Поиск - новости науки и техники

Чужие в городе. Мигранты предпочитают сидеть тихо.

За шесть лет, что существует Лаборатория политических исследований Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” (НИУ ВШЭ), ее сотрудники провели с десяток самых разных опросов. Большая их часть касалась молодежи, ее взглядов и политических представлений. Нужно же обществу знать, что она собой представляет? Вот вырастут нынешние молодые люди – и нам покажут… Действительно, результаты зачастую оказывались неожиданными. Например, как показало одно из исследований, далеко не все студенты-первокурсники ведущих столичных вузов – МГУ, МГИМО, той же НИУ ВШЭ – знали, кем были Ленин или Сталин…
Однако в фокус внимания лаборатории попадали и другие социальные группы: военные, пенсионеры, даже заключенные. Однажды ее сотрудники сравнили высказывания некоторых депутатов Госдумы прошлого созыва и… московских бомжей. Выяснилось, что их взгляды на мироустройство во многом совпадают. Есть у политологов свой “конек”: они предпочитают брать интервью, а не проводить количественные опросы. Поскольку уверены: для подготовки аналитических материалов интервью подходит лучше всего. Только так, считают здесь, можно понять, что имел в виду респондент, почему ответил так, а не иначе.
Одно из последних исследований посвящено мигрантам. Тема животрепещущая, вызывающая горячие споры в обществе. Что неудивительно: приезжие, объясняют политологи, влияют на нашу среду обитания, даже изменяют ее, их пребывание в стране рождает немало проблем. Меньше со временем их не становится – вот и надо понять, что это за люди, какие у них дальнейшие планы, что они думают о нашей стране. Как, скажем, москвичи относятся к мигрантам – известно по разного рода опросам. А какими глазами приезжие смотрят на жителей столицы?
Возглавляла исследование заведующая лабораторией Валерия Касамара, а опрашивали мигрантов ее молодые сотрудники – Марина Максименкова и Анна Сорокина. Примерно три месяца они задавали вопросы 50 приезжим из Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, других постсоветских республик. Респондентами стали трудовые мигранты, занятые на низкоквалифицированных работах: грузчики, уборщики, сторожа, водители маршруток. Фамилий, конечно, не спрашивали: опрашиваемые и без того были напуганы. Интересовали исследователей их возраст (от 18 до 45 лет), происхождение, образование (среди них оказалось немало людей с дипломами о высшем образовании – историки, врачи, экономисты), условия работы и проживания в Москве. Были среди мигрантов и те, кто попал в столицу месяц назад, и те, кто здесь уже около 10 лет…
– Вам впервые пришлось работать не со столичными студентами, а с приезжими из Средней Азии. Были ли трудности?
А.Сорокина: – Да, они возникали, но в основном в плане языка: мигранты не всегда понимали нас, а мы их. И все же нам удалось провести интервью и получить ответы примерно на 20 вопросов. Многие боялись говорить, подозревая, что за ними следят: мол, рабочее время нельзя тратить на разговоры. К тому же общались мы, главным образом, с восточными мужчинами, и, поначалу, они не очень серьезно нас воспринимали. Но постепенно отношение менялось, становилось более доверительным. И после первых 10-15 минут они рассказывали нам о трудностях пребывания в Москве: о жилье, об обращении к врачам, отношениях с органами правопорядка…
М.Максименкова: – В исследованиях, посвященных мигрантам, социологи редко говорят о проблемах, с которыми сталкиваются приезжие. Чаще обсуждается, какие сложности порождает их пребывание в нашей стране. Мы решили это исправить, посмотреть на проблему с другой стороны – глазами приезжих. Те редкие социологические исследования, которые затрагивают представления самих мигрантов, фиксируют их положительное отношение к стране пребывания. Утверждается, что до 70 процентов приезжих верят, что русские относятся к ним хорошо. Однако наше исследование показало, что, на самом деле, у них нет таких иллюзий. Скорее, они просто хотели угодить социологам, как в том случае, когда в первые минуты интервью говорили, что Россия – “хорошая”, “нормальная” страна. Они приехали сюда от большой нужды и, даже имея высшее образование, готовы стать уборщиками. Но мирятся со всеми невзгодами, со своим униженным положением ради возможности работать и посылать деньги оставшимся дома семьям.
– Удивило ли вас что-нибудь в их ответах?
А.С.: – Неожиданным показалось отсутствие у респондентов желания остаться в России. Мы предполагали, что именно это является их главным мотивом, что они хотели бы, чтобы их семьи жили здесь, чтобы дети пошли в московские школы. То есть что они стремятся стать членами российского общества. На самом же деле это не так. Они понимают, чувствуют, что здесь их не принимают, что в средствах массовой информации создается образ мигранта как человека агрессивного, потенциально опасного. Поэтому не стоит удивляться, что у приезжих нет особого желания интегрироваться в наше общество. Они не хотят здесь оставаться навсегда, их не прельщает перспектива перевозить сюда семьи. Наша культура их также не интересует, и особого желания с ней знакомиться у них нет. В большинстве своем, кроме Москвы, мигранты нигде не были, а потому по столице судят о всей России, по москвичам – о всех россиянах. При этом Москву они практически не видели: кроме Красной площади и торговых центров, куда ходят, как на экскурсии.
М.М.: – Приезжие заранее знают, что им здесь будет нелегко и что рассчитывать они должны только на себя и какого-либо посредника – родственника или друга, давно уже здесь живущего и помогающего мигранту адаптироваться в первые месяцы. Большая часть наших респондентов приехала сюда не просто так, а к кому-то. И без такого посредника, который имеет определенный опыт и связи, введет в курс дела, поможет с регистрацией и документами, поиском жилья и работы, обойтись трудно. Именно подобные посредники, а вовсе не российские организации помогают адаптации приезжих.
А.С.: – Мигранты оказываются в чуждой среде, без подобающих бытовых условий (в комнатах, как правило, размещаются по пять-шесть человек). И могут только мечтать, чтобы на законных основаниях их расселили по общежитиям, а их дети, как в Европе, пошли бы в специальные классы изучать русский язык. Мы общались с детьми мигрантов, учащимися московских школ. Они или вообще не знают русского, или владеют им очень плохо, а учителя им не помогают. Так о какой адаптации может идти речь? Но они готовы со всем мириться. Мы говорили с одной женщиной, по специальности она – стоматолог. Ее зарплата на родине – 100-200 долларов. Здесь она стала уборщицей и рада этому, поскольку зарабатывает 1000 долларов и откладывает деньги на образование детей.
М.М.: – Краткосрочные планы всех наших респондентов были связаны с Россией. Их цель – достаточно заработать, чтобы купить дом, машину, дать образование детям. Но в долгосрочной перспективе они собираются уехать домой.
– Каковы политические представления мигрантов, как они относятся к президентам своих стран и России?
М.М.: – Критерий оценки чрезвычайно прост: есть в стране работа – президент хороший. Нет – плохой. По этой логике российский президент – образцовый, а собственные – представляются главной причиной всех их бед. В начале интервью, желая расположить нас к себе, респонденты хорошо отзывались о России и россиянах, поскольку были уверены, что именно это мы хотим от них услышать (данные некоторых количественных опросов, возможно, объясняются этим обстоятельством). При этом они говорили и парадоксальные вещи, например, что из Жириновского получился бы прекрасный президент, который разогнал бы всех мигрантов. Но постепенно респонденты становились более откровенными – рассказывали о том, что думают на самом деле.
А.С.: – Мы спрашивали их о России, интересовались, какие ассоциации она у них вызывает. Но понимания не находили: они повторяли, что Россия означает для них возможность найти работу, а ее президент – самый лучший из правителей, поскольку дает мигрантам это право. И мечтают они, чтобы на смену главам их республик пришли такие же люди, как Владимир Владимирович. Когда же мы пытались больше узнать об их впечатлениях о нашей стране, они отвечали: посмотрите телевизор – и сами все узнаете. Как выяснилось, основной источник информации для них – это первый канал телевидения.
М.М.: – Если о России наши респонденты в основном отзывались как о нормальной или, реже, хорошей стране, то о россиянах говорили часто как о плохих людях. Только в качестве работодателей они, по мнению мигрантов, лучше, чем представители других национальностей и даже соотечественников. И это при том, что здесь у них нередко отбирали паспорта и по нескольку месяцев не выплачивали заработную плату. Они уверены: обманывают все, и все же желательно попасть к русскому работодателю. Русские представляются “наименьшим злом”. Но страх перед российским обществом велик. Многие признавались, что боятся ходить по улицам города, особенно женщины. Вывод, который они делают для себя, простой: здесь надо сидеть тихо и не высовываться. Они мирятся со своим положением, но не возмущаются им. И повторяют: главное, что здесь у них есть работа.
А.С.: – Нужно учесть, что в столице мигрантам чаще всего приходится общаться с представителями органов правопорядка и работодателями. Неудивительно, что о москвичах, как и об уровне коррупции в стране, респонденты судят именно по ним. Что касается взяток, то их мигранты вынуждены давать постоянно, но относятся к этому спокойно, как к само собой разумеющемуся. У них есть опыт: по сравнению с тем, что делается в их странах, у нас, как им представляется, берут по-божески. Однако все равно надо платить за регистрацию и медицинскую справку, давать деньги, чтобы пустили в квартиру. Но их радует, что приезжие из Средней Азии платят всего 200-300 рублей, а выходцы из Закавказья – несколько тысяч.
Мы также поинтересовались у респондентов, о чем они попросили бы нашего президента, будь у них такая возможность. Просьбы ограничивались получением российского паспорта – он избавит их от столкновений с различными госструктурами. Речь шла и о хотя бы минимальной помощи с жильем, и о поступлении детей в московские школы – возможно, тогда они перевезли бы их в столицу (об этом мечтает большинство опрошенных женщин). На самом деле, они просят не так уж и много. Миграция – наша сегодняшняя реальность, и от мигрантов нам никуда не деться. Учитывая российские демографические проблемы – старение населения, низкий уровень рождаемости, – нужно подумать о том, как пойти им навстречу, сделать так, чтобы они не были чужими в России, а имели все возможности для адаптации и интеграции.

Юрий ДРИЗЕ

Нет комментариев