Триста лет и три года. Реформа РАН не терпит суеты.
Научная политика
№ 28(2013)

12.07.2013

Первая острая фаза противоборства научного сообщества и инициаторов скандального законопроекта реформирования РАН, свалившегося ученым как снег на голову в разгар лета, похоже, завершилась. Началась позиционная борьба. Глава государства утвердил Владимира Фортова президентом академии. На пресс-конференции, состоявшейся в этот знаменательный день, официальный уже руководитель РАН заявил: “Во втором чтении принят принципиально другой документ, который не предполагает ликвидацию Академии наук. Владимир Владимирович Путин включился в процесс, взял управление на себя в ручном режиме, и в результате такого глубокого погружения в наши проблемы ситуация развернулась на 180 градусов”.
Отвечая на вопрос корреспондента “Поиска”, какую роль в этом “развороте” сыграло научное сообщество, Владимир Евгеньевич сказал: “Я снимаю шляпу перед простыми учеными. Кто знает, как бы все повернулось, если бы не их конструктивная поддержка”.
Эти слова президента РАН относятся к участникам многочисленных акций, о которых наша газета написала в прошлом и нынешнем номерах. И сторонники Академии наук, и люди, не очень ею довольные, сплотились перед лицом общей беды, которую ученые видят в передаче рычагов управления наукой “эффективным менеджерам” из профильного министерства. Чрезвычайные собрания и пикеты в Москве, Санкт-Петербурге и других городах, пресс-конференции и выступления в СМИ работников науки и сочувствующих, отказ видных ученых вступать в “ливановскую” академию, осуждение действий правительства со стороны общественных советов при Минобрнауки, а также зарубежных ученых и российской научной диаспоры, многочисленные обращения во властные структуры, выступление депутатов оппозиционных фракций Госдумы и поддержка со стороны спикера нижней палаты парламента - все эти усилия не пропали даром. Власть поняла, что блицкриг не удался, и начала откатываться назад.
Что же изменилось в законе после второго чтения, а какие положения остались прежними? Из документа исключена статья о ликвидации Российской академии наук. РАН сохранила правовую форму федерального государственного бюджетного учреждения, тогда как авторы “реформы” предлагали присвоить ей невнятный статус “общественно-государственного объединения”. Отклонена норма о формировании аппарата Российской академии наук как некоей самостоятельной структуры, руководителя которой назначает правительство.
Положение об упразднении звания члена-корреспондента РАН, РАМН и РАСХН сохранилось. Но если в первой редакции говорилось о том, что членкоры становятся академиками с момента вступления закона в силу после написания соответствующего прошения о приеме в новую РАН, то согласно нынешнему варианту им дается возможность получить звание действительного члена РАН в течение трех лет. Актуальная версия не содержит упоминания о том, что институты проходят аттестацию, по ее итогам делятся на три группы и признанные “неэффективными” с ходу ликвидируются.
На этом положительные изменения заканчиваются. В новом варианте закона сохранена идея объединения РАН, РАМН, РАСХН. Осталась статья о федеральном органе исполнительной власти (ФОИВ), который осуществляет полномочия собственника федерального имущества, закрепленного за научными организациями новой академии, и которому эти НИИ передаются. В исходном тексте законопроекта этот ФОИВ именовался Агентством научных институтов. Владимир Путин во время встречи с Владимиром Фортовым, не мудрствуя лукаво, называл его Агентством по управлению имуществом РАН, а теперь этот орган вообще потерял имя. Понятно, однако, что он будет выполнять весьма серьезные функции. Поэтому многие видят добрый знак в том, что глава государства предложил президенту Академии наук руководить агентством в течение переходного периода до выборов в новую РАН, которые, если законопроект не претерпит кардинальных изменений, должны пройти через три года.
