Поиск - новости науки и техники

Несгораемый вклад. Наследие Вавилова востребовано и сегодня.

Всю жизнь курсом “земля” следует Геннадий Романенко – в лучших советских традициях прошел большой путь: агроном и председатель колхоза, снова агроном, но теперь уже всего Краснодарского края. Ответственные должности в краевой администрации. Научная карьера не оторвала его от земли: директор нескольких институтов, видный специалист ВАСХНИЛ и Россельхозакадемии. Ныне – академик, глава Отделения сельскохозяйственных наук РАН, автор приблизительно 45 книг, брошюр и около 400 научных работ. Из 85 лет, что существует Российская академия сельскохозяйственных наук, отмечающая в эти дни юбилей, Г.Романенко на посту руководителя 22 года. И первый вопрос “Поиска”: что было самым трудным для него за эти годы?

– Без сомнения, нынешняя реформа, – убежден Геннадий Алексеевич. – Всегда перед нашей академией ставились важные задачи, от нас ждали решения конкретных научных проблем: скажем, определение генетических ресурсов растений, развитие животноводства, сохранение плодородия земли, которыми русские ученые занимаются более 100 лет. Но сегодня нам не до этого. Сегодня мы вынуждены решать совершенно другие задачи, и едва ли главные из них, как сохранить наши научные школы, которыми славится Сельхозакадемия, как не потерять связи между наукой и производством. От нас требуют довести исследования до конечного результата, а впечатление такое, что делается все, чтобы этому помешать. Нередко наших ученых оставляют без производственной базы: например, приватизируют завод по выпуску вакцин – и мы гадаем, чем он займется дальше. Так, считаю, можно загубить прекрасно отлаженные взаимоотношения научных коллективов и производственников, а также экспериментальных хозяйств. Безусловно, это самая большая проблема, стоящая перед отраслью.
– Выступая на Общем собрании РАН, вы процитировали Петра Столыпина: “В России затевают реформы только потому, что они скрывают неумение править”. Почему вы привели эти слова видного государственного деятеля?
– Потому что они прямо относятся к нашей реформе. Мы реорганизуем академию, на мой взгляд, не представляя, каким должен быть конечный результат. Пока что, могу сказать, реорганизация больно ударила по сельскохозяйственной науке. Мы все сделали, чтобы сохранить научные школы Н.Вавилова, Д.Прянишникова, других выдающихся ученых.  А их фактически буквально разрывают: часть ученых перешла в ФАНО, часть – в вузы, неизвестна судьба целых научных коллективов. Как сохранить десятки опытных станций, отвечающих за состояние генетических ресурсов? Сеть растениеводческих станций создавалась, между прочим, еще Николаем Вавиловым. К сожалению, многие образцы оказались утерянными, например, генколлекция винограда. Хорошо, что ее удалось возродить благодаря нашим крымским друзьям. Пропали некоторые образцы кормовых культур, и их необходимо срочно восстановить, иначе не повысить плодородия земли.
– В каких областях Сельхозакадемия сотрудничает с зарубежными коллегами?
– Мы заключили почти 200 соглашений с различными иностранными организациями из 56 стран. Контакты самого разного характера. Однажды в Уругвае мне показали старую амбарную книгу и в ней запись: в 1930-е годы Николай Вавилов получил здесь образцы овса. Известно, что он привез их в институт Петербурга – и они существуют до сих пор, а в Уругвае их потеряли. И теперь попросили размножить их овес и прислать образцы. Вот пример сотрудничества. Японские коллеги интересуются нашим опытом выращивания холодостойких культур и сортов. Заинтересованность взаимная, поскольку и нам есть что перенять у тамошних специалистов. Вместе с учеными Австрии и Германии организовали производство  селекционно-семеноводческой техники. Комбайны работают так, что собирают и обрабатывают буквально каждый колос, каждый початок. Три мощнейших института  (наш, российский в Покрове, американский и немецкий)  объединились, чтобы вместе бороться с самой страшной болезнью свиней – африканской чумой. По отдельным направлениям наши ученые впереди, по другим – зарубежные коллеги.
