Не пропасть поодиночке. Научным институтам грозит атомизация?
Научная политика
№ 44(2013)

01.11.2013

Создание площадки для ведения регулярного диалога с представителями госструктур, коллегами по научному сообществу при участии экспертов и журналистов - такова была основная цель проведенного на прошлой неделе по инициативе Совета по науке и Общественного совета при Минобрнауки круглого стола. Темой встречи было выбрано обсуждение моделей организации науки в России. Для участия в дискуссии пригласили представителей министерства (заместителя министра Людмилу Огородову и главу Департамента науки и технологий Сергея Салихова), Российской академии наук и ряда СМИ.
Как справедливо заметил ведущий встречи проректор МГУ им. М.В.Ломоносова академик Алексей Хохлов, в последнее время “возникло недостаточное взаимное информирование в различных органах госвласти и общественных организациях, связанных с наукой”. А невладение полной информацией - это, как известно, прямой путь к возникновению банального непонимания, определенной конфронтации и неверной оценке ситуации. “Чтобы как-то способствовать переходу от неинформационности к обсуждению и широкому обмену мнениями, мы сочли, что такие круглые столы будут полезны, и руководство министерства нас в этом поддержало, - пояснил академик. - Надеемся, что проведение их будет регулярным”.
Разговор начали с самой животрепещущей темы - создания ФАНО (имя главы данной структуры на тот момент еще не было официально озвучено. - Прим. ред.).
- Не все сегодня понимают, что главный итог принятого закона о госакадемиях заключается в том, что институты и другие научные организации переданы в ФАНО. РАН - другая организация по сравнению с этим агентством. Как бы ни было неприятно, надо смотреть правде в глаза, это прописано в законе. Можно меня, как гонца, приносящего плохие вести, казнить, но факт от этого не изменится, - констатировал Алексей Хохлов. - По идее, говорить правду должно быть легко и приятно. Но в данном случае это, увы, не так. Многие полагают, что передача распределения финансовых потоков в ведение ФАНО - катастрофа. МГУ, где я работаю, подчиняется Правительству РФ не первый год, но мы же живем... Важен не сам факт передачи, а правила, по которым теперь будут функционировать институты. Это и должно быть прописано в Положении о ФАНО.
Позиция двух советов заключается в необходимости принятия принципиального решения о создании внутри ФАНО Научно-координационного совета ведущих ученых - органа, который обеспечивал бы обратную связь, определенный контроль со стороны научного сообщества за деятельностью агентства. Никакие согласования с внешней организацией не заменят работу внутри нее. Этот принцип - важная вещь. В адрес РАН пришлось услышать немало критики об отсутствии открытости и прозрачности. Хочется пожелать, чтобы деятельность ФАНО была более открыта и прозрачна. Но этот вопрос требует контроля.
Среди возможных функций НКС ФАНО ученые видят: помощь в оценке эффективности научных организаций и на ее основе - подготовку предложений по изменениям в их структуре; подготовку предложений по конкурсному финансированию организаций ФАНО (аналог программ РАН); обеспечение обратной связи между научным сообществом и руководством агентства, анализ мировых тенденций развития науки; подготовку предложений по открытию новых лабораторий в прорывных направлениях; контроль за открытостью и прозрачностью конкурсов на замещение позиций в научных организациях ФАНО...
- Но это все перспективные задачи, - заметил Алексей Ремович. - Первое же требование к агентству очень простое: непрерывность и постепенность преобразований. На этом критерии будет, безусловно, проверяться дееспособность ФАНО.
Что касается вопросов о повышении зарплаты научных сотрудников и связанным с этим сокращением их числа, то, по мнению академика, это с реформой РАН вообще никак не связано: проблема следует из майского указа Президента РФ и плана его реализации. “Есть определенный норматив по повышению зарплаты научных сотрудников, и это политическое решение, - подчеркнул А.Хохлов. - Кто будет спорить с тем, что зарплата научных сотрудников не должна быть нищенской? Не надо уподобляться страусу, прячущему голову в песок, требуется найти разумные механизмы реализации задуманного. На это и была нацелена модель РАН, которую мы представляли в сентябре”.
