Поиск - новости науки и техники

Виды на урожай. Как обеспечить продовольственную безопасность.

В преддверии майских праздников Президиум Российской академии наук проанализировал работу отечественных селекционеров и генетиков. Начал дискуссию доктор биологических наук Николай Дзюбенко (Всероссийский НИИ растениеводства им. Н.И.Вавилова), выступивший с сообщением “Генетические ресурсы растений – основа продовольственной и экологической безопасности России”.
Накануне Госдума одобрила использование ГМО в России, а руководитель фракции “Справедливая Россия” в нижней палате парламента Сергей Миронов провел в Институте биологии развития РАН заседание Научно-экспертного совета при председателе СФ на тему “Генетически модифицированные организмы, их влияние на человека и среду его обитания”. Настаивая на необходимости проверки безопасности ГМО, спикер отметил, что окончательные выводы в этой области в любом случае должны сделать ученые…
На заседании президиума был представлен большой массив информации по заданной теме. На планете существуют многие тысячи видов растений, число которых еще долго не удастся подсчитать. Из них семь тысяч видов человеком окультурены. Знаменитый генетик Александр Серебровский сравнивал эти природные богатства с запасами нефти. В 1901 году в Российской Империи была создана первая коллекция пшениц, а в 1906 году – “коллекция важнейших российских ячменей (257 образцов в колосьях и 345 – в зерне). Ученый писал: “Труды по ее сравнительно-систематической обработке удостоены самой высшей награды – “Почетного диплома” на Всемирной выставке в Милане. Можно гордиться весьма ценной коллекцией ячменей, которую Бюро собрало из различных концов нашей империи. Эта коллекция считается теперь третьей в мире”.
В 1940 году советская коллекция семян растений насчитывала 250 тысяч образцов, она была самой большой в мире. В 1990-м – 350 тысяч, в
2006-м – 323 948, то есть за полтора десятка лет мы потеряли 26 тысяч образцов. “Нынче наблюдается стабилизация, – отметил в своем научном сообщении Н.Дзюбенко. – Мы используем современные алгоритмы сохранения образцов, данные мониторинга, новейшие биотехнологические разработки”. Сегодня российская семенная коллекция занимает четвертое место в мире после американской, китайской и индийской. Коллекция пшениц составляет 56 тысяч образцов, коллекция овощных культур – 50 тысяч. Есть и уникальный гербарий культурных растений.
В прошлом году отечественные селекционеры провели 13 экспедиций по территориям бывшего СССР, а в течение ближайших 10 лет планируется провести еще 280. На проведение экспедиционно-исследовательских работ необходимы деньги. Россия серьезно уступает другим странам в уровне финансирования (соотношение примерно 1:35). Скажем, в Латинской Америке на один образец хранения тратят 2 тысячи долларов в год, а у нас – 600 рублей. Работы же по модернизации и восстановлению только одного хранилища могут потребовать до 180 млн рублей.
Докладчик привел в пример маленькую Норвегию, где в 2008 году на острове Свальбард правительством было введено в эксплуатацию семенохранилище “Новый ковчег”. Этот всемирный банк был создан под эгидой ООН для сохранения посадочного материала всех сельскохозяйственных растений, существующих в мире. Проект осуществлялся на средства Норвегии и стоил ей 9 млн долларов. Собственный отсек в этом банке растений получила каждая страна. Задача такого хранилища семян – не допустить их уничтожения в результате возможных глобальных катастроф, таких как падение астероида, ядерная война или глобальное потепление. Места внутри достаточно для 4,5 млн семян, сейчас там хранятся 824 685 образцов из 60 семенных банков мира, которые можно использовать в случае ЧП мирового масштаба.
Сегодня у нас доминируют исследования, направленные на выявление эволюционного происхождения растения. Ежегодно хозяйствам отправляются от 12 до 24 тысяч образцов. Отвечая на вопросы коллег, Н.Дзюбенко отметил, что ученым мешает отсутствие должного правового обеспечения их работы – в этом Россия сильно отстает от развитых стран, а соответствующие законодательные акты “торчат где-то в Правительстве РФ”.
