Поиск - новости науки и техники

Рожденные ползать. Отчего камням в Долине смерти не лежится на месте?

На днях очередная гипотеза объяснила необъяснимое. Американские ученые Ричард Норрис (Scripps Institution of Oceanography, La Jolla, California) и Джеймс Норрис (Interwoof, Santa Barbara, California) вместе со своими коллегами объявили, что раскрыли тайну движущихся камней в местечке Racetrack знаменитой Долины смерти в Калифорнии. Результаты исследований опубликованы недавно в журнале PLoS ONE. Задолго до оглашения убедительных научных данных корреспондент “Поиска” тоже предпринял попытку разобраться, в чем, собственно, фокус.

Побывать в Долине смерти мечтает, наверное, каждый автопутешественник, отправившийся исследовать Национальные парки Калифорнии. Интригует, конечно, и название, и возможность увидеть множество уникальных объектов, расположенных на этой необитаемой территории. Плюс, конечно, некий риск, который сопровождает путешествие. В официальном путеводителе по Долине смерти она так и именуется: “Земля экстрима”, и все эпитеты – самое горячее, самое засушливое, самое низкое место – даны ей не зря.
Согласно легенде, свое название Долина смерти получила в середине XIX века. Было как будто бы так: две группы старателей с сотней повозок-вагончиков в приступе золотой лихорадки, заблудившись, вступили на землю долины, пытаясь найти кратчайший путь в Калифорнию. Несколько недель они блуждали в поисках выхода и пресной воды. В конце концов, бросив свои повозки, искатели счастья смогли перебраться через горный перевал. Правда, не без потерь – наиболее хилый старатель скончался, не выдержав испытаний. Покидая долину, одна из настрадавшихся женщин якобы воскликнула: “Прощай, долина смерти!” Название прижилось. Позже, видимо для создания соответствующей атмосферы и более активного привлечения туристов, достопримечательностям в этих местах стали давать и другие имена-страшилки: Funeral Mountains (Похоронные горы), Coffin Peak (Пик гроба), Hells Gate (Ворота ада), Deadman Pass (Проход мертвеца), Dante’s View (Виды Данте), Devil’s Golf Field (Дьявольское поле для гольфа), Furnace Creek (Ручей в печи).
Долина смерти представляет собой межгорную впадину в районе пустыни Мохаве. Большая ее часть сегодня принадлежит Национальному парку с одноименным названием. Основные его “интересности” – Badwater – самая глубокая (-86 метров относительно уровня моря) и самая горячая наземная точка на территории Северной Америки, где летом 1913 года была зарегистрирована рекордная температура +56,7 градуса; изумительной красоты пески Zabriskie Point и, собственно, обиталище непоседливых камней на дне высохшего озера Racetrack Playa. Но если до первых двух объектов добраться несложно, то путь к бывшему озеру преодолевается с гораздо большим трудом – главным образом, из-за отсутствия приемлемой дороги. Та, что есть, представляет собой извилистую грунтовку, усеянную булыжниками, местами проваленную, с сомнительными вариантами объезда по первозданной прерии, щедро “украшенной” будто искривленными артритом низкорослыми деревьями Джошуа (Joshua Tree). Вдобавок – практически полное отсутствие навигации (дорога пунктирно обозначена на карте тонюсенькой линией), а также каких-либо указателей на объект поиска. Короче, не поехать было нельзя.
За окном авто – август, утро и температура +45. Приобретенный в Visitor Center буклет сообщает, что это далеко не предел для последнего месяца лета, да мы и сами понимаем, что к полудню, когда, дай Бог, доберемся до места, будет еще на несколько градусов жарче.
Едем медленно, но поначалу не все так плохо, хотя отсутствие асфальтированной автодороги вызывает удивление, ведь главное достоинство национальных парков в Америке – это удобство осмотра заповедных природных зон. Все дороги и тропы в НП постоянно поддерживаются в рабочем состоянии, а в случае затопления или снежных заносов быстро приводятся в порядок. Каждый национальный парк непременно имеет уже упоминавшийся Visitor Center, где путешественникам помогут выбрать удобный пеший или автомаршрут, подскажут, к какой категории сложности он относится и сколько на “все про все” уйдет времени. Кроме того, территории парков постоянно патрулируют рейнджеры – на случай форс-мажора с кем-то из посетителей.
В Долине смерти немного не так: когда мы спросили про Racetrack, нам неопределенно показали точку на карте и сообщили, что дорога может быть закрыта из-за сильных дождей, которые прошли несколько дней назад. Так закрыта или нет? Нам важно было знать это определенно. Оказалось, что рейнджер пытался проехать к озеру на прошлой неделе, когда было “все совсем плохо”, а о текущей ситуации информации нет.
В общем, когда где-то в середине пути мы подъехали к табличке “Дорога закрыта, ремонт”, однако водителем было решено, что надпись устарела и сообщает о событиях недельной давности. По мере движения становилось понятно, что не смутило предупреждение только нас. Ни единой машины на всем пути нам не попалось. Только в одном месте, скособочившись, ржавел чей-то брошенный прицеп с вывернутым колесом.
Вскоре на пути оказался Перекресток чайников (еще одно место-страшилка, напоминающее о том, как ценна в Долине смерти вода), где каждый турист старается оставить и свой знак присутствия. Чайники – это определенный рубеж. Доехал, значит, назад уже не повернешь, а вперед – всего-то 6 км. Но если до перекрестка мы доколдыбали вполне успешно, то оставшийся путь действительно показался пыткой. Машину трясло неимоверно, скорость не превышала 10 км в час, ехали с остановками и выходами на “посмотреть-что-с-колесами”.
