием в нее осуществляется только по тем областям наук, в которых НИИ и вузы являются лидерами. Есть и положение о том, что организациям дается возможность самостоятельно определять, на чем делать акцент при подготовке аспирантов. 

Алексей Хохлов отметил ряд положений законопроекта, против которых Совет по науке будет возражать. 

- К сожалению, мало изменился раздел, связанный с присуждением ученых степеней, по которому у нас было много замечаний, - сообщил он. - В частности, мы писали, что вопрос о лишении степени не может рассматриваться тем советом, который ее присудил. Увы, прежний подход сохранен. Процедуры присвоения и лишения степени вообще прописаны слишком подробно для рамочного закона.

Очень странным мне кажется появившийся в новой редакции пункт статьи 46, в котором идет речь о присвоении статуса “академическая научная организация”. Сам факт внесения в закон означает, что это какой-то новый статус, и значит, существующие отношения должны быть пересмотрены. В связи с этим институтам, видимо, придется вносить изменения в названия и, соответственно, переделывать многие документы.

Не представляются убедительными и критерии присвоения академического статуса. Их предложено два: ученым советом должен руководить академик, а объем фундаментальных исследований составлять не менее половины общего объема научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Но разве академик во главе ученого совета - гарантия высокого уровня исследований? Второе требование отсекает много сильных институтов, которые научились зарабатывать на выпуске высокотехнологичной продукции.

Есть существенные замечания и по разделу “Научные издания”. Разработчики явно смешали понятия “издатель” и “учредитель” и наделили издателей, которые отвечают лишь за материально-техническое обеспечение производства журналов, широчайшими полномочиями. Это надо исправлять. 

В целом текст законопроекта изменился к лучшему, заявил председатель Совета по науке. Он выразил надежду, что в процессе общественного обсуждения закон станет еще содержательнее, благо времени на внесение предложений выделено вполне достаточно и все заинтересованные стороны могут успеть высказаться. 

Профсоюз работников РАН смотрит на законопроект иначе. Галина Чучева рассказала, что представители профсоюза направляли в Минобр-науки много замечаний и предложений по всем разделам документа, уделяя особое внимание социально-трудовым вопросам. 

- Мы предложили меры по совершенствованию самоуправления научных организаций, конкретизации социальных гарантий и мер социальной поддержки работников, - сообщила она. - Профсоюз выступил с идеей изменить понятие госзадания с учетом множественности источников государственного финансирования, упростить правила закупок для научных организаций. Большинство наших рекомендаций было отклонено, причем без каких-либо комментариев. 

Основная проблема нового закона, считают в профсоюзе, плохо прописанные по сравнению с существующим законом о науке статусы научного работника, научной организации и ее структурных подразделений. 

- Права и свободы научных работников, гарантии их реализации должны быть отражены так же полно, как это сделано в законе об образовании для научно-педагогических работников, - отметила Г.Чучева. - Статьи “Правовой статус ученого” и “Государственные гарантии деятельности ученого” в законопроекте имеются, но они фактически пустые. Профсоюз уверен, что ослабление этих позиций снизит защищенность научных сотрудников. 

Проявлением опасной тенденции Галина Викторовна считает отсутствие в законе перечня должностей научных работников и особенностей их трудовых функций. Теперь все это будут определять ответственные федеральные органы исполнительной власти. 

- В итоге существующие сегодня научные должности (главный, ведущий, старший, младший научные сотрудники, стажер-исследователь) могут исчезнуть, что приведет к серьезному пересмотру трудовых отношений, - заявила Г.Чучева. 

В профсоюзе убеждены, что в законе должны быть отражены права вспомогательного персонала институтов и инженерно-технических работников. Кроме того, необходимо прописать взаимоотношения научных коллективов с исследовательскими структурами, в которых они работают. 

- В новом законе научные коллективы определяются как временные творческие объединения, создаваемые для выполнения проектов, они как бы повисают в воздухе, - отметила Г.Чучева. - Понятие структурного подразделения научной организации вообще отсутствует. Соответственно, порядок создания и ликвидации лабораторий и отделов никак не регламентирован, значит, их судьбу сможет единолично решать директор, которому ничто не помешает расправляться с неугодными. Тем более что про права и обязанности ученых советов, которые раньше могли служить барьером для самоуправства, в новом законе тоже почти ничего нет. С подачи профсоюза статья про ученые советы появилась, но там говорится, что их полномочия определяются уставом организации, а это оставляет возможности для злоупотреблений.  

Профсоюз работников РАН, по словам Г.Чучевой, выступает против обязательного нормирования научного труда и настаивает на внесении в закон положений о том, что в отношении ученых может применяться только особый вид нормирования, отражающий творческий характер данного вида деятельности.

В профсоюзе обратили внимание на то, что среди особых правовых форм научных организаций отсутствуют федеральные и региональные исследовательские центры (ФИЦ и РИЦ), в которые при реструктуризации преобразуются академические институты, подведомственные ФАНО. Фигурирующие в статье 52 региональные научно-технологические центры к РИЦ по версии ФАНО отношения не имеют: они создаются на ограниченный срок для разработки и практического освоения технологий в интересах социально-экономического развития субъектов РФ. Не исключено, что после принятия нового закона всем созданным ФАНО ФИЦ и РИЦ придется перерегистрироваться. 

- В целом, в Профсоюзе работников РАН недовольны новым законопроектом, считают его сырым, не отражающим права и интересы научного сообщества. В рамках общественного обсуждения, а также на всех стадиях дальнейшей корректировки документа мы будем добиваться внесения в него необходимых изменений, - подытожила Г.Чучева. 

Подготовила Надежда Волчкова

Фото Николая Степаненкова и Николая Андрюшова

 

 


Вернуться к статье