Активный баланс. Ученые академии сдаваться не намерены, но к диалогу готовы.
Научная политика
№ 37(2013)

13.09.2013

Чрезвычайное внеочередное Общее собрание Российской академии наук, проведенное в день открытия осенней сессии Госдумы РФ, приняло решения по главному на сегодня для РАН вопросу - об отношении научного сообщества к законопроекту, направленному на реорганизацию академии.
К сожалению, на собрание, как и на конференцию научных работников РАН, не пришли официальные идеологи правительственного варианта реформы - вице-премьер Ольга Голодец, министр образования и науки Дмитрий Ливанов, помощник президента Андрей Фурсенко. Похоже, ответственные лица боятся прямых контактов и с “научным пролетариатом”, и с академиками.
Руководство РАН отчиталось перед членами Общего собрания за проведенные в течение лета мероприятия - подготовку поправок к законопроекту и согласование их с представителями власти, а также за разработку Концепции развития РАН до 2025 года (руководитель рабочей группы - академик Валерий Чарушин) и Программы развития инновационной деятельности РАН (руководитель - академик Сергей Алдошин). Оба документа должны быть в ближайшее время представлены Президиуму РАН, сообщил главный ученый секретарь президиума академик Игорь Соколов.
Предложенные академической комиссией поправки в законопроект представил президент РАН Владимир Фортов. Он отметил, что изменения направлены на сохранение структуры РАН, в которую по-прежнему будут входить региональные отделения в качестве юридических лиц, отделения по областям науки, региональные научные центры, а также подведомственные РАН институты, организации научного обслуживания и социальной сферы.
Практически неизменными, по мнению ученых, должны остаться и механизмы управления основной деятельностью РАН. А вот против того, чтобы имущество академии было передано в распоряжение специального федерального агентства, комиссия возражать не стала. Объединение РАН с РАСХН и РАМН планируется проводить поэтапно, в течение трех лет, с сохранением у каждой академии правового статуса и бюджетного финансирования.
Власть готова принять все эти изменения, сообщил академик Фортов. В качестве доказательства он привел слова главы государства, сказанные им на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Владимир Путин тогда заявил, что он согласен почти со всеми предложениями руководства РАН.
Однако многие участники собрания не согласились с тем, что законопроект можно и нужно править. Они настаивали на его отзыве из Госдумы. “Мы не должны потворствовать желанию власти, чтобы за тот базар, который устроили с академией, никто не ответил”, - кипятился академик Борис Кашин. “Изменения устройства РАН должны диктоваться реальными задачами развития науки и технологий в России, формальные структурные реформы выбивают нас из рабочего режима”, - заявил академик Жорес Алфёров.
- Нам не стоит обольщаться тем, что Агентство по управлению академическим имуществом будет подчиняться президенту РАН, над ним наверняка поставят смотрящего от правительства с большими полномочиями, - подчеркнул академик Сергей Стишов. - Спорными являются и новые правила выборов директоров институтов. Теперь их будет утверждать назначенный президентом страны совет из выдающихся ученых. Наши директора попадут в зависимость от этого синклита, одного из членов которого мы заранее знаем. Очевидно и то, что в результате объединения трех академий нас ждет быстрый коллапс из-за нерешаемых управленческих проблем.
“Создание Агентства по имуществу с не определенными законом полномочиями - это бомба: подзаконными актами эту структуру можно превратить во что угодно, - согласился академик Валерий Рубаков. - Какой смысл в этом агентстве? Разве только РАН управляет государственным имуществом? Конечно, нет. Так давайте потребуем создания таких же специальных агентств при Минобрнауки, Курчатовском институте. Это ж полный абсурд! Есть Росимущество, вот пусть оно и работает нормально”.
Владимир Фортов призвал коллег к взвешенности и конструктивности. “Как я вижу, многие в зале не понимают, в каком сложном положении мы находимся: это правительство устанавливает правила, по которым мы играем, а не наоборот”, - ответил оппонентам президент РАН. - Если мы будем настаивать на формулировке “отозвать”, то можем потерять академию”.
