Поиск - новости науки и техники

Поворотный момент. Научно-образовательная и инновационная среда, что крепкий рассол: доведет “продукт” до товарной кондиции.

В тридцатых годах прошлого столетия проехав по Сибири, которая была в упадке, Илья Эренбург написал в очерке, опубликованном в журнале “Новый мир”: “Томск должен умереть… Но у него есть университет”. И в этом “но” поворотный момент истории. Ведь, как точно отметил президент АН СССР С.Вавилов, за Томском навсегда останется подвиг распространения науки и высшего образования в Сибири. В годы застоя здесь был выстроен академгородок, сформированы институты, которые сейчас являются лидерами в своих направлениях. А сегодня 99% переезжающих в Томск – дети тех, кто окончил томские вузы в последние 20 лет. Томск работает не только на свою область, двое из каждых трех студентов его вузов – иногородние, съехавшиеся в этот сибирский город из 64 регионов России и 19 стран. 60% населения Томска – люди до 40 лет. Важную роль при этом, конечно же, играет присутствие в Томске сильной академической науки. Последние годы о Томской области все чаще стали говорить, как о регионе – лидере инноваций в России. Логично, что выездное заседание, посвященное проблемам инновационной деятельности на базе интеграции вузов и РАН, Совет по координации деятельности региональных НЦ и отделений РАН решил провести именно здесь.

Тройная спираль
Участие в нем приняли как члены Совета по координации, приехавшие из Мурманска, Ростова, Петрозаводска, Екатеринбурга, Махачкалы, Омска, Иркутска, Владивостока, Москвы и Санкт-Петербурга, так и научная общественность Томска во главе с руководством Томского научного центра и ректорами вузов. Активными участниками заседания стали первый заместитель губернатора Томской области Оксана Козловская, первый заместитель мэра города Евгений Паршуто, исполнительный директор родившейся в Томске Ассоциации инновационных регионов России Иван Бортник, директор кластера энергоэффективных технологий Фонда “Сколково” Екатерина Дьяченко, координатор контактного бюро по инновациям Германо-российского экономического альянса (DRWA) Владимир Ковалев…
Начался совет с оды Томску, которую в виде доклада исполнил доктор наук Национального исследовательского Томского политехнического университета Н.Кириллов. Знаток истории города, Кириллов представил судьбу любимого города, что “всего лишь на 99 лет старше Петербурга”, в поступках людей, своим творчеством или государственной деятельностью способствовавших его славе. Николай Петрович особо подчеркнул роль в конце ХХ века научно-образовательного комплекса (НОК), чьи учреждения не только сохранились в годы перестройки, но и заметно окрепли в последнее десятилетие.
Недавно работники мэрии нанесли на карту города точками объекты науки, образования и инновационного бизнеса. Получился мост, некая дуга. Она начинается от академгородка, идет через Южную площадку Томской экономико-внедренческой зоны к вузам, выстроенным в основном вдоль улицы Ленина, и далее – в сторону Северной площадки ТЭВЗ. Эта “интеллектуальная дуга”, отметил заммэра, становой хребет Томска, на нем держатся экономика, социум, культура города. Здесь 400 тысяч жителей, и 150 тысяч из них либо учатся, либо работают в сфере науки и образования. То есть научно-образовательный комплекс – градообразующий фактор. Динамика появления новых дорог, жилых районов идеально моделируется на этой территории с задачами развития НОК.
Почему? Об этом очень образно и впечатляюще рассказала вице-губернатор Оксана Козловская, заявившая, что интеграция университетской и академической науки и реального бизнеса здесь шла более 100 лет. Никто не воспринял эти слова как преувеличение уже потому, что вузы – альма-матер для большинства академических школ, а подавляющее большинство наукоемких фирм Томска, даже его крупной промышленности, начинались с разработок университетских НИИ или преподавателей. В 2004 году томичи подготовили стратегию развития области до 2020 года исходя из мировых тенденций развития отраслей экономики, пойдя на конфликт с традиционным представлением, что крупные промышленные предприятия формируют социальную и политическую стабильность. Администрация области заявила, что делает крен на серьезную поддержку университетов, науки и бизнеса, а себе самой власть определила роль органа, который формирует комфортную среду для развития интеграции этих трех институтов. За попытку рассматривать НОК как реальный остов экономики власть подняли на смех. Ведь образование традиционно считалось затратной социальной сферой. Однако томичи не отступили, а стали гнуть свою “интеллектуальную дугу”.
В середине марта в Томске прошло большое совещание под председательством В.Путина, где доктор экономических наук вице-губернатор О.Козловская, делая доклад о ТЭВЗ, сообщила, что в области за пять лет произошли структурные изменения в экономике.