Еще один важный момент обеспечения научной работы по сохранению растительного генофонда страны – принятие закона о биобезопасности, который определил бы процедуру исследований и применения ГМО.
Академик Людмила Беспалова из Краснодарского НИИ сельского хозяйства им. П.П.Лукьяненко РАСХН (институту только что исполнился век) рассказала об использовании генетического многообразия растений в науке и селекции пшеницы.
“За последние полвека урожайность озимой пшеницы у нас увеличилась в три с половиной раза: в начале 1960-х годов в производстве получали 14-16 центнеров зерна с гектара, а в настоящее время урожайность пшеницы достигает 55-56, а в некоторых районах до 100 центнеров!” – сообщила Людмила Андреевна. На счету института – 308 сортов озимой и яровой пшеницы. Ученые во всем мире признали, что разработки этого НИИ повлияли на продуктивность озимой пшеницы во всем мире.
Сценарий изменения климата, рост народонаселения Земли, геопатогенные катастрофы поставили перед селекционерами новые проблемы: необходимо увеличивать производство пшеницы и кукурузы вдвое. Как это сделать? Как повысить продовольственную безопасность нашей страны?
Использование генетической плазмы, интегрирование молекулярных методов в селекцию геномов – всё это даст исследователям большие возможности, считает академик Беспалова. “Конечно, новая “зеленая революция” обойдется недешево. Надо ли заниматься ГМО? “Конечно, надо! – отвечает Людмила Беспалова. – У наших образцов растений есть такие признаки, которых нет в мировых коллекциях! Но для этого необходимы и более точные молекулярные маркеры, и использование генетической базы родичей и сородичей”.
Сегодня в России кукуруза как зерновая культура стала третьей после пшеницы и ячменя, а прежде ее считали силосной культурой. Посевные площади увеличились с 1,564 млн га в 2007 году до 2,450 млн га в 2013-м. Об этом рассказывал уже директор ВНИИ кукурузы академик Владимир Сотченко, выступивший с докладом “Генетические ресурсы – основа продовольственной независимости”.
Благодаря успехам селекции стало возможным выращивать кукурузное зерно на 300 км севернее традиционной зоны, особенно в Центральном федеральном округе, где благодаря влагообеспеченности урожайность выше, чем в южных регионах. По сути, показатели урожайности кукурузы и озимой и яровой пшеницы на сегодня идентичны во всех округах, кроме северных. Более того, урожайность кукурузы значительно превышает урожайность других зерновых культур (исключение составляют только Краснодарский край и Ростовская область – там кукуруза не имеет серьезного преимущества перед пшеницей). Те, кто слушал докладчика, наверняка вспоминали Никиту Сергеевича Хрущева – видать, не таким уж недальновидным хозяйственником он был!
Владимир Сотченко рассказал, что отечественные селекционеры создали гибриды для всех регионов возделывания различного назначения и использования: посева, промышленной переработки, пищевого назначения. В Госреестр 2014 года селекционных достижений, допущенных к использованию, внесено 208 гибридов отечественной селекции, 92 из них – результат научной работы институтов РАСХН.
Директор ВНИИ кукурузы отметил, что, учитывая крайне разнообразные почвенно-климатические условия страны, большое внимание в исследовательской работе уделяется устойчивым к внешнему воздействию гибридам. Во внимание берутся ломкость стебля, влагостойкость, спелость, засухоустойчивость и прочие специальные характеристики.
“Мы имеем явное преимущество по раннеспелости и влагостойкости перед зарубежными разработками, – отметил В.Сотченко. – Сегодня мы даем урожайность кукурузы в объеме 16-17 тонн (!) с гектара. Причем урожай этот мы получаем на громадных площадях, а не на отдельных делянках. Отечественные гибриды не уступают по качеству зарубежным и показывают лучшие результаты”.