Владимир Фортов, по его словам, “встретил идею создания агентства без особого энтузиазма, но согласился его возглавить только для того, чтобы смикшировать трудности” переходного периода. На вопрос, будет ли он по прошествии трех лет баллотироваться на пост главы объединенной Академии наук, Владимир Евгеньевич ответил: “Я по своей спортивной специальности яхтсмен, как вы знаете. А мы никогда на будущее не загадываем и перед гонкой не бреемся. Там побреют... Так что буду работать столько, сколько мне позволят мое понимание ситуации и поддержка коллег”.
Разумеется, на пресс-конференции, в которой вместе с Владимиром Фортовым принимали участие президент Российской академии медицинских наук Иван Дедов и вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук Юрий Лачуга, журналисты пытались узнать не нашедшие отражения в законе подробности о том, как будет жить новая РАН. Однако ее будущие руководители отделывались общими словами, поясняя, что ответов на эти вопросы пока у них нет. Но они заверяли, что ни учреждения, ни механизмы самоуправления по ходу реформирования потеряны не будут. Владимир Фортов отметил, что все три академии интенсивно работают над совершенствованием законопроекта и с благодарностью примут предложения ученых. “Разумеется, в законе не удастся прописать все детали, некоторые вещи будут регулироваться указом президента страны, он нам это обещал”, - сообщил президент РАН.
В подробностях академик Фортов описал лишь процедуру избрания директоров организаций РАН. Предполагается, что она будет выглядеть так. Коллектив научного учреждения выбирает трех претендентов на эту должность, их кандидатуры рассматривает сначала Президиум РАН, а затем кадровая комиссия Совета по науке и образованию при Президенте РФ. Выбранного по итогам этого “кастинга” директора утверждает агентство.
Ни эта схема, ни принятый во втором чтении вариант закона не получили одобрения у собравшихся на вне-очередное заседание членов Президиума РАН. Радикальнее всех высказался председатель Профсоюза РАН Виктор Калинушкин. Он подчеркнул, что закон даже в новой редакции неприемлем для академического сообщества. “Остались без изменения ключевые моменты: институты отходят в федеральное агентство с непонятной структурой и статусом. Не являясь прямым бюджетополучателем, академия не сможет влиять на работу и на судьбу своих НИИ, - пояснил он. - В связи с этим ситуация в коллективах напряженная. Профсоюз будет наращивать масштаб протестных акций вплоть до начала работы осенней сессии Госдумы”.
Многие выступавшие говорили о том, что хотя слова о ликвидации РАН из закона исчезли, но по существу речь идет о разрушении организации с почти трехсотлетней историей и создании новой структуры, принципы функционирования которой не определены. Непонятно главное - какова концепция реформы, зачем она проводится, к чему приведет, возмущались участники заседания. Представители региональных отделений выражали несогласие с тем, что их структуры лишаются статуса юридического лица и, значит, самостоятельности.
Мы должны твердо настаивать на возврате законопроекта во второе чтение и вносить в него радикальные изменения, заявляли академики и требовали созыва Общего собрания РАН для обсуждения плана дальнейших действий.
Владимир Фортов напомнил, что для внесения поправок у рабочей группы была всего одна ночь, и именно из-за цейтнота, а не по чьей-то злой воле некоторые важные положения в документ не попали. Он призвал коллег к конструктивной работе. “В сложившейся ситуации надо действовать так, чтобы принести пользу Академии наук, - отметил он. - Сегодня мы имеем поддержку со стороны президента и депутатов. Давайте постараемся не разрушить сложившийся хрупкий консенсус”.
Президент РАН предложил создать комиссию с участием представителей РАН, Госдумы, Минобрнауки и совместными усилиями готовить новые поправки в законопроект. При этом идею проведения Общего собрания он не отверг, а порекомендовал “оставить на будущее, как последний патрон”. “Если мы увидим, что нас не понимают и не хотят учитывать предлагаемые нами концептуальные вещи, принципами торговать не будем и для выработки жесткой позиции соберем чрезвычайную сессию Общего собрания”, - уверил Владимир Евгеньевич. Было решено, что созданная президиумом комиссия по совершенствованию закона должна в самое ближайшее время включиться в работу.


Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Степаненкова


Вернуться к статье