Поиск - новости науки и техники

Советы диссоветам. Системе аттестации научных кадров прописана динамика.

Приоритетные задачи совершенствования системы аттестации научных и научно-педагогических работников стали главной темой регионального совещания, состоявшегося в Москве на площадке РУДН. Данная встреча оказалась завершающей в серии аналогичных мероприятий, организованных и проведенных начиная с апреля нынешнего года во всех федеральных округах Министерством образования и науки РФ и Высшей аттестационной комиссией при Минобрнауки России. Модернизация системы подготовки кадров высшей квалификации, вопросы оптимизации сети диссертационных советов, нормативно-правовое обеспечение этого процесса вызвали горячие дискуссии участников совещаний: руководителей вузов и академических институтов, представителей органов региональной власти, экспертных советов ВАК, ученых и преподавателей.
Открывая заседание, глава ВАК Владимир Филиппов особо отметил важность итоговой встречи в условиях реализации нового положения о порядке присуждения ученых степеней и ряда других новаций системы аттестации научных кадров. Вопросы оптимизации деятельности сети диссоветов и ход исполнения поручений председателя Правительства РФ по ним станут темой совместного заседания одной из коллегий Минобрнауки и ВАК, запланированного к проведению осенью. Владимир Филиппов также отметил колоссальный объем работы по данному направлению, проделанной министерством за прошедший год (начиная с сентября 2013 года). Напомнил он и о важных постановлениях Правительства РФ, направленных на совершенствование работы в данной области: о деятельности ВАК, порядке присуждения ученых степеней и званий, о докто­рантуре. Как подчеркнул глава ВАК, Минобр­науки приложило немало сил для отстаивания принципиальных положений в вопросах совершенствования аттестации научных кадров высшей квалификации.
Замминистра образования и науки Людмила Огородова поблагодарила всех, кто, несмотря на “горячее” летнее время, нашел возможность принять участие в обсуждении проблем аттестации научных кадров, что свидетельствует о важности поставленных задач:
– Так получилось, что в цикле знакомств с теми, кто принимает активное участие в процессе аттестации научных кадров, столицу мы оставили напоследок: требовалось понять, какие вопросы, риски волнуют научную общественность в системе аттестации. Москва же – наиболее опытный и профессиональный блок этой системы, и потому было бы неправильно прийти сюда, не поучаствовав предварительно в региональных дискуссиях по столь непростой теме. От вашей аудитории ждем конструктивных предложений, профессионального обсуждения вопросов, связанных с новой нормативно-правовой базой системы аттестации научных кадров. Мы уже отработали по ней полгода, но необходимо продолжать ее выверять, дополнять другими регулирующими документами. Такие встречи, как нынешняя, по сути, являются общественными слушаниями, поскольку диалог, идущий в их рамках, должен помочь выстроить эффективную систему аттестации научных кадров.
Выступление замминистра было посвящено современному состоянию и перспективам развития системы госаттестации научных и научно-педагогических кадров, работе и мониторингу деятельности сети диссертационных советов. Людмила Михайловна напомнила участникам совещания о данных в прошлом году главой Правительства РФ поручениях, направленных на повышение эффективности системы госаттестации научных кадров, в частности, по проведению оптимизации работы сети диссоветов, установлению требований к результативности научной деятельности организаций, на базе которых создаются советы по защите диссертаций, и ведущих (оппонирующих) организаций, членов экспертных советов ВАК и проч.
Особая роль в обеспечении эффективной аттестации научных кадров у профессионального сообщества:
– Не министерству, а именно ведущим ученым определять уровень требований и к диссертациям, и к диссертационным советам, в частности к их составу, – подчеркнула замминистра. – Репутационная ответственность – основа повышения эффективности аттестации научных кадров. Причем важна она не для демонстрации успехов друг перед другом, а для представления России на зарубежной арене. Репутация нашей страны в науке – это не только прорывные исследования, получение новых результатов, но и тот документ, который ученый привозит с собой, когда приезжает работать в научное учреждение за рубежом. Снижать уровень репутации России, как страны передовой науки, мы не должны. Для современного этапа развития характерна быстрая смена технологий, потому процесс аттестации научных кадров и организации научно-образовательной деятельности тоже должен быть очень динамичен. Система аттестации научных кадров – один из важных инструментов господдержки науки как таковой. И деятельность диссоветов – хорошая площадка для оценки эффективности этого государственного ресурса.
