Время подумать. От ученых ждут идей насчет академической реформы.
Научная политика
№ 28(2013)

12.07.2013

Сразу после завершения последнего заседания летней сессии Госдумы, на котором во втором чтении рассматривался проект закона о РАН, председатель Комитета по науке и наукоемким технологиям академик Валерий Черешнев уезжал в Санкт-Петербург на 38-й конгресс Федерации европейских биохимических обществ. Но все же выкроил время для короткого интервью газете “Поиск”.


- Валерий Александрович, все-таки чего-то добились - РАН остается федеральным государственным бюджетным учреждением...
- Да, именно так, и никаких ОГО!
- А Агентство по управлению имуществом РАН по статусу выше академии?
- “Специально уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти” - так названо в проекте закона агентство, которое наделяется полномочиями собственника федерального имущества, закрепленного за российскими организациями РАН. На мой взгляд, статус академии должен быть все-таки выше. Полномочия агентства будут очень серьезными, по крайней мере со слов тех, кто предлагает эту структуру. Замечу, что документа правительства на этот счет мы пока никакого не видели. Руководитель агентства назначается президентом страны. Как известно, Владимир Владимирович Путин предложил занять этот пост президенту РАН. Глава агентства должен определить направления его работы, структуру, штат.
- Значит, агентство будет в структуре академии?
- Нет, это орган правительства, но для работы в академии. Он создан для того, чтобы РАН функционировала нормально, никаких сбоев, накладок в работе институтов не было, дабы не возникало кривотолков о том, что придет кто-то со стороны и будет управлять учеными, наукой. Нет, агентство же создается не в Минобрнауки! В агентство придет президент, тот же самый, избранный академическим сообществом.
Конечно, много нового, необычного в этой ситуации. Как пойдет дело - посмотрим, гадать не будем. Надеемся, что все получится нормально - вряд ли президент РАН, он же руководитель агентства, будет вступать в противоречие с самим собой. В проекте закона об агентстве пока почти ничего нет, все будет прописываться.
Но самое главное - никакой спешки не будет. Ведь если мы в первом варианте проекта закона читали, что сразу же возьмутся за дело какие-то ликвидационные комиссии, в течение трех месяцев будут ликвидированы три академии, потом вновь что-то будет создано, другие какие-то странные детали, то сейчас ничего этого нет. Специально определили для такой схемы переходный период - три года. Очень приличный срок! В течение этого времени посмотрим, как все будет функционировать, что надо убрать, а что добавить. Может быть, через год, через два надо будет вносить коррективы. Пока мы не видим подводных камней, которые помешали бы ввести процесс в нормальное, цивилизованное русло.
- А что с институтами?
- По первому варианту проекта закона, директора институтов должны были назначаться агентством по согласованию с академией. Мы изменили такой порядок, поскольку он противоречит сложившимся демократическим традициям и правилам академии. Теперь кандидатуры на должность директора выдвигает коллектив на общем собрании сотрудников института, затем после согласования с Президиумом РАН и агентством они утверждаются в кадровой комиссии президентского Совета по науке и образованию. Чиновники к этому будут иметь самое минимальное отношение - все поменялось в пользу коллективов институтов и в целом академии.
- Вы хотите сказать, что институты могут спокойно работать?
- Совершенно верно. Год, два работать, в течение этого времени будем обсуждать, кем утверждается бюджет, с кем согласовывается, через кого идут финансовые потоки, на каких условиях. Но больше не допустим никаких кавалерийских наскоков и попыток решить все росчерком пера. Вне академических правил и традиций никаких решений приниматься не будет.
Вот, например, чиновники решили нам навязать единовременный, автоматический перевод членкоров в академики. Но раз поступило такое предложение - давайте будем обсуждать. И если все-таки остановимся на одном звании действительных членов РАН, то членкоры все равно должны будут пройти процедуру выборов через секции, отделения, Общее собрание. Академия должна сама принимать решения, без подсказок.
- Вся эта ситуация вызвала такой вал протестов! Не спровоцирует ли он новую волну отъездов ученых, особенно молодых?
- Если бы закон пошел в том виде, в каком предлагало правительство, конечно, вызвало бы. Представьте, ликвидировали академию, закрыли то и это, с собственностью институтов непонятно что, какая-то нерасшифрованная, абстрактная структура.
Хорошо, что всколыхнулась общественность, активно ответила. Всем стало ясно, что за этим стоит - желание прибрать к рукам неприватизированную собственность Академии наук. Последнее, что еще у государства осталось. Где она у нас? На Ленинском проспекте, на Васильевском острове, в Академгородке - лучшие земли, красивейшие места, которые государство всегда отдавало науке. Наверняка есть люди, которые не могут равнодушно на это смотреть. Ведь первый проект закона отнюдь не пронизан заботой о научном творчестве, о стимулировании ученых. Речь только об имуществе, отчуждении, закрытии, ликвидации...
Вот упрекают академию в том, что она якобы не реформируется. Да у нас все три кандидата на пост президента РАН шли с программами реформирования. И Общее собрание РАН проголосовало за одну из них. Не мешайте работать! Мы твердо намерены проводить реформы. Будем взаимодействовать с федеральными исследовательскими университетами, чтобы там работали реальные совместные кафедры, чтобы студенты и вузовские сотрудники могли свободно трудиться в академических НИИ. Из институтов будем отбирать лучших специалистов для преподавания в вузах и чтобы нормативы часов соблюдались, чтобы преподаватель мог с одним-двумя талантливыми студентами возиться, воспитывать их. Да, собственно, все это есть у Жореса Ивановича Алфёрова - вся система отработана, начиная с физматшколы.
Но беда наша еще и в том, что в стране не создана инновационная база, невыгодно у нас заниматься высокотехнологичным бизнесом. Все эти проблемы требуют широкого обсуждения и принятия безотлагательных решений, создания инновационных законов - вот это и есть настоящая реформа науки, образования, индустрии.
- Какой сигнал вы можете послать молодым ученым после такой встряски?
- Успокойтесь, есть люди, которые о вас думают, которые хотят сохранить науку в России, ее академию. Будем работать спокойно, принимать решения взвешенно, без резких движений - наука этого не любит. А еще у меня большая просьба ко всем сотрудникам академии: к предстоящему третьему чтению дать свои предложения по второму варианту закона. Надо, чтобы люди подумали, как лучше сделать - как видится им вся ситуация, какие недочеты в проекте закона. Коллективный разум всегда рождает интересные мысли. Все предложения мы обсудим. При нашем комитете создана рабочая группа, которая до середины сентября должна все обобщить и представить для рассмотрения сначала Совету Госдумы и потом на пленарном заседании нижней палаты.

Беседу вела Светлана КРЫМОВА
Фото с сайта univer.academy.ru


Вернуться к статье