– А если прокололи?
– Да ничего, запаску поставим.
– А если и ее?
– Тогда хуже. Но тоже ничего, бензин есть, кондиционер работает, как-нибудь дотащимся.
– А если бензин кончится? – задаю неуместный вопрос, глотая горяченный воздух на очередной остановке.
– Тогда… плохо будет, – пресекает дальнейшие расспросы муж-водитель и упрямо жмет вперед.
В итоге доехали, за бортом адово пекло: +49, перед нами – будто бы действительно озеро (так кажется от “плывущего” на жаре воздуха), на самом деле – его высохшее дно: глинистое, абсолютно ровное, растрескавшееся на многоугольники неправильной формы. Посреди озера – “остров”, представляющий собой то ли скальную породу, то ли груду гигантских валунов. А где же ползущие камни? Решаем осмотреться, берем с собой по бутылке воды, и вперед! Проход по дну озера Racetrack больше всего похож на прогулку по гигантской раскаленной сковородке. Спасает только толстая подошва. В поисках тени инстинктивно жмемся ближе к “острову” и кое-где нависающим камням. Тень от них весьма условна, но другой-то нет.
Минут через десять начинаем с опаской смотреть в сторону машины – доберемся ли назад? Пекло и звенящая тишина создают ощущение ирреальности происходящего. Мы в абсолютном одиночестве, вокруг – ни следа присутствия человека, и только наш автомобиль, от которого мы отходим все дальше, связывает нас с цивилизацией.
Камни кое-где попадаются, и за ними действительно можно рассмотреть слегка вдавленные протяженные ровные следы. Они неглубокие, не больше полутора сантиметров, но довольно длинные – по нескольку метров. Их форма напоминает следы от предмета, который тащат по снегу или мягкой грязи. Но сказать, что все дно покрыто булыжниками, которые на наших глазах снуют туда-сюда, конечно, нельзя. Иногда даже кажется, что все это – преувеличение, очередная “замануха” для туристов. Сами по себе увиденные нами камни довольно необычны – часть из них явно из того же материала, что и почва под ногами, как будто вывороченные куски застывшей глины. Но есть и другие, более округлой формы. Попытки оторвать один из них от земли к успеху не приводят – тяжеловато, да и последние силы тратить на эксперименты опасно.
Побродив по загадочному месту около получаса и допив последнюю воду, решаем, что пора возвращаться к автомобилю. Камни мы видели, следы тоже, а детали можно обсудить по дороге.
Путь в обратную сторону, как водится, оказался повеселее. Вот проехали чайники, миновали брошенный прицеп, значит, теперь до цивилизации точно дотянем.
Все увиденное кажется загадочным, и мы перебираем вслух известные нам теории: движение под воздействием сильного ветра, потоков воды, уклона поверхности, опускания и подъема почвы, землетрясения, а у молодых членов группы – сына и его одноклассника – возникает вполне резонный, но кажущийся нам кощунственным вопрос: а чего это рейнджеры не установят на камни камеры и GPS-датчики, чтобы точно выяснить, как они перемещаются и перемещаются ли вообще. Объясняем зеленой молодежи: здесь заповедник, любое рукотворное вмешательство чревато, ведь по озеру даже ходить не разрешается в периоды дождей, когда глинистая почва превращается в грязную жижу (соответствующая табличка установлена у места для парковки и предупреждает, что следы человеческих ног, оставленные на дне озера в такую пору, очень долго будут портить заповедный пейзаж). Короче – нельзя. Хотя было бы интересно…
И вот на днях из сводки научных новостей узнаем: если очень хочется, то можно. Именно таким, самым что ни на есть тривиальным путем пошла группа исследователей из калифорнийских научных центров. Еще в конце 2011 года по согласованию с администрацией парка в южной части озера они установили на 15 камнях, идентичных природным, высокоточные навигационные датчики для отслеживания изменения положения этих и естественных камней. Предварительная версия была связана с замерзанием и последующим оттаиванием поверхности озера, и ученым оставалось дождаться подходящего момента, ведь заморозки, сопровождающиеся большим скоплением воды на его поверхности, – не такое уж частое явление.
В декабре прошлого года, когда вследствие осадков дно озера Racetrack покрылось внушительным слоем воды, эксперимент принес долгожданные плоды. За неделю до Рождества ученые приехали навестить “опытную площадку”. По свидетельству Ричарда Норриса, которое приводит газета The Washington Post, озеро было покрыто внушительным слоем льда, светило утреннее солнце и дул ветер. “Внезапно целый процесс развернулся на наших глазах, – рассказал далее ученый. – Было слышно, что лед затрещал и раскололся, и вместе со льдинами пришли в движение вмерзшие в них камни. На кадрах видеофильма, заснятого в те предрождественские дни, отлично видно, как они буквально “поплыли”.
Все оказалось до обидного просто. Под действием ветра льдины толкали по глиняной жиже камни, а те оставляли в ней характерные следы. Исследователи отмечают, что движению способствовало несколько факторов: зимние суточные перепады температуры, сильный ветер и состав грунта на дне озера. Не обошлось и без влияния климата. По мнению ученых, из-за общего потепления такие перемещения объектов стали происходить в Долине смерти все реже…
А нам теперь вдвойне есть чем гордиться: не упустили момент.

Светлана БЕЛЯЕВА
Фото автора
и с сайта www.pbs.org

Нет комментариев