Требование создания пилотного проекта новой модели подготовки аттестации научных кадров – один из пунктов поручений главы Правительства РФ. Буквально накануне совещания поступил новый документ – Проект Федерального закона “О внесении изменений в статью 4 Федерального закона “О науке и государственной научно-технической политике” и в статью 4 Федерального закона “О Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете”. Согласно этому документу, данные университеты вправе самостоятельно устанавливать порядок присуждения ученых степеней кандидата и доктора наук, “включая критерии, которым должны отвечать диссертации на соискание названных ученых степеней, порядок представления, защиты диссертаций на соискание названных ученых степеней, порядок лишения, восстановления названных ученых степеней, рассмотрения апелляций на нарушения указанных порядков”. Ученые степени присуждаются по научным специальностям в соответствии с утвержденной номенклатурой и подтверждаются дипломами МГУ и СПбГУ, порядок оформления и выдачи которых утверждаются самими университетами. Оба вуза также вправе принимать решения о создании в своей структуре диссоветов, определять их составы и устанавливать полномочия, а также осуществлять контроль за деятельностью этих советов, приостанавливать, возобновлять и прекращать их деятельность.
Говоря о нормативно-правовой базе системы аттестации научных кадров, замминистра отметила, что в последние семь лет вертикаль власти в этой области все время усиливалась. Росли требования, шло реформирование… Но в начале 2013 года стало понятно, что лишь усиление вертикали власти в науке – не единственный и, может, не всегда правильный подход к решению существующих проблем. Потому в 2013 году ВАК и Минобрнауки развернули серьезную работу для того, чтобы наиболее эффективно распределить роли и нагрузку в системе аттестации научных кадров. В итоге функции были перераспределены таким образом, что общественная составляющая системы аттестации расширилась и усилилась.
Сегодня диссоветы получили право отклонить диссертацию не только на единственном основании, имевшемся ранее, – “несоответствие специальности и предмету”, но в том числе и на основании невысокого качества работы, требующей доработки. Согласно новой нормативно-правовой базе, диссовет приобрел функции по апелляции и рассмотрению заявлений о лишении ученой степени. ВАК получил возможность пригласить на заседание Президиума Высшей аттестационной комиссии не только соискателя, но и руководителя диссовета, самой научной работы и оппонентов. Все это, как и репутационная составляющая, повышение прозрачности деятельности диссоветов (увеличение сроков рассмотрения диссертаций, предварительное размещение документов в Сети), должно улучшить качество как системы аттестации, так и самих диссертационных работ. Благодаря этим усилиям развитие системы аттестации научных кадров идет в направлении передачи функций профессиональному сообществу.
Особое внимание на совещании было уделено вопросу состояния сети диссоветов. Напомним, еще в начале января Минобрнауки и ВАК официально объявили о приостановлении деятельности более 650 из имевшихся на тот момент 2547 диссертационных советов. Среди основных были претензии к составу советов. Так, например, зачастую члены советов не имели публикаций в журналах по соответствующим специальностям, состояли более чем в четырех диссоветах (что являлось нарушением нормативных документов, принятых еще в 2011 году). На устранение нарушений было отведено шесть месяцев. И вот срок настал. Но что изменилось? Как было сообщено на совещании, не так-то и много. 120 диссоветов представили ходатайства на внесение изменений в свои составы для устранения несоответствий требованиям Положения о совете по защите диссертаций (утвержденного Минобрнауки еще в январе 2014 года). Причем только 37 пакетов документов были оформлены правильно с первого раза. Другие же возвращались (и не один раз) на доработку. Итогом такой нерасторопности стал документ, подписанный главой Департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки буквально накануне проведения регионального совещания, о том, что деятельность диссоветов, не предоставивших информацию об устранении недочетов, а значит, до сих пор не соответствующих требованиям названного Положения, к 15 октября 2014 года будет прекращена (документы представлены на сайте ВАК http://vak.ed.gov.ru).
