Поиск - новости науки и техники

Риск по плану. Негативные последствия применения новшеств предскажут эксперты по техноэтике.

Специалисты озабочены: новые знания, технические достижения все чаще вступают в противоречие с нормами морали, традициями. Пути решения проблемы предлагает проект московских ученых, поддержанный грантом Президента РФ.

– Техноэтика – быстро прогрессирующая область исследований, изучающая этические проблемы современного научно-технического развития, – рассказывает Елена Георгиевна. – Термин предложил аргентинский физик и философ Марио Бунге. Он утверждал, что все специалисты в области техники и технологий должны нести особую моральную ответственность за последствия своей деятельности. Актуальность и востребованность идей Бунге в современной науке связана с необходимостью создания теоретического фундамента различных направлений прикладной этики. Речь идет о тех областях исследований, которые изучают перспективы и последствия научно-технического прогресса. Это, например, биоэтика, наноэтика, инженерная этика. Техноэтика имеет много общего с различными течениями философии науки. Также она тесно связана с социальной оценкой техники – проблемно-ориентированной областью исследований, которая уже институционализирована в некоторых западных странах.
Мой интерес к техноэтике связан с биоэтикой, которой я занимаюсь более 10 лет. В середине прошлого века она стала своего рода “откликом” на новые проблемы, возникшие в результате интенсивного развития биомедицины. Ни традиционная мораль, ни профессиональная врачебная этика не смогли ответить на сложные вопросы. Например, можно ли ускорять смерть одного пациента ради спасения другого? Оправдано ли приближение смерти человека, если его страдания невыносимы? Допустим ли выбор пола будущего ребенка?
Можно сказать, что биоэтика уже сложилась в теоретическом, академическом, практическом аспектах. Она стала самостоятельной сферой исследований, дисциплиной и практическим механизмом, представленным этическими комитетами и комиссиями.
Сейчас ни одно биомедицинское исследование с участием человека не может быть проведено, если не получено разрешение этического комитета. При этом комитеты должны включать в свой состав не только соответствующих специалистов, но и непрофессионалов – представителей религиозных конфессий и общественности, юристов и философов, как правило, занимающихся этикой. Специалисты оценивают научную значимость проекта, его обоснованность. А непрофессионалы выражают позицию “человека с улицы”, который не связан ни с институтом, ни с исследователями, ни с фармацевтической компанией. И такая позиция позволяет оценить возможные трудности и неблагоприятные последствия именно с точки зрения испытуемых.
В биоэтике накоплен значительный опыт обсуждения и решения многих проблем, связанных с воздействием инновационных технологий на человека и общество. Этот опыт важен и для техноэтики.
Второе направление исследовательского интереса для меня касается изменения отношений между наукой, обществом и политикой. Если посмотреть на всевозможные риски, которые могут быть вызваны этими процессами, то техноэтика изучает и источники этих рисков, и способы оценки негативных последствий, и средства их разрешения. Не случайно некоторые исследователи, в частности политолог и философ науки Дмитрий Ефременко, рассматривают современное “общество знаний” как оборотную сторону “общества риска”. Из-за необходимости учитывать прогнозируемые негативные последствия и возможные риски технонаука ориентирована на социогуманитарные стороны знаний и развитие различных форм социальной и гуманитарной экспертизы.
Гуманитарная экспертиза призвана вырабатывать взвешенную оценку воздействия разного рода новшеств (в сфере промышленности, сельского хозяйства, социальных технологий) на состояние человеческого потенциала. Теория гуманитарной экспертизы разработана в нашей стране в работах известного отечественного философа члена-корреспондента РАН Бориса Григорьевича Юдина. Есть успешный опыт ее реализации в практике образования, в том числе в средней школе.
– Что сделано в этой области в нашей стране и за рубежом?
– Развитие техноэтики, в основном, связано с работами зарубежных ученых, в частности профессора Университета Оттавы и главного редактора “Международного журнала техноэтики” Роччи Луписини. В нашей стране исследования в этой сфере тоже ведутся, но чаще в рамках других направлений проблемно-ориентированных исследований, например, в социальной оценке техники, в биоэтике, в профессиональной этике.
Кафедра, на которой я работаю, сегодня одна из ведущих в России в области разработки биоэтических проблем развития современной медицины. В проекте, поддержанном грантом президента, участвуют трое молодых преподавателей кафедры: Елена Введенская, Анна Карелина и Анна Сонькина. Мы активно обсуждаем проблематику исследований, обмениваемся информацией о разных мероприятиях, в том числе конференциях, семинарах, вебинарах. Промежуточные результаты проекта представляем научной общественности через статьи в журналах, выступления на конференциях. Безусловно, используем наши наработки в учебном процессе для студентов родного вуза.