В итоге большинством голосов было принято сбалансированное решение - обратиться к Госдуме с просьбой вернуть законопроект во второе чтение и внести в него академические поправки.
Участники собрания пытались понять, почему академия попала в нынешнюю непростую ситуацию. Многие обвиняли в происходящем власть, которая не понимает важности развития фундаментальной науки. Однако звучала и критика в адрес прошлого руководства РАН.
“Мы с нашей академической реформой опоздали как минимум на пять лет, - заявил Владимир Фортов. - От руководства страны шли импульсы о необходимости изменений, но они глохли, не доходили до ученых. Поэтому мы и недооценили опасность момента”.
Еще жестче высказался на эту тему академик Владимир Захаров: “За последние несколько лет в РАН появились явные черты упадка. Был потерян контакт с обществом, возникло классовое расслоение в академии, неприязнь к руководству со стороны научной молодежи. Не могу не упомянуть и тайные переговоры Осипова с Ковальчуком о передаче из РАН физических институтов. Случались и откровенные злоупотребления с имуществом. Предлагаю создать собственную академическую комиссию для их расследования”.
С идеей организации постоянно действующей Ревизионной комиссии выступил и академик Валерий Рубаков.
Председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев предложил целый пакет подготовленных СО РАН предложений, направленных на демократизацию академии (в частности, новый порядок занятия административных должностей) и решение внутренних проблем РАН. Сибирские ученые, например, уверены, что сдачу в аренду академического имущества необходимо минимизировать. Актуальной они считают и разработку механизмов перераспределения площадей между институтами РАН, а также привлечения инвесторов для развития материально-технической базы НИИ и завершения “недостроев”.
Поскольку накануне собрания были показаны “разоблачительные” фильмы про РАН, участники собрания нет-нет, да и обращались к продемонстрированным в них сюжетам. Так, Владимир Фортов опроверг запущенную телевизионщиками “утку” о том, что он живет в недавно построенных на землях РАН элитных апартаментах. “В основном журналисты оперировали несвежей информацией, но нечто новое про себя я все-таки узнал, - с сарказмом сообщил президент РАН. - Оказывается, я живу на одной лестничной клетке с Осиповым, хотя в том доме ни разу даже не бывал”.
Председатель Профсоюза работников РАН Виктор Калинушкин заявил, что академия должна подать в суд на авторов фильмов за откровенную ложь, которая звучит там на каждом шагу. В частности, по словам профсоюзного лидера, не соответствует действительности информация о том, что средства на строительство жилья молодым ученым РАН выделены в полном объеме.
Директор Института океанологии РАН Роберт Нигматулин прокомментировал факт сдачи в аренду кораблей академического исследовательского флота, на которых, как было показано в фильме, катают богатых туристов. По словам академика, сутки эксплуатации судна океанского класса стоят 1 миллион рублей. Получаемых из всех источников денег институту хватает только для того, чтобы профинансировать неделю экспедиционных работ в год на каждом из трех имеющихся в ИО РАН кораблей “безграничного плавания”.
“А ведь судно - это не комната, которую можно закрыть на ключ и уйти: за его стоянку нужно выложить 75 тысяч рублей в день, - объяснил Р.Нигматулин. - Благодаря аренде мы можем на несколько месяцев отправлять свои корабли в самые интересные точки планеты и проводить там уникальные эксперименты”.
Академик Нигматулин рассказал, что во время погружения Владимира Путина на дно Байкала ему удалось “загрузить” главу государства проблемами исследовательского флота РАН. “Я попросил у президента всего “полфутболиста” в год, - сообщил ученый. - Он сразу понял, что имеется в виду, обещал помочь и написал соответствующую резолюцию. Если поручение руководителя страны о необходимости целевого обеспечения работы наших судов будет выполнено, мы сможем уйти от аренды, которая, конечно, нам самим в тягость”.
Результаты бурных и довольно жестких дискуссий по поводу дальнейших путей развития РАН не попали в резолюцию чрезвычайного Общего собрания. По мнению его участников, окончательное решение по этим вопросам уместно будет принимать после определения судьбы академии.

Надежда ВОЛЧКОВА


Вернуться к статье