- Вызывает беспокойство, что в условиях реформы РАН может произойти определенная атомизация российского научного сообщества, - продолжил Алексей Ремович. - До сих пор институты были объединены в отделения РАН, теперь же окажутся один на один с ФАНО. Потому нужны интеграторы: РАН, организации научных работников (такие как ОНР, комиссия по общественному контролю за ходом реформы), профсоюзы и т.д. Все они не позволят ФАНО атомизироваться от научного сообщества. Оба совета, созданных при Минобрнауки, помимо основной деятельности видят и свое место в этом процессе. В том числе - организацию круглых столов представителей научной общественности, аналогичных нынешнему.
Замминистра похвалила советы за их инициативу проведения круглого стола, дающую возможность посмотреть в глаза друг другу, а не довольствоваться заочным, не всегда приятным общением в Интернете и не читать в итоге на страницах СМИ “информацию, которая не является адекватной и неправильно интерпретируется”. По ее мнению, необходимо, чтобы “все, что делается в таком темпе, но очень важно для жизнеобеспечения дел, в которых каждое слово должно иметь правильное значение и звучание”, было взвешено и озвучено в СМИ так, “чтобы уважение к нашему органу и нам самим сохранилось”. Однако, по мнению Людмилы Огородовой, встречаться часто не следует: “Это не будет эффективным и позитивным”. Ведь главной задачей является реализация решений, которые будут приняты по итогам подобных круглых столов. Так что два-три раза в год будет в самый раз.
Людмила Огородова подробно рассказала о ситуации с ФАНО (по имеющимся на момент проведения встречи данным. - Прим. ред.), отдельно остановившись на конфликте интересов, увиденном ею при вступлении в должность в Минобрнауки. Она порадовалась, что при этом сторонам все-таки удалось выйти “на какой-то диалог”. И для его поддержания рекомендовала представлять “конструктивные предложения, может, какие-то из них и не будут реализованы”. Ведь именно благодаря диалогу удалось скоординировать позиции РАН и ФАНО не по 15, а всего по четырем пунктам, таким как госзадание, приоритеты, которые вытекают из фундаментальной программы исследований, оценка эффективности организаций, открытие, реорганизация или ликвидация организации. Говоря о возможности влияния РАН на принимаемые агентством решения, Людмила Огородова пообещала, что “отдельные вопросы будут решаться с учетом рекомендаций РАН”, тем более что роль академии автоматически расширится, ведь подведомственными ФАНО станут не только институты госакадемий, но и все остальные научные организации страны (чего, согласно опубликованному впоследствии Положению о ФАНО, не случилось. - Прим. ред.).
Людмила Михайловна рекомендовала участникам встречи не волноваться и продолжать трудиться, ведь в рамках распоряжения Правительства РФ об обеспечении реализации ФЗ “О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ” до 1 января 2014 года все академические организации действуют в том же режиме, что и прежде, их не коснется уже начатая работа по проведению мероприятий, направленных на обеспечение функционирования новых органов и реализацию управленческих решений. Да и лицевые счета поменяются только с 1 января следующего года, так что до тех пор, пока “вы сохраняете юрлица и не вышли из рееста, ваши функции и права сохраняются за вами, поэтому вы продолжаете функционировать”, уточнила представитель Минобрнауки. В частности, подавать документы на участие в конкурсах новых ФЦП, о которых рассказал ее коллега Сергей Салихов.
Ученые, пришедшие на встречу, тоже высказали свое мнение о создавшейся ситуации. Академик Валерий Рубаков главные надежды в новом формате управления наукой страны возлагает на Научно-координационный совет ФАНО, “без него нам всем будет крышка”. Академик Александр Кулешов высказался против атомизации науки. О важности программ фундаментальных исследований напомнил академик Георгий Георгиев. Он также заметил, что аудит деятельности институтов следует, по его мнению, начинать с оценки лабораторий и особое внимание обратить на снижение бумажной бюрократической нагрузки исследователей. А заместитель президента РАН Владимир Иванов подчеркнул, что современная модель развития российской науки полностью соответствует действующему сценарию развития страны как глобального промышленного и ресурсного донора. Создание же современного конкурентоспособного научно-образовательного комплекса требует кардинального изменения вектора госполитики социально-экономического развития на реализацию сценария достижения технологического лидерства и переход к постиндустриальному обществу...
Увы, большую часть выступлений ученых заместителю министра не удалось услышать - дела потребовали ее присутствия на другом совещании.

Нина ШАТАЛОВА
Фото автора


Вернуться к статье