– Какими видятся результаты вашей работы? Где они могут найти применение?
– Сейчас мы разрабатываем концептуальный аппарат и методологический инструментарий исследований, исходной точкой которых служит техноэтика. Занимаемся анализом основных теоретических подходов и специальной литературы. На первом этапе предполагается показать принципиальную возможность применения биоэтических стратегий решения социально неоднозначных проблем для техноэтики. По сути, это позволит посмотреть на нее как на область не только междисциплинарных, но и трансдисциплинарных исследований. В этом случае под трансдисциплинарностью подразумевают ориентацию на социальные параметры, интересы и ожидания общества.
Выход за границы узко дисциплинарного знания – общая тенденция в развитии современной науки. Важный индикатор этого – изменение взаимоотношений между наукой, обществом и сферой принятия политических решений. Речь идет о двойной динамике этого процесса. С одной стороны, общество все активнее включается в обсуждение актуальных проблем, интересуется не только новыми возможностями науки, но и перспективными научными разработками, на которые тратятся государственные средства. А с другой – инициативы со стороны государственных структур, нацеленных на создание каналов и площадок для социальной коммуникации, использование возможностей опережающего управления. Различные формы вовлечения общества (консенсус-конференции, общественные слушания, семинары) в обсуждение экологических, социальных, здравоохранительных и других проблем уже сложились во многих странах, стали позитивным фактором успешного разрешения коллизий технонауки.
Особый интерес для техноэтики представляют исследования в области информационных технологий, нанотехнологий, биотехнологий, когнитивных наук. Обсуждение конвергенции технологий и науки уже стало своего рода трансдисциплинарным форумом, в котором проблемы социогуманитарных последствий занимают важное место. Комплексный подход, который сейчас формируется в техноэтике, имеет хорошие перспективы для эффективного исследования этих последствий, выявления возможных рисков, а также формирования защитных механизмов. В техноэтике не ограничивается период моральной ответственности. Это означает, что решения должны приниматься с учетом последствий и рисков в будущем. На индивидуальном уровне это, например, возможные негативные результаты генетического вмешательства. Могут ли родители с помощью врачей выбирать какие-то характерные особенности будущего ребенка? Не станет ли ребенок заложником интересов папы и мамы? Не приведет ли это к новым формам социального неравенства?
Таким образом, техноэтика создает новые подходы к ответственности. Это не только обязанность исключать непредсказуемые результаты, но и установка на превентивную (упреждающую) ответственность. Существует принцип предосторожности, который в документах ЮНЕСКО сформулирован так: “Когда деятельность человека может нанести морально неприемлемый ущерб, возможность которого неопределенна, но с научной точки зрения реальна, следует предпринять действия, позволяющие избежать или уменьшить такой ущерб”. Этот принцип законодательно закреплен в некоторых странах и изначально встроен в практику социогуманитарной экспертизы. Отвергая традиционную установку “лучше поздно, чем никогда”, он утверждает более адекватные действия для неравновесной динамики инновационного развития.
– Будет ли востребованным это направление?
– Наука и технологии активно развиваются и оказывают на человека многозначное влияние, эволюционируют социальные связи и общество в целом, поэтому очевидно, что у техноэтики большие перспективы. Крупные зарубежные научные фонды охотно поддерживают исследования в области социогуманитарных исследований последствий и перспектив развития технонауки. Активно обсуждаются сегодня подходы, предложенные в одной из тем Седьмой рамочной программы ЕС, – “Ответственные исследования и инновации”. Здесь обращается внимание на взаимную ответственность в вопросах этической приемлемости, устойчивости и социальной желательности инновационного процесса и его рыночных продуктов.
Следует заметить, что следствием интереса к техноэтике становятся различные проекты расширения и улучшения способностей человека. Подобные идеи развивают, например, идеологи и последователи трансгуманистического движения. Их технологический оптимизм закономерно вызывает множество опасений и критики. Осенью прошлого года были представлены результаты первого опыта гуманитарной экспертизы трансгуманистических идей и проектов в Институте философии РАН, который показал важность критической оценки таких подходов.

Беседовал Василий ЯНЧИЛИН
Фото предоставлено Е.Гребенщиковой

Нет комментариев