Поиск - новости науки и техники

Отпор отбору. Ученых не устраивают утвержденные правительством правила оценки институтов.

В жизни институтов, перешедших в ведение Федерального агентства научных организаций, наступает ответственный момент. Определяются новый порядок их работы и правила оценки эффективности. К сожалению, важные документы, которые закладывают основы будущего академических организаций, готовятся в авральном режиме.

Разработанный ФАНО примерный устав государственного бюджетного учреждения науки институты получили за неделю до срока, определенного агентством как дедлайн для передачи обновленных основных документов на утверждение. За это время необходимо было не только привести уставы в соответствие с методическими рекомендациями ФАНО, но и принять итоговые версии на ученых советах или конференциях научных сотрудников.
Большинство институтов уложилось в этот, казалось бы, нереальный срок. Однако остаются вопросы: удалось ли им в спешке полноценно отразить специфику своих организаций, используя в качестве основы типовой вариант устава бюджетного учреждения, и насколько вообще допустимы такие “вольности”? Это станет ясно в процессе утверждения документов агентством.
В ходе написания уставов учреждения должны были, в частности, определиться со своими официальными названиями. В этом вопросе ФАНО предоставило НИИ свободу действий: можно было сохранить старое имя с аббревиатурой “РАН”, заменить последнюю на “ФАНО России” или ограничиться одним наименованием института, без “добавок”. Как показал проведенный “Поиском” экспресс-опрос, большинство организаций выбрало первый вариант, хотя были и те, кто остановился на третьем.
Недавно отметивший свое 80-летие Физический институт им. А.П.Лебедева слово “РАН” в своем названии сохранил. Объясняя это решение, директор ФИАН академик Геннадий Месяц отметил, что вопрос об отказе от принадлежности к академическому сообществу не стоял. “Академия наук фигурирует даже в кратком названии нашего института – ФИАН, – подчеркнул он. – Учитывали мы и прагматический момент, на который обратил внимание Проф-союз работников РАН, подготовивший свои рекомендации по составлению нового устава: в случае изменения названия института у его сотрудников могут возникнуть проблемы с подсчетом индексов цитирования, Хирша и других наукометрических показателей”.
Директор Института физики высоких давлений академик Сергей Стишов сообщил, что в его НИИ дискуссий о том, как называться, также не было: институту оставили старое имя. Однако, по словам Сергея Михайловича, “патриотического” подтекста в этом решении искать не стоит: оно не более чем дань традиции. “Это как в известном присловье: у девушки на пальце колечко, да только это ничего не значит, – прокомментировал он. – Всем ясно, что у Академии наук и институтов теперь мало общего и что наша жизнь кардинально изменилась. Бюрократическая нагрузка, кстати, вовсе не уменьшилась, как нам обещали, а, наоборот, сильно возросла: администрация института получает и отправляет на порядок больше бумаг, чем прежде. Остается только надеяться, что это проблемы переходного периода”.
В числе бумаг, о которых говорил академик Стишов, присланные из ФАНО в институты формы, заполнив которые, ученые должны были сформулировать предложения по методике и процедуре оценки деятельности научных организаций. Эту работу агентство организовало, выполняя Постановление Правительства РФ №979 от 1 ноября 2013 года. Ученых порадовало желание руководства ФАНО выслушать их мнение. Однако они отметили, что за отведенное время – чуть больше недели – провести обсуждения, необходимые для выработки в научных коллективах общей позиции, было невозможно.
Об этом говорится, например, в обращении Общества научных работников (ОНР). “Взвешенные предложения, выработанные группами институтов, могли бы стать основой для разумных решений, – заявили авторы обращения. – Вместо этого специалистам ФАНО придется извлекать “рациональные зерна” из многих сотен заполненных анкет. Полезность инициативы агентства была существенно снижена неоправданной спешкой при ее реализации. Следует отметить для сравнения, что принятая недавно в Великобритании система аттестации научных коллективов REF-2014 разрабатывалась и обсуждалась несколько лет”.
ОНР предложило хотя бы на несколько месяцев сдвинуть намеченную ФАНО на ближайшее время экспертную сессию по выбору методики оценки. Кроме того, совет общества заявил о необходимости принципиально изменить упомянутое выше постановление правительства об оценке эффективности научных организаций. В этот документ, по мнению ОНР, заложен ошибочный подход, состоящий в сравнении институтов (главным образом по совокупным численным показателям), в то время как основной рабочей единицей, “производителем результатов”, в фундаментальной науке фактически выступает лаборатория, научная группа или отдельный ученый, вклад которых должно оценивать экспертное сообщество. Лидеры ОНР высказались также за полную отмену прописанной в правительственном положении процедуры разделения научных организаций на три категории – лидеров, стабильных и утративших перспективы развития, которая, по сути, является отбором кандидатов на ликвидацию.
Профсоюз РАН поддержал идеи ОНР о корректировке постановления правительства об оценке и переносе экспертной сессии, но занял более радикальную позицию. Поскольку бюджетные средства выделяются институтам на выполнение государственного задания, значит, оцениваться должна не мифическая “эффективность” в высосанных из пальца цифровых показателях, а качество выполнения той работы, за которую заплатило государство, говорится в обращении, размещенном на профсоюзном сайте.
Не остались в стороне от обсуждения данной проблемы и отдельные активные ученые. Так, заведующий отделом Математического института им. В.А.Стеклова РАН академик Алексей Паршин разместил в Интернете несколько открытых писем, в которых указал на сильный временной прессинг при подготовке ведомственного нормативного документа по оценке и призвал коллег включиться в разработку нового положения, которое необходимо составить с учетом международного опыта.
“Можно использовать имеющиеся у институтов горизонтальные связи с научными организациями родственного профиля и запросить о принятых там правилах оценки”, – написал академик Паршин. Сам он проделал такую работу с ведущими математическими институтами и выложил в Сети ее результаты. Алексей Николаевич предложил институтам самим начать работу над созданием своих референтных групп, внутри которых должно проходить их рейтингование.
Однако ни один из директоров НИИ, с которыми нам удалось побеседовать, не считает эту миссию в принципе выполнимой. Общее мнение афористично сформулировал вице-президент РАН Лев Зеленый: “Попробуйте найти референтную группу для слона в зоопарке”. По мнению руководителей академических институтов, каждая из организаций настолько уникальна, что подобрать аналогичную для сравнения просто невозможно. Увы, если научное сообщество не добьется отмены действующего положения, за решение этой задачи возьмутся чиновники, выполняющие волю верховной власти, и можно не сомневаться, что у них все получится.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев