Поиск - новости науки и техники

Киты, коты и хлеб насущный. Вопросов много, ответов – меньше.

Программа молодежного форума “Moscow Science Week 2014 – Неделя науки в Москве” была насыщена разноплановыми мероприятиями. Мы выбрали для освещения несколько секций, которые, на наш взгляд, представляют наибольший интерес для читателей.

Киты, коты и хлеб насущный. Вопросов много, ответов – меньше.
Во время панельной дискуссии “Российская академия наук в новых условиях” предполагалось обсудить возможности проведения комплексных исследований с участием коллективов научных институтов и университетов, взаимодействие фундаментальной и отраслевой науки, РАН и институтов развития, а также новые возможности для создания малых инновационных предприятий. Но, по словам модератора дискуссии, председателя СМУ РАН Андрея Котельникова, у молодежи пока нет четкого представления о том, что такое РАН в новых условиях. В рамках академии ученые жили много лет, теперь появилась иная структура – Федеральное агентство научных организаций. Что изменилось? Как взаимодействуют РАН и ФАНО? Что важно для молодого ученого в новой системе координат?

Заместитель начальника управления по взаимодействию с РАН и обеспечению деятельности научно-координационного совета ФАНО Евгения Степанова рассказала о различных аспектах сотрудничества РАН и ФАНО. В частности, о соглашении между академией и агентством (в дни форума оно было подписано), которое будет дополнено регламентами взаимодействия по различным направлениям научной деятельности и ее координации.
Сотрудничеству должен способствовать научно-координационный совет, который создается в тесном взаимодействии РАН и научных организаций, подведомственных ФАНО. Степанова считает, что академия, агентство и научные организации – это “три кита”, которые помогут не только сохранить и приумножить потенциал российской науки, но и сделать так, чтобы результаты научных исследований нашли применение в повседневной жизни. Подкрепила она свое выступление известным высказыванием Циолковского о том, что “наука имеет чрезвычайно осязательную, так сказать, хлебную важность”.
Однако в целом разговор о взаимодействии как-то не складывался: слишком много вопросов было у молодых ученых по поводу уже свершившихся и грядущих изменений. Чем НКС будет отличаться от Президиума или отделений РАН, не есть ли он альтернатива этим структурам? В академии существовала четкая концепция грантовой и иной поддержки молодых ученых, а станет ли поддерживать агентство? Будет ли увеличено финансирование академии? Некоторые вопросы вызывали недоумение не только у представителей ФАНО, но и у председателя СМУ РАСХН Дениса Колбасова, который сказал:
– Давайте все-таки договоримся о понятиях. В настоящее время РАН – это только академики, членкоры и небольшой аппарат. Признаться, я даже не знаю, чей теперь этот зал, в котором мы находимся. Будет ли ФАНО поддерживать школы молодых ученых? Думаю, что сейчас юридических оснований для этого нет. Но сейчас для нас, представителей СМУ, важно другое – понять, как улучшить координацию наших усилий.
Его поддержал Андрей Котельников:
– Наша задача – создать инструменты для коммуникации молодых ученых трех академий. Без обоюдного движения ничего не произойдет. Задача панельной дискуссии – как раз соединить звенья этой цепочки.
И тут обсуждение пошло более оживленно. Оказалось, отдельные группы молодых ученых и РАН, и медицинской, и сельхозакадемии уже делают попытки таких коммуникаций на базе междисциплинарных исследований и организовывают сетевое взаимодействие. Но, говорят они, для этого нужна общая площадка, и помочь ее организовать может как раз ФАНО.
Другие возражали: да что ж это такое, все какая-то крыша нужна, подпорки – самим надо заняться, на дворе XXI век, есть “Facebook”, “ВКонтакте”. Но и на это следовали серьезные возражения. Создание сетевого взаимодействия в рамках подготовки междисциплинарного проекта требует финансирования, но в госзадании, по которому работают научные организации, на такие цели средства не предусмотрены. Значит, надо искать источник финансирования, заказчика, или такое сетевое взаимодействие будет на уровне тех сайтов, на которых общаются в свободное время… любители котов.
Но все сошлись в одном – нужны горизонтальные коммуникационные связи. Креативных идей по междисциплинарным проблемам много, но они пока не работают – “вроде все делают одно дело, но каждый хочет в своем институте, за своим столиком”. Чтобы процесс пошел, необходимы интегративные усилия, даже, как сказал один из участников дискуссии, “мягкая сила нужна”. Но чья? Может быть, агентства?
– Не надо думать, что ФАНО – “волшебник в голубом вертолете”, – возразила начальник экспертно-аналитического управления ФАНО Елена Аксенова. – Мы готовы вас выслушать, рассмотреть даже сумасшедшие проекты, но вы должны взять на себя часть ответственности, а не просто приходить с поручениями, предложениями и проблемами. Если готовы реализовывать междисциплинарные проекты, то давайте будем создавать дистанционный ресурс, а не котиков обсуждать.

Первый – не последний. Фонды поддержки не жалеют грантов для молодежи
На организованной в рамках MSW образовательной сессии “Научные фонды и институты развития” молодежь проинформировали о том, каковы возможности получить поддержку российских научных фондов и институтов развития.

Открыл сессию Андрей Блинов – начальник управления программ и проектов Российского научного фонда, созданного в ноябре 2013 года. Он подробно рассказал о структуре и основных направлениях работы РНФ.
За год своего существования РНФ провел четыре конкурса, поддержав 876 проектов научных групп, 161 проект существующих лабораторий, 30 проектов, выполняемых международными научными группами, и 38 проектов создаваемых научной организацией и вузом совместных лабораторий. Работа проведена масштабная, отметил А.Блинов, на эти конкурсы поступило свыше 16 тысяч заявок, проведено более 40 тысяч экспертиз. “РНФ устанавливает жесткие требования по участию молодых ученых в коллективах, которые выполняют проекты, – сказал он. – Молодежи должно быть не менее 35 процентов, а в поддержанных фондом проектах их доля достигает и половины”.
О том, какая работа по поддержке молодых ученых проводится Российским фондом фундаментальных исследований, рассказала начальник управления молодежных программ РФФИ Ирина Журбина. В 2012 году на проведение молодежных конкурсов было выделено 1,6 млрд рублей, в 2013-м –
1,4 млрд, сообщила она. Сегодня таковых несколько. Задача конкурса научных проектов “Мой первый грант” – привлечение молодых сотрудников научных и образовательных организаций к активному участию в фундаментальных исследованиях. В 2012 году в его рамках было подано 5283 заявки, а в 2013-м – уже почти 6 тысяч.
Недавно также начался очередной конкурс научных проектов, выполняемых молодыми учеными под руководством кандидатов и докторов наук. Он предполагает привлечение молодежи, в том числе из-за рубежа, для участия в исследованиях, проводимых в российских научных организациях.
Очень важен, по мнению И.Журбиной, конкурс проектов организации российских и международных научных мероприятий. Его задачи: включение молодых в научное сообщество, создание условий для того, чтобы они могли обмениваться результатами исследований. Здесь главные условия: мероприятия должны проводиться на территории РФ, а рассматриваемые на них вопросы – носить фундаментальный характер. Участники: студенты, аспиранты и ученые до 35 лет. Только в 2013 году РФФИ получил более 400 заявок, из которых 239 были одобрены.
Еще один запускавшийся фондом конкурс – научных проектов, выполняемых ведущими молодежными коллективами. По его условиям, молодые ученые должны иметь достижения, признанные мировой и российской научной общественностью, обязательным также является наличие у соискателей ученой степени. Этот конкурс нацелен на проведение исследований по важнейшим проблемам фундаментальных наук, он призван способствовать стабилизации научных коллективов и закреплению в них молодых ученых.
О том, на какие конкурсы и на каких условиях подавать заявки в Российский гуманитарный научный фонд, на круглом столе говорила заместитель директора, ответственный секретарь РГНФ Нина Выскочил. По итогам молодежного конкурса фонд ежегодно поддерживает от 450 до 550 заявок на общую сумму 155 млн рублей, а это – 12 процентов от общего объема финансирования всего РГНФ.
Представил свою организацию и заместитель генерального директора Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Павел Гудков.
Для молодых ученых – соискателей грантов фонд предлагает несколько разноуровневых программ. “УМНИК” – программа вовлечения молодежи в инновационное предпринимательство. Возраст участников ограничивается 28 годами, размер гранта – 400 тысяч рублей. По этой программе фонд отбирает ежегодно около 2 тысяч молодых ученых. С каждым годом их количество растет.
Программа “СТАРТ” направлена на поддержку и формирование стартапов малых инновационных предприятий, которые работают менее двух лет и имеют четкую идею развития. Первый миллион рублей молодые ученые-предприниматели получают на то, чтобы эту свою идею “красиво упаковать в продукт”. А вот чтобы получить второй миллион от фонда, надо уже привлечь два миллиона внебюджетного финансирования и т.д. Сегодня заявки принимаются в электронном виде в круглогодичном режиме.
Для тех, кто уже выпускает и продает продукцию, фонд запустил программу “Развитие”. Она предусматривает финансирование предприятий, которым для повышения эффективности работы не помешали бы дополнительные НИОКР. За счет внедрения новых технических решений они могут диверсифицировать производство или снизить издержки. Как и другие программы фонда, эта программа не предусматривает выполнения научных работ, завершающихся отчетами, а предполагает, что в результате реализации проекта будет создан рентабельный бизнес и предприятие в дальнейшем сможет развиваться без дополнительной поддержки государства.
Еще одна свежая программа Фонда содействия – “Кооперация”. В ее рамках поддерживается инновационная деятельность малых предприятий, взаимодействующих с крупными компаниями. Ставится задача вовлекать организации малого наукоемкого предпринимательства для развития продуктовых линеек производственных компаний со сформированной сетью сбыта, для создания и обновления высокотехнологичных производств.
Выступившие на встрече руководитель службы инновационных экосистем ОАО “Российская венчурная компания” Георгий Гоголев и генеральный директор Совместного центра трансфера технологий РАН и РОСНАНО Олег Чурилов рассказали о том, как их организации формируют проекты и помогают молодым ученым понять, какими методами и инструментами “делается” успешный стартап.
“Закольцевал” выступления на сессии Андрей Блинов. “Молодым ученым надо правильно выбирать фонды для реализации своих проектов. В их работе исключено дублирование, каждый фонд предназначен для решения определенной задачи”, – подчеркнул он.