Отвечая уже после совещания на вопросы моих коллег-журналистов о том, каково же общее число действующих сегодня в России диссоветов, Людмила Огородова пояснила, что назвать точную цифру невозможно, потому что меняется она практически “утром, днем и вечером”: система диссоветов – живой и весьма подвижный организм. Идет постоянная работа, одни советы закрываются, кстати, отнюдь не в связи с нарушениями их деятельности, другие открываются… Потому для корректной подачи информации представители министерства в своих выступлениях не говорят “действующие сегодня”, а оперируют формулировкой “действующие на такую-то дату” диссоветы.
Шла речь на совещании и об имеющихся диспропорциях в специализации подготовленных научных кадров, не удовлетворяющих в итоге нуждам научно-технологического комплекса отечественной экономики.
– Структура научных специальностей по действующим в России диссоветам сформирована так, что большее их число работает по физике, химии, биологии, техническим, сельскохозяйственным наукам, – отметила Людмила Михайловна. – Но, говоря о подготовленных научных и научно-педагогических кадрах, мы рассматриваем и такую цифру, как среднее число защит по каждой специальности на один диссовет. Что тут получается? Больше одной докторской диссертации на диссовет в год приходится только по медицинским и фармацевтическим специальностям. Все остальные специальности в среднем защищают меньше одной докторской. Количество же кандидатских в среднем за год на один диссовет приходится вовсе не на те специальности, которые в первую очередь должны обеспечивать развитие научно-технологического комплекса страны: физико-математические науки, химия, биология и проч. Тут в лидерах – экономика, филология, юриспруденция, педагогика, культурология, социология… В Центральном федеральном округе такая диспропорция особенно заметна, но если говорить о других федеральных округах – там ситуация несколько иная: в Уральском, Сибирском, Дальневосточном ФО нет преобладания защит по экономическим, юридическим, педагогическим специальностям.
Вызывает тревогу у Минобр­науки и ситуация, когда в год в среднем в совете не защищается даже одна докторская диссертация. По кандидатским работам этот показатель не столь плох – в среднем семь защит приходится на один диссовет в год. По мнению замминистра, диссовет, не рассматривающий докторских ежегодно, – это, мягко говоря, “не очень правильно”. Кстати, есть данные, что ряд диссоветов вообще ни разу за 2011-2012-2013 годы не провели рассмотрение докторских работ…
Что касается мониторинга деятельности сети диссоветов, то в нынешнем году министерство не будет использовать его результаты для принятия каких-либо управленческих решений.
– Для нас было важно получить результат средне-референтного уровня качественного состава диссоветов и средне-референтного уровня характеристики научной школы, которая работает на базе организации, ходатайствующей об открытии совета по той или иной научной специальности, – пояснила замминистра. – Выполняя поручение Правительства РФ, мы привлекли ученых, чтобы они сами определили перечень индикаторов, по которым, собственно, и проводился данный мониторинг. Выяснилось, что при открытии диссоветов для достижения эффективности необходимо ориентироваться, прежде всего, на наличие в данной организации ведущих научных школ в той или иной области, а также на определенные наукометрические показатели: в составы диссоветов должны входить активно работающие и публикующиеся ученые, имеющие за последние три – пять лет ряд опубликованных статей в ведущих мировых научных журналах.
Не секрет, как ранее зачастую формировался состав диссоветов: ввели когда-то в диссовет и все – это было почетной функцией. Мы же сегодня будем стараться выравнивать ситуацию и для этого вводить системные инструменты. Согласно индикаторам, которые нам предложили сами ученые для оценки качественного состава диссовета, в нем должны трудиться исследователи, активно работающие в передовых областях науки по своим специальностям именно сегодня.
