Поиск - новости науки и техники

Словом и жестом. В МГЛУ изучают способы передачи мысли.

Когда мы общаемся с друзьями, читаем лекцию или участвуем в деловых переговорах, то говорим не только словами. Движения рук, головы, всего тела, иногда осознаваемые, чаще – неосознанные, сопровождают наши слова, помогают нам лучше выразить мысль, а слушателю – ее воспринять. Как эти движения соотносятся с речью, какую информацию дают о человеке, о его способе понимания мира, о его мышлении? Совмещение вербальных и невербальных способов коммуникации в последнее время стало предметом пристального внимания ученых. В Московском государственном лингвистическом университете (МГЛУ) год назад была создана Когнитивная лаборатория полимодальной коммуникации (ПолиМод). Ее руководитель – Алан Ченки, профессор лингвистики английского языка в Свободном университете Амстердама, основатель Амстердамского центра исследования жестов, профессор МГЛУ.
Лаборатория – часть Центра социокогнитивных исследований дискурса (СКоДис). Ученые ведут исследования на стыке когнитивной науки, теории дискурса, социолингвистики и социальной семиотики. СКоДис работает с 2011 года, инициатором его создания и руководителем стала ректор МГЛУ Ирина Халеева.

В ожидании, пока Алан закончит занятия со студентами, заместитель директора СКоДис профессор Ольга Ирисханова вводит меня в курс дела. Хотя в России и за рубежом существуют лаборатории и центры когнитивных исследований, центр в МГЛУ пока не имеет аналогов в мире. Его уникальность в том, что коммуникация изучается с позиций социокогнитивной лингвистики, которая сформировалась относительно недавно. При таком подходе, с одной стороны, учитывается, что на процесс коммуникации влияют универсальные и индивидуальные особенности познания мира человеком (избирательность внимания, метафоричность мышления и т.д.). С другой стороны, рассматриваются социальные факторы, оказывающие влияние на дискурс, – стереотипы, мифы, идентичность (гендерная, возрастная, профессиональная), культурные ценности… Все это в совокупности и изучают ученые СКоДис. А поскольку университет лингвистический, есть возможность исследовать дискурс на разных языках: при общих закономерностях в каждом языке открываются свои нюансы.
– Центр начинался с Лаборатории гендерных исследований, то есть с изучения различий в речевом поведении мужчин и женщин, – говорит Ольга Ирисханова. – Но потом мы поняли, что в дискурсе переплетается множество социальных параметров и взаимодействуют разные структуры знаний, разные точки зрения на мир. Так родилась идея – создать центр, в котором дискурс исследовался бы одновременно с социальных и с когнитивных позиций.
Другая отличительная особенность центра – изучение дискурса как полимодального явления, которое сочетает в себе разные способы (модусы) коммуникации – устную и письменную речь, жесты, позу, мимику… Особое внимание уделяется жестам, сопровождающим речь.
В центре вместе с более опытными учеными постоянно работают начинающие исследователи – студенты и аспиранты. В последние месяцы прибавилось еще семь студентов – специальный “жестовый” набор.
– Лингвисты занимаются жестами сравнительно мало, – замечает О.Ирисханова. – Наша задача – вырастить ученых, которые будут заниматься исследованиями жестов, сопровождающих речь, “всерьез и надолго”. Именно для этого мы пригласили Алана Ченки.Он приезжает в МГЛУ два раза в год на два месяца. Но и из Амстердама регулярно, дважды в неделю, занимается со своими студентами – по скайпу.
В этот приезд Алан кроме семинаров проводил многодневный эксперимент. Выглядело это так: в пустой аудитории два молодых человека сидели на соседних стульях перед видеокамерой и по очереди что-то рассказывали друг другу на русском языке. Записанные видео студенты и аспиранты под руководством А.Ченки будут исследовать, используя специальную компьютерную программу, позволяющую транскрибировать речь и жесты людей. Студенты учились пользоваться этой программой на семинаре, который проводил в тот день Алан вместе со своей коллегой из Технического университета города Хемница (Германия), по скайпу объяснявшей все тонкости. Программа разработана в Институте Макса Планка в Найменхене. “Если мы просто описываем жесты, получается субъективно, ненаучно, а программа предлагает классификацию элементов движения, разбивку их по категориям. Мы можем сравнивать их с тем, что получили,
изучая видеозапись эксперимента, это более надежный метод, – объяснил мне Алан после семинара. – Работа очень скрупулезная и трудоемкая”.
Он хорошо говорит по-русски – докторскую степень получил в Университете Брауна (Провиденс, США) в области сопоставительной семантики славянских языков. Потом – годы работы в Университете Эмори (Атланта, США), погружение в когнитивную лингвистику, теорию метафоры, в анализ устной речи и жестов. До того как заняться лингвистикой, Алан Ченки изучал биологию – отсюда его интерес к языку как части человеческого поведения.
Профессор Ченки рассказал, что эксперимент по изучению жестов в вербальной коммуникации идет не только в России, в МГЛУ, но также во Франции и Германии на соответствующих языках. На следующем этапе предполагается сравнить, как меняется жестикуляция человека, когда он выражает свои мысли на чужом языке, как она зависит от уровня владения этим языком.