– Востребованы ли ваши фундаментальные исследования, есть ли возможность довести их до практического применения?
– Об отдаче наших исследований надо судить по фактам. 99 процентов посевов зерновых культур занято отечественными сортами. Такая же приблизительно картина и по кормовым культурам. А они имеют принципиальные особенности: одно дело выращивать их в Нарьян-Маре и совсем другое – в астраханских песках. Этим мы можем гордиться. Но признаем: мы отстаем в селекции сахарной свеклы. Долго дискутировали, как лучше поступить с подсолнечником: выращивать сорт или гибрид? Решение нашли и успешно развиваем оба направления. Освоили относительно новую для нас культуру – рапс (масло для питания белком идет на корм животным). Сегодня производство его превышает миллион тонн.
– Если сравнить наши показатели по основным направлениям сельхоздеятельности с зарубежными результатами, кто впереди?
– А сравнивать и не надо. Если посмотреть на урожайность, например, озимых зерновых культур, то показатели у России и Америки почти одинаковые. А кукурузы они собирают раза в два-три больше. Все дело в климате: нам просто времени не хватает, чтобы получить хороший початок. Отсюда и результат. Европа уже начинает уборку озимого ячменя, как и мы, на юге, а на севере у нас еще идет посевная. Страна большая – потому и разброс велик. Но дело не только в климате. По животноводству картина такая. В мире селекция молочного и особенно мясного поголовья крупного рогатого скота ушла далеко вперед. А в России в этой области дела обстоят хуже. Но мы сохранили генетический фонд устойчивых к различным заболеваниям местных пород. Это очень важно. И по птицеводству ничем не уступаем коллегам. Постепенно сокращается разрыв в свиноводстве. Много внимания уделяем табунному коневодству. Но по некоторым позициям уступаем. В первую очередь в мясном животноводстве. Чтобы хозяйства ритмично работали, необходима государственная поддержка.
– Обеспечиваем ли мы себя сельхозпродукцией?
– Надо разбираться в каждом конкретном случае. Нет, например, проблем с крупами и мукой, а также с сахаром, на мировой рынок поставляем растительное масло. Но завозим говядину и будем продолжать это делать, наверное, не один год. Закупаем и свинину. А все потому, что крестьянам невыгодно держать свиней: цены низкие. В СССР на каждого жителя в день приходился литр молока. И его не хватало. Сегодня мы производим его меньше процентов на 30, а оно все равно остается, потому что цены “кусаются”. А ведь это можно исправить.
Однажды я был в отдаленном районе Якутии, на Алдане, – место, я вам скажу, не располагающее к ведению сельского хозяйства. Остановились у егеря и узнали, что он держит аж две коровы. Оказалось, что молоко он сдает на комбинат по цене, правда, низкой – всего 3-5 рублей за литр. Но комбинат выпускает разнообразную продукцию и продает ее тоже по низким ценам. Немаловажное обстоятельство. Но главное, республика учитывает, сколько егерь сдает молока на комбинат, и стимулирует его: к заработанным им трем рублям доплачивает ежемесячно еще примерно 27 рублей. И егерю выгодно держать двух коров даже в Якутии. Понятно, что, скажем, у Астраханской области или Калмыкии нет таких средств, как у Якутии, потому необходимы государственные дотации.
– Вернемся к реформе РАН. Ваши пожелания ей?
– Объединились три академии – значит, считаю, все ученые должны быть равны. И пусть каждый занимается своим делом – тогда и толк будет. Оценивать же работу надо по вкладу, а не по принадлежности к той или иной организации.