Наряду с ротацией составов экспертных советов ВАК должны меняться и составы диссоветов, в зависимости от современного развития научных специальностей. Диссовет должен быть живой, активной структурой, которая поспевает за современными динамичными науками и технологиями. Это и обеспечит конкурентоспособность России как научной державы.
Замминистра рекомендовала отнестись с должным вниманием к заполнению новых форм отчетов по работе диссоветов. Ведь скоро эти данные будут использоваться для принятия управленческих решений.
О приоритетных задачах совершенствования системы аттестации научных кадров шла речь в докладе главы ВАК Владимира Филиппова. Подробнее о нормативно-правовом обеспечении системы собравшимся рассказала директор Департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Инесса Шишканова. После докладов по основной теме выступили представители научных и образовательных учреждений, затем последовал диалог с залом. Эксперты отвечали на вопросы, касающиеся постановлений правительства по совершенствованию системы аттестации научных кадров за последний год. В частности, речь шла о вариантах оплаты труда членов диссоветов, возможностях открытия объединенных диссоветов, особенностях проверки диссертаций на наличие заимствований. Отвечая на вопрос, связанный с работой диссоветов в Крыму, замминистра пояснила, что до 1 января следующего года они имеют право присуждать ученые степени в соответствии с украинскими требованиями, при этом российский ВАК будет признавать украинскую степень. А с 1 января 2015 года крымчане должны готовить и подавать диссертацию уже по российскому законодательству.
Отвечая на вопрос корреспондента “Поиска” о том, какие темы наиболее активно обсуждались в ходе других региональных совещаний, Людмила Михайловна ответила, что в большинстве своем вопросы были схожи: всех волнуют новые нормативы, потому что не вся нормативно-правовая база полностью проработана. Кроме того, поскольку новая нормативно-правовая база по аспирантуре и докторантуре была разработана на основе двух законов – Закона “Об образовании” и Закона “О науке”, которые и регулируют эту область сегодня, не все четко понимают, как предстоит действовать. Много вопросов задают и по объединенным диссоветам. “Мы даже приняли решение написать некие разъясняющие письма, дающие рекомендации людям, которые создают такие диссоветы, – прокомментировала Людмила Огородова. – Ведь есть уже и те, кто имеет положительный опыт работы по формированию объединенных структур для защиты работ. Лучшие практики и опыт надо распространить и закрепить”.
Еще одна группа вопросов, волнующая всех: обеспечение финансирования деятельности диссоветов. По мнению замминистра, это область ответственности руководителя организации, на базе которой и создан диссовет: если для него вопрос науки и присутствия его организации на научной карте важен, то он должен заботится о решении таких проблем, как оплата деятельности диссовета. Все инструменты для этого: стимулирующие выплаты, распределение штатного расписания – у него в руках есть.
– Это должно стать важным акцентом в деятельности руководителя, – считает Людмила Огородова. – Понимаю, акцентов таких много, сама была проректором по науке и знаю все не понаслышке. Кстати, сегодня, например, большое количество институтов ФАНО пытаются получить лицензию на образовательные услуги. Для них это важно. И это правильно, потому что многие научные школы работают на базе учреждений, ранее подведомственных РАН. Но вопрос об образовательной деятельности всегда увязывается с наличием диссовета. Если вы сегодня хотите получить право на ведение образовательной деятельности, диссовет у вас должен работать. Соответственно, вы, как руководитель, будете интересоваться его деятельностью, поднимите на щит его работников, ученого секретаря, получивших дополнительный функционал.
Также убеждена, что вопрос участия в рейтингах и различных мониторингах – это область ответственности самой организации. На встречах в федеральных округах большое внимание уделялось предложенному мониторингу деятельности сети диссоветов. Люди просят прислать систему расчетов, им это интересно! Важно это и для принятия управленческих решений на всех уровнях. История и сделанное организацией за годы существования – это прекрасно, но мы должны говорить на языке сегодняшнего дня. Мы живем в конкурентной среде и обязаны быть конкурентоспособными.

Нина ШАТАЛОВА
Фото предоставлено
пресс-службой РУДН

Нет комментариев