Поиск - новости науки и техники

Классика физики. ФИАН силен традициями

В дружеском кругу – на совместном заседании ученых советов Физического института (ФИАН) им. П.Н.Лебедева и Института общей физики (ИОФАН) им. А.М.Прохорова РАН – научная общественность отметила 300-летие начала физических исследований в России и 80-летие ФИАН.

Совмещение этих круглых дат демонстрирует глубинную историческую связь стоящих за ними событий. Корни Физического института, формально образованного восемь десятилетий назад, уходят в более далекое прошлое. Его предшественником был Государев кабинет редкостей (Кунсткамера), где Петр Первый собирал и такие раритеты, как научные инструменты. Эти, как писали в те годы, “механические и гидравлические машины от лучших художников физических инструментов” он сам и его сподвижники закупали, путешествуя по западным странам.
Позже это оборудование было передано в созданную императором Академию наук, и на его основе был сформирован Физический кабинет, выросший в Кафедру физики в Санкт-Петербурге, которая стала первым центром развития отечественной физики. Потом она была преобразована в Физическую лабораторию Академии наук, еще позже – в объединенный Физико-математический институт, который разделился на Математический и Физический. Принятие 28 апреля 1934 года на Общем собрании Академии наук СССР решения об этом разделении и считается официальной датой создания Физического института Академии наук СССР.
Истории развития науки в России и становления ФИАН уделяли внимание многие докладчики, разу-меется, пропуская давние события через призму современности. “Петр I купил приборы и думал, что жизнь вокруг них закипит сама собой, – живо описывал период становления Академии наук директор ФИАН академик Геннадий Месяц. – Только через 10 лет царь осознал, что необходимо специально собирать людей, которые понимают, что делать с этими механизмами, и создал академию. Увы, у нас и сегодня бывает: оборудование поставят, а работать некому”.
“Большую часть времени Михаил Ломоносов вынужден был тратить на борьбу с язвой, которая уже в то время разъедала науку в нашей стране, – бюрократией, – рассказывал президент РАН Владимир Фортов. – Чтобы обеспечить ученым возможность нормально работать, он старался нравиться государям: писал в их честь оды, варил красивое стекло и делал массу других вещей, отвлекавших от исследований”.
Директор Института истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова член-корреспондент РАН Юрий Батурин, анализируя законы, по которым развивалась физика, проиллюстрировал важнейший для науки принцип ветвления направлений исследования изображением человеческих легких, основу которых составляет сеть бронхов. “Каждая из “веточек” ведет к какой-то загадке, физической проблеме. Если отсечь боковые ответвления, к чему нас постоянно призывают чиновники, требующие сосредоточиться исключительно на “перспективных” направлениях исследований, физика перестанет дышать”, – резюмировал Юрий Михайлович.
Участники сессии объяснили, почему ФИАН получил имя выдающегося русского физика Петра Николаевича Лебедева, умершего задолго до создания института. Дело в том, что Физический институт после переезда из Петербурга располагался в здании, возведенном в 1912 году на пожертвования, которые были собраны для лаборатории Лебедева. Ученый начал строить ее на частные средства после того, как покинул Московский университет в знак протеста против действий министра народного просвещения, ограничившего свободу студенчества.
Первый директор ФИАН Сергей Вавилов учился в МГУ на кафедре Лебедева, а потом работал с его соратниками. Так что новый институт воплотил мечту П.Лебедева о современном физическом исследовательском центре и прославил его имя. Сегодня во всем мире ФИАН знают как The Lebedev Physics Institute или просто The Lebedev.
Основы института заложил его основатель Сергей Вавилов, позже ставший президентом Академии наук. Именно он сделал ФИАН полифизичным – способным вести экспериментальные и теоретические работы по всем направлениям физики, собрав в институте виднейших ученых своего времени. Работавшие с ним люди вспоминают изначально царившую в ФИАН атмосферу уважения, доверия, доброжелательности.
“Здесь особенно ценились преданность делу, щедрость в раздаче научных идей, честность в оценке своих и чужих успехов и неудач; полное отсутствие самодовольства даже у признанных лидеров, никогда не превращавшихся в бонз от науки, уважительная поддержка талантливости, у кого бы она ни проявлялась – у аспиранта или у академика, и, главное, раскованность мысли”, – писал в своих мемуарах работавший в ФИАН с 1938 года Евгений Фейнберг. Заложенные отцами-основателями традиции поддерживали все руководители ФИАН.
И сам академик Вавилов, и все сменявшие его на этом посту ученые чутко улавливали новейшие научные тенденции и давали “зеленую улицу” перспективным направлениям, даже если сами в них не работали. Будучи оптиком, Сергей Иванович раньше многих понял важность изучения физики атомного ядра и создал в ФИАН соответствующую лабораторию. А директор-атомщик академик Дмитрий Скобельцын сумел по достоинству оценить значение лазерной физики и способствовал развитию в ФИАН квантовой электроники. О вкладе российских ученых в данное направление, существенно изменившее нашу жизнь, подробно рассказал в своем докладе руководитель ИОФАН академик Иван Щербаков.
ИОФАН стал последней организацией, которая отпочковалась от ФИАН. В целом же The Lebedev стал родоначальником девяти институтов и двух крупных лабораторий. ФИАН – единственный НИИ в нашей стране, сотрудники которого получили семь Нобелевских премий.
Пик развития ФИАН пришелся на советское время. Ученые института участвовали во всех серьезных национальных проектах и в международном сотрудничестве. К сожалению, в 1990-е годы численность работников института сократилась более чем вдвое. Особенно сильно пострадали экспериментальные направления: возникли сложности с оборудованием, многие специалисты уехали за рубеж или ушли из науки.
“Последствия этого провала ФИАН ощущает до сих пор, – подчеркнул в своем выступлении Геннадий Месяц. – Однако институт сохранил кадровое ядро и научные школы. Мы не поступились и полифизичностью. Госзадание ФИАН, а в нем 35 тем, покрывает все девять направлений Программы фундаментальных исследований РФ до 2020 года. Современный ФИАН – один из крупнейших мировых центров физики. Половину из 1800 наших сотрудников составляют ученые, 70% которых имеют научные степени. Четверть коллектива – молодежь до 35 лет. Институт нацелен в будущее и гордится своей историей”. Прекрасным подтверждением этих слов стали доклады, представившие новейшие открытия и разработки ученых ФИАН.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Андрея МОИСЕЕВА

Нет комментариев