Позитив для продуктивных. От перемен в организации науки выигрывают лучшие?
Научная политика
№ 09(2014)

28.02.2014

На прошлой неделе проректор МГУ им. М.В.Ломоносова, председатель Совета по науке при Министерстве образования и науки РФ, академик Алексей Хохлов провел пресс-конференцию, посвященную различным аспектам развития отечественной науки. Формально поводом для встречи с журналистами стало опубликованное 12 февраля заявление Совета по науке при Минобрнауки РФ по поводу новых составов экспертных советов ВАК по общественным наукам (http://sovet-po-nauke.ru/info/12022014-declaration). В нем члены совета выразили озабоченность в связи с включением в состав новых экспертных советов ВАК людей, которые уже однажды скомпрометировали себя, выступив научными руководителями или оппонентами на защите так называемых “фальшивых диссертаций”. Совет призвал руководство Минобрнауки РФ и ВАК пересмотреть составы экспертных советов по отраслевой и региональной экономике, по экономической теории, финансам и мировой экономике, а также по праву, отметив, что в них должны входить только специалисты с безупречной научной репутацией, которых в России вполне достаточно. Со своей стороны, Совет по науке может представить собственные предложения по возможным кандидатурам в состав данных экспертных советов...

Однако, как заметил в начале встречи с журналистами Алексей Хохлов, это была бы слишком узкая тема для пресс-конференции, поэтому академик решил подробно рассказать прессе о работе Совета по науке при Минобрнаки РФ за время, пошедшее с момента его организации.
- Напомню, совет был создан 1 апреля 2013 года, и, хотя ему нет еще и года, все это время было наполнено для нас насыщенной и интенсивной работой, - начал свой рассказ Алексей Хохлов. - Мы подробно рассматриваем многие вопросы, связанные с организацией научных исследований в РФ.Причем изучаем их с точки зрения именно тех людей, которые входят в состав совета, а это ученые, в основном возглавляющие лаборатории, ведущие исследования “на переднем крае” российской науки. Поэтому мы стараемся формулировать наши предложения так, чтобы они позволили именно такому слою активных специалистов чувствовать себя в науке комфортно и продуктивно работать.
По словам Алексея Хохлова, к сожалению, не все, что в России сегодня связано с организацией науки, дает возможность вести научные исследования без проблем. Поэтому совет активно взаимодействует с руководством Минобрнауки РФ, и многие идеи по улучшению ситуации в отечественной науке, которые предлагаются советом, удается реализовать. Часть из них озвучиваются публично - в открытых заявлениях Совета по науке, размещенных на его сайте, часть передается в министерство в закрытом режиме.
- Что можно сказать по итогам нашей работы? - продолжает А.Хохлов. - Понимаем, что многое еще сделать не получилось, ряд проблем находится в стадии обсуждения, но какие-то вопросы, связанные, например, с улучшением организации того, как проходят научные конкурсы, удалось решить. Еще год назад были лоты в Федеральных целевых программах (ФЦП). Тогда различные организации боролись за то, чтобы получить финансирование своих исследований в рамках Федерального закона №94. То есть это была чисто тендерная процедура. Еще в мае 2013-го наш совет обратил внимание общественности на то, что такой подход некорректен применительно к научной сфере. Сейчас тендерных процедур больше нет как в деятельности недавно созданного Российского научного фонда (РНФ), так и в ФЦП, за которые отвечает Минобрнауки РФ.
Во-вторых, Совет по науке с самого начала выступал против того, чтобы научные конкурсы объявлялись на “узкие” темы.“Формирование тематик большей части мероприятий ФЦП “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы” должно проводиться по достаточно широким приоритетным направлениям науки (“зонтичные” конкурсы), чтобы исключить ситуацию предопределенного победителя”, было отмечено в нашем открытом заявлении.
Сегодня РНФ уже объявил первый конкурс, и там нет никаких “узких” тем. С ФЦП “Исследования и разработки...”, которая сейчас становится прикладной программой, в этом плане ситуация немного сложнее. Но мы надеемся, что, тем не менее, такие конкурсы, где заранее предопределен победитель, и там тоже объявляться больше не будут.
Кстати, по мнению Алексея Хохлова, само создание РНФ решило и ряд других проблем. Например, еще в своем первом заявлении, выпущенном в мае 2013-го, члены Совета по науке акцентировали внимание на том, что “...заявки на проекты в рамках ФЦП должны подаваться от руководителей лабораторий и научных групп, поэтому наличие внебюджетного софинансирования со стороны организации не должно быть предварительным условием при подаче проекта”. В конкурсе, недавно объявленном РНФ, этого софинансирования не требуется.
- Мы предлагали еще одну вещь, - говорит Алексей Хохлов, - и эта задача тоже решена с появлением РНФ. Речь идет об обеспечении непрерывности финансирования исследований. Известно, например, что гранты Российского фонда фундаментальных исследований приходят получателям, в лучшем случае, к маю, а отчет по грантам нужно сдавать в ноябре. Поэтому как можно зачислить кого-то на ставку, образованную за счет гранта РФФИ, если денег нет с ноября по май? Но сейчас, так как РНФ организован именно по фондовому принципу, осуществлять непрерывную поддержку ученых оказывается возможным, и в результате часть ставок действительно получится перевести на грантовое финансирование...
Работали в Совете по науке и над решением вопросов, связанных с закупками научного оборудования и системой закупок в научной сфере в целом. Летом прошлого года мы тоже рассматривали эту проблематику, высказали ряд предложений. В частности, обратили внимание общественности на то, что основные положения нового закона о контрактной системе в сфере госзакупок (он заменил действовавший до сих пор в этой сфере ФЗ №94), вступившие в силу с 1 января 2014 года, совершенно не приспособлены для осуществления научных закупок. Наш совет плотно сотрудничал с Думой, с Советом Федерации в решении этого вопроса. В результате 30 декабря 2013 года все же были внесены изменения в Федеральный закон №223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц”, согласно которым в тех случаях, когда финансирование идет по грантам или хоздоговорам, оно подпадает под сферу действия именно этого закона. Что гораздо проще: ведь, согласно ФЗ №223, закупки можно осуществлять в более щадящем режиме, чем это предполагалось по закону о федеральной контрактной системе.
Вот и еще один позитивный итог наших трудов: на последнем заседании Совета при Президенте РФ по науке и образованию было объявлено, что скоро в вузах появятся постоянные позиции для наиболее результативных ученых. Они будут достаточно высокооплачиваемыми: предполагается также, что эти ученые должны подавать заявки на проекты, под которые они могли бы получать финансирование и за счет этого открывать ставки для своих сотрудников. Речь идет о так называемых позициях федеральных профессоров и федеральных исследователей. Это то, что мы в Совете по науке при Минобрнауки РФ предлагали сделать еще в середине 2013 года...
Алексей Хохлов в своем общении с журналистами не обошел вниманием и тему реформирования РАН:
- Мы с коллегами исходно выступали против того, как эта реформа была объявлена. С другой стороны, уже летом прошлого года наш совет попытался сформулировать оптимальный порядок действий в условиях осуществления реформы, чтобы направить ее в разумное русло. Нами была разработана модель функционирования институтов РАН, которая в итоге была поддержана Минобрнауки РФ - ряд элементов этой модели нашел отражение в тех законах и постановлениях, которые были приняты впоследствии. В частности, очень важно, что постановлением Правительства РФ Федеральному агентству научных организаций предписано создать Научный консультативный совет, состоящий из ведущих ученых. Много мы работали и по оценке научных организаций. Совет по науке при Минобрнауки выступал за то, чтобы эта оценка была вневедомственной. И действительно, Положение о вневедомственной оценке научных организаций было принято, сейчас разрабатываются нормативные акты. Думаю, что они будут достаточно гибкими, с одной стороны, но позволяющими объективно ранжировать институты - с другой (чтобы не возникало такой ситуации, когда все институты отнесены к высшей категории).
Наконец, члены Совета по науке довольно плотно работали с тем отделом Министерства образования и науки, который занимается диссертационными делами. В принципе, многие наши предложения были реализованы в новых документах, связанных с диссертационны-ми советами. По этому поводу нами был выпущен целый ряд открытых заявлений - они есть на нашем сайте. Самое последнее заявление, которое и стало инфоповодом сегодняшней встречи, касается состава экспертных советов ВАК по ряду общественных дисциплин, в основном экономических и в области права. Мы обратили внимание, что в составе этих советов оказались люди, которые себя скомпрометировали тем, что участвовали в качестве руководителей и оппонентов в делах, связанных с так называемыми “фальшивыми диссертациями”. Уверены, что в любом случае не стоит таких людей включать в состав новых экспертных советов, надо привлекать к работе только безупречных экспертов.
Стоит отметить, что, после того как это заявление было опубликовано, руководители Минобрнауки РФ и ВАК отнеслись к нему очень внимательно. В частности, нашему совету предложили составить список людей для включения в комиссию, которая проверила бы составы экспертных советов, прежде всего по экономике - там мы в наибольшей степени заметили “перекосы”. Сегодня мы уже составили решением совета этот список, он будет представлен министру Ливанову. Надеемся, что сложившаяся в данный момент ситуация таким образом будет исправлена...