– В 2005 году доля нефтегазового комплекса вместе с трубопроводным транспортом в валовом региональном продукте (ВРП) составляла почти 40%, – продемонстрировала она диаграмму. – В 2010 году она сократилась до 22%. А вклад НОК в ВРП, который был равен 3%, вырос до 7%. Его, то есть университетов и ТНЦ, оборот в прошлом году составил 21,5 млрд рублей. Почти половина этих денег – внебюджетные, полученные по грантам. Плюс хоздоговоры и невысокая доля коммерческого обучения. Таков сегодня вектор развития Томской области, он базируется на интеграции бизнеса, НОК и власти. Профессор Стэнфордского университета Г.Ицковиц назвал такую модель инновационного развития общества “тройной спиралью”.
Звонкое название развеселило биологов, присутствовавших на совете. У них иное представление о тройной спирали, но идею они поняли и приняли дальнейшие планы томской администрации: замах на реализацию нового проекта – Инно-Томск 2020, подразумевающего создание на базе Томска и Северска Центра образования, науки и разработок мирового уровня.
Умные инвестиции
По словам Козловской, эту идею долго вынашивали, примеряя зарубежный опыт к российским реалиям. Масштаб экономики региона, где проживает чуть более 1 млн человек, не позволял всерьез задумываться о создании площадок отверточных технологий. Тут скорее подходили наработки Израиля, где сформировали среду генерации новых знаний, разработок, технологий, которые потом покупают крупные корпорации или на базе которых они даже создаются.
Акцент тут придется делать на малый бизнес, а именно к этому уже давно призывают ученые Томского госуниверситета средств управления и радиоэлектроники – вуза, у которого сотня с лишним малых инновационных фирм. Однако жизнь не стоит на месте. Чуть позже ректор этого вуза Ю.Шурыгин делал доклад об опыте взаимодействия с институтами СО РАН и создании крупных инновационных компаний. Сообщение столь впечатлило, что на следующий день народ толпой поехал в ТУСУР знакомиться с опытом. Поглядев, пришли к выводу, что власть не зря намеревается… продавать уникальную предпринимательскую среду. В Томск идет мощная миграция населения, 70% приезжающих – русскоязычная молодежь с достойным образованием. У нее здесь есть перспективы.
Какие гарантии? Доктор экономических наук объяснила их по-женски просто: если в трехлитровую банку с крепким рассолом опустить свежий огурец, то через три дня он станет малосольным, а через месяц вы получите крепкий ядреный хрустящий огурец. То же самое в Томске – человек, который попадает сюда, если у него нормально с головой и есть желание достичь результата, обречен на успех. Здесь создана среда, и она продолжает насыщаться, крепнуть. Ради этого в прошлом году томские университеты (включая медицинский, педагогический, архитектурно-строительный, сельскохозяйственную академию и Северный технологический институт) и Томский научный центр СО РАН объединились в консорциум, выработали совместные программы по семи направлениям, которые, с точки зрения бизнеса, ТНЦ и университетов, могут реально заложить основы технологического прорыва.
Любопытно, как его понимают в Томске. Один из успешных предпринимателей Андрей Поздняков сказал, что технологический прорыв – процесс, позволяющий постоянно обеспечивать лидерство. Так вот, среди семи направлений, которые выбраны для достижения лидерства, есть совместная подготовка кадров. Козловская сообщила, что подготовку кадров в Томске ведут по 300 специальностям, часто – на стыке дисциплин, под заказ крупного бизнеса. Внимательно присматриваются к тем, кто защищает кандидатскую диссертацию до 30 лет, а докторскую – до 40. Выделяют тех, кто склонен к инновациям, предпринимательству. Не зря 57 малых инновационных предприятий из 700 организованных по всей России по ФЗ №217 созданы в Томске.
– Мерилом любой эффективности является рынок, – заявила Оксана Витальевна. – Если новый продукт имеет спрос – это инновация. Объединившись в рамках консорциума, университеты Томска и ТНЦ СО РАН получили прорывной результат по привлечению бизнеса в свои проекты. Общий объем вложений в них за счет федерального бюджета и частного бизнеса достиг в 2010 году порядка 3 млрд рублей. В прикладные исследования на территории Томской области вложено почти 10 млрд рублей. Для экономики с валовым региональным продуктом 280 млрд рублей – это хороший показатель. По ВРП на душу населения Томская область входит в десятку ведущих регионов России. Определяющую роль продолжает играть нефтегазовый комплекс, но тенденции инновационного развития обнадеживающие.
