Как учёные «профукали» коронавирус и почему не будет второй волны? Онлайн-собрание РАН - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Как учёные «профукали» коронавирус и почему не будет второй волны? Онлайн-собрание РАН

25.05.2020

ПРО ЧТО ЭТО

Сегодня, 25 мая, Российская академия наук провела онлайн-собрание. Его озаглавили «Настоящее и будущее: моделирование выхода из коронакризиса».  Модератором выступил Максим Сафонов, доктор экономических наук, профессор ИГСУ РАНХиГС. А помимо президента РАН Александра Сергеева на прямую связь вышли ещё 6 учёных и специалистов из разных областей.

Трансляция из Международного мультимедийного пресс-центра «Россия сегодня» длилась чуть меньше полутора часов. За это время участники рассказали о своём видении ситуации до, во время и после пандемии. И попытались предложить пути выхода из сложившейся, очень непростой, ситуации. 

Стоит сказать, что бурной дискуссии у учёных не получилось. Сенсационных заявлений не прозвучало. Большинство теорий уже были озвучены ранее. Но прислушаться есть к чему. Мы попытались собрать для вас самое интересное. 

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

Начали довольно любопытно. Напомнили всем собравшимся, что один из любых фильмов президента РАН — «Назад в будущее». Это было начало вопроса, который так до конца и не прозвучал, но все догадались, о чём идет речь. Весьма вольно можно его сформулировать следующим образом: «Как учёные во всем мире умудрились профукать столь масштабную эпидемию? И что можно было бы изменить в прошлом, чтобы коронавирус не смог нанести столь разрушительный удар по человечеству?». Тут ответ держал президент РАН: 

«Это, конечно, связано с взаимодействием тех экосистем, в которых этот вирус живет и мутирует, с человеком. И действительно, по-видимому должен был быть более основательным и научным контроль за этими экосистемами. Я думаю, что это один из важных выводов, которые человечество сделает. И такие работы, безусловно, будут ставиться и развиваться и в нашей стране. А второй момент — по большому счету, конечно, мы должны были…, и должны в будущем иметь гораздо более серьезный задел, чтобы как можно быстрее и точнее отвечать на такие вызовы. <…> Все страны должны задуматься о том, чтобы больше внимания уделялось и большее количество средств выделялось на создание задела фундаментальной науки, потому что только этот задел может обеспечить быструю реакцию и ответ», — сказал Александр Сергеев.

По сути, коронавирусы просто не изучались должным образом. Вот так их и пропустили. Сложно сказать, много ли здесь вины учёных. На примере предыдущих вспышек известно, что коммерческий сектор они не заинтересовали от слова «совсем», потому что быстро схлынули. На таких не заработаешь. А вот как фундаментальная наука оставила их за бортом — другой вопрос. И не только финансирования.

ВПЕРЁД В БУДУЩЕЕ — ПРОГНОЗЫ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ

«Когда всё это закончится» — главный вопрос для зрителей и читателей. Но окончание пандемии и даже создание вакцины не станет финалом. Экономические последствия, прежде всего, растянутся на несколько лет. И тут собравшиеся в онлайне эксперты были довольно жесткими. Так, по мнению член-корреспондента РАН, заместителя директора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Александра Широва, Россия преодолеет кризис не раньше 2022 года (а быть может и 2023).

«Второй квартал 2020 года, где у нас в основном карантин, – это будет потеря  примерно 12% ВВП год к году. Третий квартал – это минус 5% ВВП. И где-то с четвертого квартала начнется восстановление, как мы ожидаем. Если мы посмотрим на выход экономики из кризиса, то, по нашим прогнозам, ранее 2022-2023 годов последствия текущего кризиса преодолены не будут. Для того, чтобы иметь более позитивную динамику, требуется более активная экономическая политика», – сказал Широв.

Экономист уверен, что текущий план восстановления экономики компенсирует максимум 1,5 процента потерь. А для эффективного выхода из кризиса необходима перестройка механизмов финансирования экономики.

«Здесь есть возможность распределять ресурсы среди отраслей, которые обладают большим потенциалом роста. И здесь приоритет могут иметь такие сектора, которые повышают технологический уровень нашей экономики, замыкают цепочки добавленной стоимости и тем самым влияют на импортозамещение», – пояснил Широв.

По его словам, главное, за чем сейчас стоит следить, — это «не экономические данные, а данные, которые формируются в соответствующих медицинских моделях», и текущая медицинская статистика. При этом важно не забывать о точке неприемлемого экономического ущерба — моменте, когда спад экономики окажется более ужасающим, чем пандемия. В такой последовательности было бы намного проще принимать решение о продлении и снятии ограничительных мер. Хотя сказать, что сейчас власти не руководствуются подобным подходом, никто не решился. 

Что касается влияния различных мультипликаторов на ВВП, то самым эффективным механизмом является кредитный. Но проблема в том, что количество предприятий, которые могут брать кредиты, резко сократилось. Это значит, что власти должны обращать внимание на другие мультипликаторы.

ЧТО С ВИРУСОМ И ПРОГНОЗИРОВАНИЕМ

Если совсем коротко: тут всё тоже не очень хорошо. Любое математическое моделирование, оно же прогнозирование, основано на данных. И данные (пусть и не полный набор) вроде как есть, а вот привычка обмениваться ими у российской науки пока не сформировалась. 

«Поиск» связался с членом президиума СО РАН, сотрудником Математического центра в Академгородке и центра Антивирус СО РАН Сергеем Кабанихиным (не участвовал во встрече). Он обратил внимание, что мы до сих пор даже приблизительно не знаем, какая «доза» коронавируса нужна для того, чтобы заразиться. А стало быть, и долгосрочные прогнозы делать не можем.

«Я задавал этот вопрос вирусологам и другим специалистам. Какое количество этих коронавирусов, в любых единицах измерения, нужно вдохнуть или занести на слизистую оболочку, или проглотить — в любом варианте, чтобы человек заразился? Понятно, что эта цифра изменяется по возрастной категории, и по устойчивости иммунитета, но она многое бы подсказала, что делать с этой эпидемией, и как бороться с этой болезнью, и со всем остальным. Но вот этот вопрос пока не получал ответа. И более того, чем больше спрашиваешь — тем меньше определенности. Конечно, ответить на этот вопрос можно будет только в результате экспериментов с животными, анализа контактов тех, кто заболел. А вот вопрос, мне кажется, один из самых важных: какова «доза» коронавируса необходимая или достаточная для того, чтобы заразиться. А если чуть меньше, возможно, это прививка? Вот мы ходим по улице и вдыхаем аэрозоль зараженных людей, которые прошли мимо нас, близко подошли. Если не все заболевают, то может быть это прививка получается?» — поделился мнением Сергей Кабанихин.

И проблема, что примечательно, не только в коронавирусе. Алексей Романюха, заместитель директора по науке Института вычислительной математики им. Г.И. Марчука убежден: для прогнозирования, о котором собрались поговорить, не хватает данных не столько о коронавирусе, сколько о самих россиянах. Что у нас с иммунитетом, если коротко. 

«Мы совершенно не знаем, как выглядит здоровая популяция наших соотечественников. В России ни разу не проводились долгосрочные исследования  здоровых людей. Между тем, успешные примеры есть. Так, в США на протяжении 70 лет ученые наблюдали за населением. Наблюдение показало важные особенности распространения сердечно-сосудистых заболеваний. В нашей стране необходимо следить за динамикой иммунитета  наших граждан. Если эти данные будут собраны, они позволят в будущем прогнозировать те или иные изменения. Только так наша реакция на угрозы будет адекватной и своевременной”, – подчеркнул Алексей Романюха.

Речь идет о тех гражданах, которые ведут здоровый образ жизни. Очень важно наблюдать на протяжении десятилетий за населением, чтобы знать, как живут здоровые люди. Кроме того, надо создать мощную систему моделирования, которая усваивала бы все эти данные и позволяла бы на их основании прогнозировать реакцию популяции. Тогда реакции государства в будущем на подобные пандемии будут более осознанными, считает Романюха.

ПРО ПСИХОЛОГИЮ И ДЕМОКРАТИЮ

Преимущественно, люди разделились сейчас на два больших лагеря: первые боятся заразиться, вторые — потерять из-за коронавируса работу и доход. Первые соблюдают режим самоизоляции, вторые, даже если и побаиваются, всё равно рискуют.

Но, если верить исследованиям Института психологии РАН, сейчас важно обратить внимание на другие факторы: доверие, уверенность в своих силах и сопереживание. С одной стороны, они также влияют на готовность населения соблюдать режим самоизоляции и ускорять тем самым процесс выхода из карантина, с другой — сыграют огромную роль, когда эпидемия закончится. 

«Наши коллеги-психологи, которых мы опросили в апреле, считают, что последствия пандемии будут сказываться на обществе еще не один год. Страх перед вакцинацией, ксенофобия, тревожность по поводу технологий, которые следят за гражданами – всё это нужно учитывать уже сегодня. 

Другой важный вопрос – как пандемия скажется на наших отношениях друг с другом? Тревога повышает нашу чувствительность к любой ситуации. А уровень доверия к социальным институтам в итоге будет влиять на готовность к вакцинации, на готовность сообщать врачам о заболевании и т.д. При этом пандемия сдвигает наши взгляды в сторону авторитарных, правых, консервативных ценностей.  Ясно, что эпидемиологическая ситуация снижает демократичность общества: снижается прозрачность выборов, сокращаются гражданские свободы и т.д. Это все необходимо учитывать», — поделился мнением профессор РАН, заведующий лабораторией социальной и экономической психологии Института психологии РАН Тимофей Нестик.

Любопытно, что по данным института, многие россияне сравнивают текущую ситуацию с развалом СССР. Как следствие, упомянутые выше «доверие и уверенность в своих силах» начинают постепенно исчезать. Как отметил Нестик, нагнетание тревоги и страха, ради того, чтобы люди оставались дома, уже сейчас приносит больше вреда, чем пользы. Так что пора переходить к риторике позитивных целей. И власти, и учёные должны давать людям как можно больше прогнозов о том, что будет происходить в ближайшие месяцы и в следующем году. Тогда они смогут отвлечься на построение собственных планов и напряжение отступит раньше самого коронавируса. 

ПРО ПСИХОЛОГИЮ И ВАКЦИНАЦИЮ

По результатам опроса ФОМ, 40% россиян не боятся заболеть коронавирусной инфекцией, тест на COVID-19 не хотели бы проходить 57%, и лишь 28% моют руки не чаще, чем до эпидемии. И тут встаёт интересный вопрос: а как россияне на самом деле отнесутся к необходимости вакцинирования? 

На этот вопрос наука сейчас тоже ищет ответ, но пока тщетно. Хотя, если ориентироваться на прогнозы, то и здесь всё будет не очень хорошо. Доверие к социальным институтам в нашей стране стабильно держится на уровне 30%. Тут речь и про медицину, и про науку, а следовательно — и про вакцины, и про готовность сообщать о самом факте болезни в будущем.

САМОЕ ГЛАВНОЕ — ПРО РЕАЛЬНОЕ БУДУЩЕЕ

На информационных просторах сейчас вовсю гуляют теории о том, что в скором времени (возможно этой осенью) эпидемия коронавируса повторится во многих странах. Звучит страшно. И вот тут академики вселили немного надежды. 

Эпидемию проанализировали (сейчас будет неожиданно) в Российском федеральном ядерном центре. И по их прогнозам вероятность второго пика заболеваемости, например, в Москве — невелика. Хотя вопрос не закрыт. Учёные сравнили развитие эпидемии с цепной реакцией в ядерном реакторе. Вывод грустный: ситуация с коронавирусом практически не изучена. При этом эффективность мер по сдерживанию определяется только официальными документами, а должна – на основе поведения каждого индивида.

«Спрогнозировать дальнейшее развитие событий  не получится. При математическом моделировании важно оценивать функцию отклика системы на те или иные принятые меры. Мы проанализировали данные Нью-Йорка: в случае отмены карантинных мер модель указывает на повторный рост заболеваемости.   По Москве данных немного. Поэтому мы запросили данные по использованию транспортных карт “Тройка” у “Сбербанка”. Согласно долгосрочному прогнозу, вероятность повторного роста заболеваемости невелика», — рассказал академик РАН, научный руководитель Российского федерального ядерного центра – Всероссийского научно-исследовательского института им. Е.И. Забабахина (РФЯЦ – ВНИИТФ) Георгий Рыкованов. 

Правда, согласно другой модели, описывающей развитие эпидемии в Москве, количество скрытых инфицированных должно быть уже на уровне 98%. По словам Рыкованова, это может быть связано с неточностью модели, недостаточными возможностями тестирования на начальной стадии заболевания или генетическими особенностями и предшествующей вакцинацией населения. А в конечном счете, возвращает нас почти в самое начало — к плохому обмену данными. 

А.Жуков

 

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2