По вирусному счету. Пандемия экзаменует наши города - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

По вирусному счету. Пандемия экзаменует наши города

07.06.2020

Свалившееся на нашу голову мелкое чудовище и вызванная им массовая «отсидка» породили у населения уйму вопросов. Правильно ли мы живем? В каких условиях коронавирусу легче нас атаковать, а в каких труднее? Влияют ли на злобную нелюдь окружающая среда и погода? Наука ответы знает, что и подтвердил заведующий лабораторией Института  народнохозяйственного прогнозирования РАН, доктор медицинских наук Борис РЕВИЧ.

Он закончил Первый медицинский университет им. И.М.Сеченова, но врачом не стал, а занимается экологической эпидемиологией, оценивающей здоровье населения в связи с качеством окружающей среды. Но работает ученый в экономическом институте: 25 лет назад его руководство решило, что не может экономика развиваться без понимания состояния жизни населения, и пригласило на работу демографов, экологов и других специалистов.

– Борис Александрович, что если на вопросы «Поиска» вы ответите с позиции самого вируса? Как вам такое предложение?

– Пожалуй, впервые выступлю не на стороне человека, а его злейшего врага. Что же, попробуем! Тем более что такая практика уже существует: опытный следователь, бывает, входит в образ или, как говорят, в «шкуру» преступника. Для начала скажу, что вирус любит территории с высокой плотностью населения. Как и блохе, ему нравится перепрыгивать с одного человека на другого.

Он не стремится, объясняют вирусологи, истреблять людей – это не входит в его планы, а лишь хочет прочно угнездиться в них, чтобы хорошо ими «питаться». Конечно, он – злодей. А задача человека – создать для него наименее комфортные условия. Возникает парадоксальная ситуация. То, что хорошо для вируса, плохо для людей, особенно жителей мегаполисов. И сразу вопрос: какие города к ним относятся? Два года назад наша группа работала по гранту Российского научного фонда «Человек в мегаполисе – опыт междисциплинарного исследования».

Примерили различные характеристики городов и решили, что жителей в них должно быть более миллиона. Пока работали над проектом, к нашему списку добавился 15-й по счету город – им стал Краснодар. Замечу, за рубежом считают так: если населения свыше 5 миллионов, значит, это мегаполис. (Очень много их в Юго-Восточной Азии, особенно в Китае). Для вируса миллионник – все равно что для человека «люкс» пятизвездочного отеля. Главное преимущество больших городов с его точки зрения – скученность населения. Московская мэрия гордится, что, включив пригороды (Новую Москву), сделала столицу более просторной и резко снизила плотность горожан. Однако, как ни считай, основная масса москвичей, на радость коронавирусу, живет внутри МКАД.

Не так давно я вновь побывал в Краснодаре и поразился гигантским анклавам с очень близко стоящими друг к другу домами-башнями этажей под 20. А транспортная сеть, как была, так и осталась недостаточной. Чтобы почувствовать, каково быть жителем новостроек, с окраины города, где проходила наша конференция, поехал в центр и понял, как это тяжело (особенно знойным летом). А для вируса, пусть и жарковато, зато какой выбор жертв – лучше не придумаешь!

Потакает вирусу, невольно, конечно, и наше здравоохранение. Медицинские власти присматривались к западному опыту – практикующим домашним врачам. Идея привлекательная. Годами они наблюдают одни и те же семьи, знают все их хвори, наследственные и благоприобретенные, и подбирают оптимальное щадящее лечение. Вирус, конечно, это не устраивает. Оказавшись в такой семье, он начинает присматриваться: стоит ему здесь обосноваться, хороша ли «питательная среда» или лучше поискать другое пристанище… А человек, почувствовав себя неважно, вызывает домашнего врача – тот сразу видит изменения и назначает обследование и анализы. Ведь пациент с одинаковым успехом может умереть не столько от коронавируса, сколько от хронических заболеваний. А вирус лишь спровоцирует их быстрое развитие.

Но это – теория, домашние доктора у нас не прижились.
Чему вирус может только радоваться, так это реорганизации здравоохранения. Понятно, что затеяли ее для экономии средств, а вовсе не для блага населения. И вирус приветствует закрытие небольших, чуть ли не домашних поликлиник, иногда расположенных в шаговой доступности, где многих пациентов доктора хорошо знали. Теперь же на прием к специалисту надо ехать на городском транспорте, бывает, стоять в очередях в регистратуру и кабинет врача. Понятно, что, проводя реорганизацию, никто не думал, что оценивать нововведения станет коронавирус и примет их буквально на ура.

Отмечу, что в мегаполисах живет много пожилых людей, они и приняли на себя все тяготы «отсидки» и, не решаясь ослушаться распоряжения городских властей, два месяца вообще не выходят из дома. А «вишенка на торте» – пансионаты и дома престарелых – вот где зараза разгулялась! Однако это беда не только российская, но и мировая. Особенно пострадала от нее Италия.

– Способствует ли распространению вируса экологическая обстановка?