– В прошлом году принято революционное решение, – считает Козловская, – теперь в Томской особой экономической зоне возможно не только создание НИОКРовских подразделений, но и промышленное производство высокотехнологичной продукции, которое здесь же и разработано. На уровне правительства возникает понимание, что в регионах невозможно развивать инновационный бизнес, экономику знаний, если там не создано соответствующее качество жизни для людей. Имея серьезные амбиции на то, чтобы было подписано распоряжение правительства по созданию в Томске Центра образования, науки и инновационных разработок мирового уровня, региональная власть понимает, какие задачи в этом случае она должна решить. Прежде всего, оставить в Томске, на его предприятиях, творческую молодежь, чтобы они создавали инновационные проекты, программы инновационного развития компаний. Далее – инициировать создание новых предприятий томскими университетами, ТНЦ СО РАН и бизнесом, получение патентов и лицензий за границей, публикации в зарубежных изданиях, интеграцию вузов и НИИ на основе госзаказа.
– В Томске создана уникальная научно-образовательная и предпринимательская инновационная среда, которая рассматривается в России как реальный продукт, имеющий цену, – завершает выступление вице-губернатор. – Ее стоит покупать, ибо она станет залогом вашего успеха в будущем.
Тормоза и смазка
Обычно на подобных мероприятиях пресса демонстрирует нетерпение: чуть отговорят вице-президенты с губернаторами – ее и след простыл. А здесь профессионалы из телекомпаний и областных газет проявляли внимание как к знакомым ученым, так и к тем, чьи лаборатории за тысячи верст отсюда. Впрочем, география не играет роли, когда речь идет о программах совместной работы с корпорациями “Роснефть”, “Единые энергетические системы”, “Сухой”, акционерными обществами “Газпром”, “Российские железные дороги”… О сотрудничестве с такими гигантами, с администрациями Кемеровской и Омской областей, Алтайского и Забайкальского краев, с правительством Республики Саха (Якутия) рассказывал президент Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев. Его вывод: необходимо обеспечить развитие технологических платформ, подготовку крупномасштабных проектов для ФЦП, предложений для инновационного центра “Сколково” и проектов международного сотрудничества. Это требует более глубокой интеграции институтов отделений РАН и вузов.
Сильное впечатление оставил доклад академика Валерия Чарушина, председателя УрО РАН. У 40 научных организаций этого отделения за последние два года подписано более 20 соглашений с промышленностью и свыше дюжины – с вузами. За каждым из этих документов конкретные работы, связанные с энергетическим, оборонным, ядерным, машиностроительным, металлургическим комплексом страны, созданием новых материалов технологического назначения. Конечно, они начались не вчера, у многих проектов, например с компаниями “Роскосмос”, “Росатом”, давняя история и хорошие результаты. В Екатеринбурге создан Инновационно-технологический центр РАН “Академический”, объем продаж его продукции за 2010 год – более 1 млрд рублей. Сегодня вместе с промышленностью и вузами УрО РАН создает Уральский фармацевтический кластер.
Нашлось о чем рассказать представителям Красноярского и Томского научных центров СО РАН, технопарка Новосибирского академгородка. Примечательно, что все эти доклады были подготовлены командами – руководителями научных центров вместе с ректорами вузов. У Томского центра в партнерах выступали сразу два национальных исследовательских университета – ТГУ и ТПУ. И разговор они вели о проблемах вовлечения результатов научных исследований в хозяйственный оборот. По мнению С.Псахье, Г.Майера и П.Чубика, сегодня крайне вредят делу “научные оффшоры”. Разработка без научного сопровождения устаревает через полтора года. Задача ученых и законодателей – наладить механизм ее интеллектуального развития. Для этого надо закрепить за вузами и научными организациями право распоряжаться интеллектуальной собственностью, созданной их сотрудниками. Определить процедуру передачи технологий от вузов и научных организаций отечественным и зарубежным промышленным предприятиям и компаниям. Создать экономические стимулы для внедрения инновационных технологий на промышленных предприятиях. Авторами доклада предложены конкретные меры, которые вошли в решение Совета РАН.
В том же стиле – тормоза и смазка – был построен доклад Дальневосточного отделения. Ресурсный (экспортный) этап развития экономики Дальнего Востока за счет эксплуатации минеральных и биологических запасов территории практически закончен. Потенциал исчерпан. Дальнейший прогресс развития экономики ДВФО в современных условиях может быть достигнут только за счет освоения ресурсов шельфа и использования новых наукоемких технологий, основанных на последних достижениях науки и техники. Дальневосточный регион обладает ограниченным человеческим ресурсом. В связи с этим его экономика не в силах противостоять политике “низких цен”, которую выстраивают Китай, Малайзия и другие страны. Наш шанс – предложить рынку уникальные передовые изделия высочайшего качества, то есть наукоемкие инновационные товары и услуги. А осуществить это можно только в сотрудничестве вузов, науки и промышленности. Для этого надо стараться вовлекать молодых ученых в инновационную деятельность.