Отвечая на вопрос корреспондента “Поиска” о том, каким ему видится будущее новообразованного Российского научного фонда, Алексей Ремович отметил, что к самой идее организации данной структуры, а также к исходным предпосылкам для ее работы, которые заложены в законе об РНФ, он относится позитивно:
- Если вы посмотрите документацию первых конкурсов, объявленных РНФ, то увидите, что они проводятся в гораздо более облегченном режиме, чем это было в Федеральных целевых программах. В частности, для РНФ не требуется предоставлять многочисленные документы, подготовка которых занимала огромное время, когда речь шла о лотах ФЦП. С учетом этого пока мы с коллегами относимся к РНФ нормально. Что касается меня самого, то ни с кем из фонда я еще лично не контактировал. Но, в принципе, летом и осенью мы в Совете по науке при Минобрнауки РФ разрабатывали ряд предложений по ФЦП “Кадры”, которая, в конечном итоге, “ушла” в РНФ.
Эти документы у нас из фонда запросили (вы можете посмотреть их на нашем сайте), мы их предоставили, и, в принципе, многие вещи из тех, что легли в основу работы РНФ, совпадают с данными предложениями Совета по науке. Что касается Экспертного совета РНФ, то, по моим сведениям, он еще не сформирован, по крайней мере полностью. Поэтому говорить здесь о чем-то еще рано. Однако по всем тем заявлениям, которые делают сегодня глава РНФ Александр Хлунов и председатель Попечительского совета фонда Андрей Фурсенко, видно, что пока в этой организации настрой очень правильный, позитивный. Посмотрим, как это будет реализовано.


Анна ШАТАЛОВА
Фото автора


Вернуться к статье