– Темой моей кандидатской диссертации было загрязнение воздуха выхлопными газами автомобилей. В те годы (во времена СССР) эта проблема стояла, возможно, не столь остро, как сейчас, но уже ощущалась. Мелкодисперсные частицы глубоко проникают в дыхательную систему человека. И чем выше загрязнение атмосферы, тем вольготнее себя чувствует вирус. Сегодня состояние воздуха оценивается по наличию в нем этих злополучных частиц. К счастью, в Москве их становится меньше. За последние годы столицу здорово почистили, и атмосферный воздух значительно посвежел. Город освободился от массы крупных предприятий (ЗИЛ, АЗЛК, «Динамо» и др.). В автомобильном потоке сегодня преобладают современные модели, действует стандарт «Евро-5» – он предусматривает относительно низкий выброс, а также применение  качественного топлива и масел. Так что за последние 10 лет уровень загрязнений воздуха в Москве снизился на 12-13%.
К автомашинам в мегаполисе относятся по-разному: или это зло, и с ним нужно бороться, или принять как данность и смириться. Руководство московской мэрии, мягко говоря, плохо воспринимает частные автомобили и с удовольствием пересадило бы их владельцев, а заодно и пассажиров в общественный транспорт, разгрузив тем самым город. Идея вроде отличная и вполне устраивает вирус: образовавшаяся в муниципальном транспорте толчея, особенно в часы пик, ему только «на руку». И первой его жертвой станут социально уязвимые группы населения с низким уровнем образования, плохо питающиеся, недостаточно соблюдающие гигиенические нормы. Вывод: нет сегодня простых решений, касающихся нашей жизни. Да и быть не может.

– По вашим данным, какова общая обстановка в городах, что в больших, что в малых?

– Ситуация, скажем так, нестабильная. Понятно, что лучше дело обстоит в провинции, где мало промпредприятий, в таких городах, как Орел, Кострома, и совсем малых городочках, которые любят посещать туристы. Но стоит ввести в строй крупное предприятие – скажем, в Воронеже, Твери, Ярославле – и картина резко меняется в худшую сторону. Есть города, буквально кричащие, – так плохо у них с экологией. В первую очередь это Красноярск, Норильск и др. По недавно опубликованным данным Гарвардской школы общественного здоровья, прослеживается связь между загрязнением атмосферного воздуха и смертностью от COVID-19. Среди европейских городов едва ли не больше всех страдают жители Милана. А чем выше загрязнения, тем тяжелее протекает заболевание, вызванное коронавирусом, – в такой среде он чувствует себя вполне вольготно. В науке это называется мультипликативный эффект.

– Какую погоду вирус любит, а какую не очень?

– Сложно ответить. Объясню, почему. Эпидемиологи связывают распространение вируса с погодой: чем она теплее, тем хуже для него. Скажем, в Сибири сейчас стоит аномальная жара. И, по идее, оттуда он должен бежать сломя голову. А вдруг причина в другом? Могли же сибиряки принять столь энергичные меры защиты от злодея, что вынудили его отступить? И опять неизвестно, вирус ушел навсегда или на время, пока не спадет жара или притупится бдительность медиков. Потому и труден вопрос.

– Но есть другой. Ожесточенные споры вызвало обсуждение потерь от пандемии. Ваше мнение, почему?

– Ответ простой: людям не хватает терпения. Не хватает его властям городов и регионов: простаивают предприятия, и падает уровень жизни населения, страдающего от вынужденного безделья и безденежья. Невмоготу всем, но отношение к карантину разное: одни торопятся его закончить и поскорее вернуться к нормальной жизни, другие говорят, что спешить нельзя. И все обращаются к цифрам, толкуя их в зависимости от выбранной позиции. Однако ясности нет, и, боюсь, появится она не скоро. Ведь данные поступают из самых разных структур, ведомств, и не только медицинских. Их проверяют, сопоставляют, анализируют, а на это нужно время – недели, даже месяцы. А беда, повторюсь, в усталости и кончающемся терпении.

– И что бы вы посоветовали?

– Не спешить с ослаблением карантина. Но позаботиться о тех действительно дисциплинированных людях, в первую очередь пожилых, которые два месяца вообще не выходят из дома. Об их здоровье кто-нибудь подумал? Защищая их от коронавируса, как бы не дойти до абсурда: прогулки пожилым людям все же разрешить, но ответственность за это возложить, скажем, на старших по подъездам. Пусть отвечают хотя бы они – главное, чтобы было потом с кого спросить.

Юрий ДРИЗЕ

1 комментарий

  • Климат никак не повлияет на вирус. В жарких странах, где сейчас темпратура около +50 в тени (это страны аравийского полуострова, Индия, север Африки), а вирус по прежнему распространяется. В этих странах многие живут в домах с кондинционерам, в Индии с вентиляторами. Распространение вируса может пойти через вентиляционную систему. Климат здесь не при чем.

Загрузка...
Новости СМИ2