К 85-летию Российской академии сельскохозяйственных наук
Только факты
25 июня 1929 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление “Об организации Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина”. Ее президентом стал Николай Вавилов, выдающийся организатор биологической и сельскохозяйственной науки, заложивший фундамент новых научных направлений в растениеводстве, ботанике, генетике, селекции, в других науках. По его инициативе и под непосредственным руководством были образованы крупные научно-исследовательские институты с разветвленной сетью филиалов и опытных станций.
Уже в первые годы ВАСХНИЛ развернул исследования по многим направлениям сельхознауки. Широкую известность получили работы Д.Рудзинского, Н.Рудницкого, А.Шехурдинова. Созданы научные школы академиков П.Лукьяненко, В.Пустовойтова, М.Хаджинова. Использование наследия И.Мичурина позволило создать серию плодовых, ягодных, цветочно-декоративных, субтропических культур и винограда. Получили развитие научные школы В.Докучаева и П.Костычева. Мировую известность приобрели фундаментальные работы представителей научной школы Д.Прянишникова. Крупную научную школу по проблемам сельскохозяйственной радиологии организовал академик В.Клечковский. Неоценимый вклад в разработку теоретических и практических основ почвозащитного земледелия внесли академик А.Бараев и почетный академик Т.Мальцев. В последствии это направление получило развитие в работах академиков И.Шатилова и А.Каштанова. Основателем научной школы земледельческой механики стал академик В.Горячкин. Большой вклад в развитие механизации и электрификации сельского хозяйства внесли академики В.Желиговский, И.Василенко, А.Будзко, В.Болтинский, И.Евреинов.  
Крупнейшим достижением зоотехнических наук стала теория генетического улучшения отечественных пород, ее автор – академик Е.Лискун. Другое выдающееся открытие – разработанный академиком В.Миловановым метод длительного хранения гамет сельскохозяйственных животных – обеспечило массовое и эффективное применение искусственного осеменения. Заслуживают внимания работы М.Иванова, М.Завадского, Л.Эрнста, создавших современные высокоэффективные породы, типы и линии сельскохозяйственных животных и птицы. Достижения ученых-зоотехников позволили вырастить 12 новых пород крупного рогатого скота, 17 – свиней, 30 –  овец, 14 – лошадей, более 50 пород и кроссов птицы. Видное место занимала ветеринарная наука. Один из ее классиков – академик К.Скрябин, основал отечественную школу гельминтологов. Весомый вклад в разработку проблем борьбы с опасными болезнями скота внесли академики С.Вышелесский, А.Саркисов, И.Бакулов.
30 января 1992 года указом Президента РФ была создана Российская академия сельскохозяйственных наук на базе действовавших в то время Российской республиканской академии и ВАСХНИЛ. Задача объединенной академии – научное обеспечение агропромышленного производства. Результаты впечатляющие: созданы сорта озимой пшеницы, кукурузы, риса с урожайностью свыше 11 тонн с 1 га. Достигнуты успехи в области производства масличных культур, сои, кормовых и плодовых культур. Получены высокие результаты производства семян сельскохозяйственных культур высших репродукций и оригинальных семян. Эффективно функционирует система предупреждения и борьбы с болезнями, вредителями и сорными растениями. Разработаны технологии адаптивно-ландшафтного земледелия, обеспечивающие защиту почв от эрозии и других видов деградации, что дало повышение урожайности сельскохозяйственных культур на 30-35%.
В области животноводства создан племенной скот молочного направления с продуктивностью свыше 10 тысяч кг молока за лактацию. Это позволило довести среднегодовой надой молока на фуражную корову до 5000 кг. В области хранения и переработки сельскохозяйственной продукции 90% пищевых продуктов производятся по технологиям, разработанным учеными академии. Экономический эффект от научного обеспечения агропромышленного комплекса страны может составить до 40 миллиардов рублей ежегодно.
Согласно Федеральному закону №253, Российская академия сельскохозяйственных наук присоединена к РАН в качестве Отделения сельскохозяйственных наук РАН с передачей подведомственных академии научных организаций в ведение Федерального агентства научных организаций.

Юрий ДРИЗЕ

  Фото предоставлено Г.Романенко

Нет комментариев