Поиск - новости науки и техники

Мастера по бустерам. Сибирские физики выполнили “контракт века”

Синхротронное излучение давно уже стало одним из наиболее востребованных инструментов научных исследований для физиков, биологов, химиков, материаловедов. На днях Институт ядерной физики Сибирского отделения РАН успешно завершил создание одной из самых крупных установок последних лет – бустерного синхротрона. Он стал важной частью нового источника синхротронного излучения NSLS-II (National Synchrotron Light Source), который заработал в Брукхейвенской национальной лаборатории (США).

Созданный синхротрон (или бустер) – это ускоритель-накопитель электронов с периметром 158 метров, энергией 3 миллиарда электрон-вольт и рекордно высокой для такого класса установок проектной интенсивностью пучка. До сих пор самым престижным контрактом института была поставка оборудования для Большого адронного коллайдера, позволившего в итоге доказать существование знаменитого бозона Хиггса. Соавторами открытия бозона в 2013 году официально стали пятеро новосибирских физиков.
Работа для БНЛ по значимости не уступает участию в проекте БАК. Дело в том, что Брукхейвенская лаборатория традиционно считается “кузницей физиков-нобелиатов” – поэтому вполне объяснимое волнение перед участием в объявленном в 2010 году тендере у руководства ИЯФ было. “Но мы решили участвовать в тендере, подали заявку и выиграли, причем в достаточно жесткой конкурентной борьбе. В 2011 году уже началось изготовление оборудования, в 2012-м – его поставки в США, а в конце 2013-го был получен первый пучок. На проектные параметры удалось выйти буквально за два месяца”, – рассказывает замдиректора ИЯФ Евгений Левичев.
Надо отметить, что установка создавалась “под ключ”. Новосибирские физики выполнили все работы – от проектирования синхротрона до запуска в эксплуатацию. В первый раз они приехали в Брукхейвенскую национальную лабораторию в октябре 2010 года, и в общей сложности работы над синхротроном заняли больше трех лет. Со стороны ИЯФ в проектировании синхротрона участвовало около 30 конструкторов, при этом специалисты БНЛ постоянно приезжали в Институт ядерной физики для согласования различных технических вопросов.
Уровень технологий ИЯФ высоко оценил начальник отдела гарантирования качества Брукхейвенской национальной лаборатории Кристофер Поретто. Бустер был переправлен в США в двенадцати 40-футовых контейнерах фурами до Санкт-Петербурга, а потом морем до Нью-Йорка. NSLS-II обошелся американскому налогоплательщику в 902 миллиона долларов, из них новосибирский контракт составил 14 миллионов.
Контракт был закрыт в срок, несмотря на украинский кризис: в начале апреля в Брукхейвенскую лабораторию пришло письмо из Министерства энергетики США, запрещающее въезд на территорию российских ученых. В это время два сотрудника ИЯФ, успевшие прибыть до запрета, отлаживали программное обеспечение. А к середине апреля американское правительство, осознав, насколько взаимовыгоден этот проект, передумало и вновь подняло “железный занавес”. Ведь с помощью брукхейвенского источника СИ будут исследовать структуру сложных белков, что позволит многократно ускорить создание новых лекарств, и высокотемпературную сверхпроводимость на уровне отдельных атомов, что должно изменить весь транспорт и электроэнергетику на планете. В БНЛ также планируют создать наноматериалы, копирующие самоорганизацию живых тканей.
А для ИЯФ СО РАН создание и запуск нового крупного ускорителя были важны еще и потому, что в институте разрабатывается проект установки класса mega-science – электрон-позитронный коллайдер “Супер чарм-тау фабрика” для исследования фундаментальных свойств элементарных частиц. Как отмечает Евгений Левичев, за последние 20-25 лет бустерный синхротрон для БНЛ – самый крупный ускоритель, сделанный “под ключ” российским институтом.
За четверть века в ИЯФ пришло новое поколение ученых, не имеющих опыта строительства столь масштабных установок. “За 2,5 года в сложных условиях мы сделали синхротрон, и во время этой работы молодая команда получила очень ценный опыт. Он дает нам возможность положительно ответить на часто задаваемый вопрос: а сможем ли мы в сжатые сроки сделать ускоритель длиной в 800 метров для “чарм-тау фабрики”?” – говорит Евгений Левичев. К сожалению, вопрос о финансировании столь необходимого российской науке мегапроекта уже три года рассматривается правительством, несмотря на неоднократно обещанную президентом поддержку.

Ольга КОЛЕСОВА
Фото с сайта http://www.sbras.nsc.ru

Нет комментариев