– Мы исследуем связи между тем, что думаем о событиях, и тем, как выражаем это в словах и жестах, – говорит Алан. – Оказывается, если мы описываем то, что длилось очень долго, – путешествие в любимый город например, – мы используем одни жесты. Если рассказываем о событии, которое произошло внезапно и быстро завершилось, – другие. В разных языках события описываются по-разному. Скажем, в русском есть совершенный и несовершенный виды глаголов. В немецком такого разделения нет; чтобы показать, что событие имело другой характер, используют тот же глагол с приставкой. Во французском языке существуют разные формы прошедшего времени, среди которых есть форма, аналогичная совершенному виду в славянских языках. Вопрос: эти различия – феномен языка, или мы по-разному думаем о событиях, когда говорим о них? Ответ надеемся получить, изучая и сравнивая жесты людей, говорящих на разных языках. Этот вопрос относится к фундаментальной науке. Но мы хотим провести исследование и на практическом уровне. Когда предприниматели хотят убедить кого-то, как они это делают? Пользуются ли они в таких контекстах жестами или только словами? Когда политики ведут свои дебаты, в каком случае они опираются на жесты, в каком нет? Как зависят такие полимодальные стратегии от контекста? И как все происходит в разных языках?
– Что же дает для понимания человека язык жестов?
– Это не язык жестов, – энергично протестует профессор. – Мы изучаем более тонкие вещи. Жестикуляция может показать, как мы думаем, когда говорим. Начало исследованиям в этой области положила книга Дэвида Мак-Нила “Hand and mind: what gestures reveal about thought”, вышедшая в 1992 году. Он показал, что в процессе общения мы используем образы и метафоры не только в речи, но и в жестах.
– То есть жестами мы говорим то, что не облекаем в слова?
– Отчасти да. Например, говоря об абстрактных идеях, человек иногда действует руками так же, как если бы говорил о чем-то предметном. Мы “показываем” идеи, делая абстрактные вещи более конкретными. Слова “у меня большая проблема” сопровождаются движениями, схожими с теми, как если бы человек говорил: “У меня большой мяч”. Жестами передаются какие-то детали информации, и есть исследования, показывающие, что слушатель неосознанно их воспринимает. Иногда жестикуляция связана со структурированием речи: используя слова “во-первых”, “во-вторых”, “в-третьих”, человек руками как бы обозначает место этих аргументов в пространстве. Потом он может вернуться к “во-первых” без слов, лишь показывая жестом (“вот здесь”) – это помогает слушателю понять, о чем речь.
– В России скорее на слуху язык жестов. Есть много популярных книг на эту тему. Это имеет отношение к науке?
– Да, думаю, такие книги отражают реальность и могут быть полезны. Но там речь идет о жестах, имеющих ясное значение в разных контекстах. Значение одного и того же жеста различно для разных культур, и это надо знать, чтобы не попасть впросак. В таких книгах описывается и язык тела. Если, скажем, на собеседовании, которое проходишь для получения работы, ты сидишь расслабленно, как бы показывая, что тебе неинтересно происходящее, результат ясен. Такими вещами занимаются антропологи, может, культурологи. Лингвистам это дает немного.
Мы же изучаем жесты, не такие оформленные, не такие ясные, и они скорее связаны с тем, как мы говорим в данный момент. Они более тонкие, беглые, порой трудноуловимые. Надо смотреть, как люди на самом деле разговаривают и что делают в ходе разговора. Мы очень мало знаем об этом. Изучение таких жестов в разных языках – сравнительно новая дисциплина. Отчасти это связано с технологиями и новыми методами изучения. Еще 10 лет назад таких возможностей, таких способов работы с видеоданными не было. Я начал подобный проект по изучению жестов в 1995 году, тогда все записывалось на пленку, и многократно просмотреть запись в замедленном темпе, разделить движения на элементы было очень трудно. Сейчас это делать гораздо легче.
– Когда вы смотрите телевизор, вы тоже анализируете по привычке?
– Мы не так устроены, чтобы одновременно обращать внимание на то, что люди говорят, и на то, что они делают: это слишком много для человека. Разве только если я слушаю скучную лекцию, то смотрю на руки лектора – а, ясно, почему они так движутся… Как-то с одним моим студентом мы говорили о жестах, о метафорах. Через неделю он сказал, что ему это очень помогло: “Я раньше слушал лекции по философии и ничего не понимал, а теперь смотрю на жесты профессора и понимаю лучше, он все, оказывается, показывает!”. Так что иногда это помогает, но чаще – нет.
– Как вам работается в Москве?
– Отлично! Здесь хорошие коллеги. Мне особенно интересна работа в МГЛУ, потому что я в годы аспирантуры изучал славянские языки, это мое начало как ученого. Мне нравится работать со студентами.
Мне кажется, очень важно, что благодаря нашему проекту развивается международное сотрудничество с лингвистами Нидерландов, Германии, Франции. Это чрезвычайно полезно для всех сторон. Мои коллеги из этих стран очень мало знают о том, что происходит в российской науке. Думаю, что моя задача здесь – не только изучать жесты, но еще наладить сотрудничество. Надеюсь, что получится.

На фото: Алан Ченки, Ольга Ирисханова,

Идет семинар

Наталия БУЛГАКОВА
Фото Анны МИРОНОВОЙ

Нет комментариев