Траектория в трактовках. Мнения о перспективах РАН не совпадают. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Траектория в трактовках. Мнения о перспективах РАН не совпадают.

В годовщину объявления о начале реформы Российской академии наук глава Правительства России Дмитрий Медведев утвердил Устав новой РАН. Поставлена точка в напряженных дебатах представителей академии с оппонентами из правительства на весьма содержательную тему: можно ли считать научной структуру, в числе главных задач которой числятся координация и проведение исследований, а также экспертное научное обеспечение деятельности органов государственной власти. Перебрав все возможные варианты, академию назвали (ура!) “организацией науки”.
Чтобы сообщить долгожданную весть об утверждении устава, председатель правительства пригласил президента РАН Владимира Фортова в Горки. Представляя документ, Дмитрий Медведев высоко оценил получившийся вариант, который “в полной мере учитывает предложения руководства Академии наук, с одной стороны, и правительственных структур, с другой стороны”. Премьер выразил надежду, что “Академия наук будет работать на базе этого документа долго и счастливо”.
Владимир Фортов выразил удовлетворение тем, что “устав, наконец, появился и начинает работать”, но был менее восторжен. Он отметил, что документ “является неким компромиссом, который дает возможность развиваться и двигаться вперед”, причем “двигаться по той траектории, которая существует, а не по той, которую пытаются навязать люди не научные”. Уловив настроение собеседника, Дмитрий Медведев заявил, что “Устав Академии наук – это очень важный документ, но не Священное Писание”, и пообещал: “Если потребуется, правительство готово обсуждать с академией те новеллы, которые могут быть необходимы для дальнейшего развития российской науки и РАН”.
О том, как планируется развивать академию и науку в новых, обозначенных, в том числе Уставом РАН, условиях, много говорилось на недавней пресс-конференции академического руководства. “Теперь мы имеем возможность реализовывать те функции, которые прописаны в законе о реформировании академии, – объявил вице-президент РАН Валерий Козлов. – Являясь организацией науки, академия продолжит проводить исследования, будет координировать эту работу в России, осуществлять экспертные функции в научно-технической сфере”. Заместитель президента РАН Владимир Иванов, в свою очередь, отметил, что выполнение возложенных на нее задач академия начнет с выстраивания отношений с органами власти, которые имеют в своем ведении научные организации.
В первую очередь, речь идет, конечно, о Федеральном агентстве научных организаций. Представители РАН дали понять, что, хотя функции учредителя институтов перешли к ФАНО, академия не намерена бросать организации, большинство из которых сохранило в своем названии аббревиатуру “РАН”.
– Сейчас главная задача академии и ФАНО – четко распределить компетенции: кто чем занимается и за что отвечает, – отметил Владимир Фортов. – У нас общие цели. Надо увеличить вложения в науку, повысить зарплаты ученых, привлечь в науку молодежь, оснастить институты самым современным оборудованием.
По словам академика Фортова, сегодня отношения между РАН и ФАНО складываются по-разному: случаются и нестыковки, и расхождения во мнениях. “Но, главное, есть понимание с обеих сторон, что надо сделать все возможное, чтобы ученые ощутили минимум катаклизмов, которые возникают в переходный период”, – подчеркнул он.
Между тем сотрудники бывших РАНовских институтов пребывают в неведении относительно своей дальнейшей судьбы. Многие подозревают, что после завершения в конце года введенного Владимиром Путиным моратория на решение кадровых и имущественных вопросов начнутся массовые сокращения сотрудников и ликвидация НИИ. По мнению ученых, первый шаг к реализации этого плана – готовящаяся ФАНО система оценки результативности научных организаций.
Чиновники, как могут, развеивают эти опасения. Разработку критериев и порядка оценки ФАНО ведет вполне открыто, в диалоге с научной общественностью. Недавно агентство создало рабочую группу по определению методики и регламентов оценки результативности подведомственных организаций, которую возглавил глава ФАНО Михаил Котюков и в которую вошли представители институтов всех объединившихся госакадемий.
А на днях прошла вторая экспертная сессия, посвященная выработке критериев и механизма оценки, в которой приняли участие более 100 ученых со всей России. Выступая на этом мероприятии, заместитель руководителя ФАНО Алексей Медведев, исполняющий обязанности находящегося в отпуске главы агентства, заявил, что “задача сессии – постараться консолидировать представление сообщества ученых о том, как должна осуществляться оценка научных организаций”. “Эта объединенная позиция будет зафиксирована в итоговой резолюции и ляжет в основу нормативно-правовых актов, которые разработает ФАНО”, – пообещал он.
Итоги очередной сессии “Поиску” прокомментировал главный научный сотрудник Института проблем развития науки РАН Андрей Кулагин, вошедший в упомянутую выше рабочую группу ФАНО. Он отметил, что во второй встрече участвовало значительно больше, чем в первой, представителей медицинской и сельскохозяйственной науки. Соответственно, много времени было уделено обсуждению особенностей работы и оценки их научных организаций, которые очень слабо отражены в правительственных документах, являющихся основой для создания ведомственных.
Что касается наработанных подходов к системе оценки, то, по словам Кулагина, большинство участников склонилось к тому, чтобы из нескольких десятков показателей, обозначенных в приказе Минобрнауки и предложенных на сессиях ФАНО, выбрать несколько для каждой референтной группы. Эти 5-7 параметров, учитывающих специфику конкретных организаций, будут служить основой для работы экспертов, за которыми останется решающее слово.
Ученые только вырабатывают рекомендации по решению таких проблем, как выбор показателей, определение механизма формирования референтных групп и критериев отбора экспертов. Окончательное же решение будет принимать Межведомственная комиссия во главе с министром образования и науки, состав которой на днях был утвержден приказом министерства. “Процесс запущен, но до его завершения еще очень далеко, – отметил Андрей Кулагин. – Даже члены рабочей группы по многим вопросам имеют диаметрально противоположные точки зрения. Так что куда мы придем, пока не ясно”.
В то же время в пресс-релизе ФАНО по итогам второй экспертной сессии (журналистов на это мероприятие не пустили) говорится о том, что в августе агентство проведет третью, судя по всему, завершающую встречу и по ее результатам будет принята общая резолюция.
Кстати, на недавнем совещании руководства ФАНО с представителями трех профсоюзов – Российской академии наук, здравоохранения и аграрно-промышленного комплекса – Алексею Медведеву был задан вопрос о том, что будет с институтами, чью деятельность признают неэффективной. Ответ был обнадеживающим: главная задача – не ликвидировать слабые научные организации, а помочь им преодолеть кризис. “Мы должны совместно выработать меры по исправлению ситуации и внести изменения в программу развития института, чтобы в итоге он мог выйти на новый уровень”, – заявил заместитель руководителя ФАНО.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото с сайта government.ru

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2