Может, просить Президиум РАН обратиться в Министерство образования и науки РФ с предложением о разработке специальной федеральной программы, целью которой была бы поддержка комплексных ориентированных фундаментальных исследований, выполняемых преимущественно молодежными коллективами совместно с учреждениями РАН и вузами в интересах государственных корпораций и крупных научно-производственных объединений?
А по поводу укоров РАН в том, что ее структуры медленно создают МП по ФЗ №217, ученые были единодушны: здесь не ипподром! Не надо сравнивать академические институты с университетами. У вузов десятки тысяч студентов, у институтов в среднем три-четыре сотни сотрудников. Их силы надо сосредоточивать на крупных проектах полного цикла, в том числе с бизнесом. Например, среди участников Технологической платформы “Медицина будущего” 17 организаций РАН, 7 из них из СО РАН и 3 из ТНЦ. Это, безусловно, показатель не только активности, но и востребованности. Подобные проекты, касающиеся изменения качества жизни и, прежде всего, возможности улучшить здоровье населения, важнее для российского гражданина, чем отчетность по ФЗ. Хотя и предприятия создавать надо, и тут, кстати, возможна очень перспективная кооперация с университетами.
Кто, если не мы?
Постепенно разговор вышел на обсуждение инновационной политики не только РАН, но и всей страны. Масла в огонь подлил заместитель главного ученого секретаря Президиума РАН Владимир Иванов, напомнивший о появившейся в декабре 2010 года на сайте Минэкономразвития “Стратегии инновационного развития России 2020”. Ее текст вызвал бурную дискуссию в разных структурах. Не было, пожалуй, никого, кроме авторов документа, кто считал бы его приемлемым. Почему? Ну, хотя бы потому, что стратегия, по мнению многих, не имеет единой идеологии инновационной деятельности и подхода. Нет индикаторов, которые могли бы служить мерилом инновационности. Каждый понимает этот процесс по-своему. И тем не менее человеческая жизнь приоритетна, в мире все инновации направлены на повышение качества жизни. А такая не самая богатая страна, как Финляндия, именно за счет правильной государственной инновационной политики за 20 лет вышла в технологические лидеры. Если мы берем как идеологию получение прибыли, то вообще вопрос об инновационном развитии не стоит. Потому что по скорости получения прибыли инновации значительно уступают таким сферам деятельности, как торговля, добыча природных ресурсов, и некоторым другим. Используя устаревшие экономические теории, трудно ожидать достойного результата. Что же касается взаимоотношения науки и образования, то в мире нет одинаковых правил, в каждой стране – свои. Наука и образование везде развиваются по своим траекториям. И почему мы должны отказываться от системы, которая хорошо себя зарекомендовала, в угоду измышлениям некоторых людей с импортными дипломами, не знающих и не понимающих ни нашей истории, ни наших традиций?
В результате в резолюции совета появилась строчка: “Рекомендовать президиумам региональных отделений и научных центров РАН поддержать разработку нового варианта документа “Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 г.” с особым вниманием к разделу “Развитие фундаментальной науки, важнейших прикладных исследований и разработок”.
Редакция берет на себя обязательство сообщать читателям, как это обсуждение будет идти и к каким результатам приведет. Желающие могут ознакомиться с мнением специалистов о “Стратегии инновационного развития России 2020”, например, в ближайшем номере журнала “Инновации”. “Стратегия пока не имеет системного характера, она не различает мероприятий научной, технологической и собственно инновационной политики, которые требуют разных инструментов и разных государственных решений”, – пишет о проекте этого документа, громко именуемого “Инновационная России 2020”, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН член-корреспондент РАН Наталья Иванова. Услышат ли создатели мнение участников инновационного процесса в России?
По крайней мере, томичи предлагают организовать на своем 13-м Инновационном форуме, который пройдет в мае в их городе, широкое обсуждение проекта этого документа, как они пишут, “в связи с важностью и значимостью для развития экономики российских регионов и страны в целом”. Что ж, тут уж профессионалам не стоит уклоняться от дискуссии, потому что “кто, если не мы?”

Елизавета ПОНАРИНА
Фото автора

Нет комментариев