Выступление академика Ивана Куликова, директора Всероссийского селекционно-технологического института садоводства и питомниководства, было посвящено садоводству и новым сортам растений, собранных в ходе многочисленных экспедиций. Сегодня в коллекциях института содержится более 83 700 образцов декоративных культур и винограда (последнего – 5700). Отечественных сортов садовых культур в Госреестре 2014 года – 1703. Многие отечественные сорта превосходят зарубежные по таким параметрам, как сахар и титрусная кислотность. Р-активных веществ в два-три раза больше, чем в сортах зарубежной селекции, отметил И.Куликов. Ведется большая издательская и просветительская работа: свет уже увидели четыре тома в области помологии: ягоды, груши, косточковые культуры, смородина и крыжовник. Подготовлен к изданию 5-й том. Ученый попросил академию запланировать финансирование этих изданий.
Шла речь и о кормовых угодьях, которые занимают более трех четвертей сельхозугодий, или более четверти территории РФ (91 млн га). Недавно Совет Федерации как раз рассматривал новую программу по обеспечению продовольственной безопасности России. В нашей стране имеются 140 сортов кормовых растений. Из них наиболее широкое распространение получили 85 сортов нового поколения, которые в настоящее время определяют лицо кормового клина России: это – клевер, люцерна пастбищная, вика яровая и озимая, бобы кормовые.
Растения используются не только для того, чтобы создать корма, но и для того, чтобы закрепить пески (например, песчаный овес), расположенные в зоне сухих степей. Объединение “Аридные растения”, которое включает 11 научных учреждений страны, внедрило инновационную ресурсосберегающую технологию восстановления и повышения продуктивности опустыненных пастбищных земель путем создания самовозобновляющихся долголетних весенне-летних и осенне-зимних пастбищных экосистем на основе новых кормовых галофитов, обеспечивающих повышение продуктивности в пять-шесть раз (с 3-5 до 15-25 ц/га сухой кормовой массы) при одновременном восстановлении ботанического разнообразия.
Участники дискуссии сетовали, что в Продовольственном кодексе России нет ни одного слова об овощах. Люди сегодня делают ставку на здоровый образ жизни, а значит, необходимо формирование полезных рационов, основу которых составляют овощи. Этим обусловлено и новое направление исследований роли овощей в лечебно-профилактическом питании.
Выступления коллег подытожил бывший глава РАСХН вице-президент РАН Геннадий Романенко. “Конечно, те культуры, которые выращиваются в нашей стране, нельзя сравнивать с наборами культур в Китае, Индии, США, – сказал он. – Но мы явно начали отставать в пополнении той генетической коллекции, которая у нас уже есть!”.
Геннадий Романенко призвал академиков взять на контроль международную экспедиционную деятельность генетиков-аграриев, которая только в недавнем прошлом пополнила отечественную коллекцию на
3 тысячи образцов. Академик напомнил научному собранию, что в стране есть еще и уникальная академическая коллекция лекарственных растений. В мире, кроме нас, наверное, с подобной никто не работает: пользуются только отдельными культурами, а в российском хранилище – их сотни образцов!
Говоря о задачах, стоящих в будущем перед учеными-селекционерами, Г.Романенко отметил необходимость контроля за качеством получаемого материала. “Качество наравне с продуктивностью – ответ на генетически модифицированные организмы”, – подчеркнул он.
Ученые обратились к Президиуму РАН с просьбой записать в протокол решение о возможности издать прозвучавшие доклады в виде монографии, поскольку сведения, которые были представлены, имеют весьма важное значение, в том числе для сопредельных наук. Такая информация требует ежедневного использования, считают академики. Президент РАН Владимир Фортов попросил ученых подготовить записку для Правительства РФ с предложениями по проблемам ГМО.

Андрей СУББОТИН
Фото Ольги ПРУДНИКОВОЙ

Нет комментариев