Примерялись к мерилу. Как овладеть культурой научных публикаций.
Публикации в научных журналах в последние годы стали не только одним из основных инструментов обмена информацией между исследователями, но и критерием, по которому судят об успешности того или иного ученого. За круглым столом Московской недели науки молодые ученые всесторонне обсуждали тему “Новая культура научных публикаций: результаты НИР в XXI веке”.

Воспользовавшись ролью модератора на круглом столе, и.о. ректора Государственного академического университета гуманитарных наук Денис Фомин-Нилов сделал экскурс в историю вопроса. Первые попытки презентации своих познаний о природе человек предпринял, по мнению ученого, более 20 тысяч лет назад в виде наскальных рисунков животных. Тогда и появились первые ученые, которые пытались зафиксировать результаты своих наблюдений. Около 8 тысяч лет назад люди начали изображать себя и свою жизнь. Четыре тысячи лет назад появились первые записи, с этого момента история ускоряется, а с ней и история научной мысли.
Шаг за шагом, от пергамента к папирусам, затем к бумаге, и… 20 лет назад в жизнь пришли компьютерные технологии – новые формы носителя информации, ее передачи и тиражирования. И все-таки, несмотря на связанные с ними удобства, мы сохраняем консервативную традицию публиковать отчеты о своих исследованиях, выпускать монографии. И это правильно, считает историк. Но его экскурс был не просто занимательным изложением фактов, а назиданием.
– В ХVI веке, когда происходил переход с одного носителя на другой – с пергамента на бумагу и от рукописных текстов на книгопечатание, академическое сообщество тоже было консервативным во многих европейских странах и выступало против такого перехода, – отметил Д.Фомин-Нилов. – Но там, где все-таки перешли с одного носителя информации на другой (в Великобритании, Германии, Нидерландах),  наблюдался галопирующий рост науки, который потянул за собой развитие всех сторон жизни. А в перспективе появятся новые способы сохранения и передачи знаний – возможно, для этого не понадобятся даже слова и буквы.
– В настоящее время научные публикации, – сказал один из модераторов Сергей Адонин из Института неорганической химии СО РАН, – это не только информация, они становятся средством оценки эффективности научной деятельности, неким мерилом успешности ученого. Они играют важную роль при распределении ресурсов на исследования. Это реальность. Государство диктует нам все новые правила игры, и мы не всегда оказываемся в выигрыше. Многие научные журналы у нас не имеют электронной версии, не во всех есть версия на английском языке, что сокращает коммуникативное поле.
С интересом было воспринято выступление консультанта по ключевым информационным решениям издательства Elsevier Андрея Локтева. Он рассказал о системе Scopus. Это библиографическая и реферативная база данных и инструмент для отслеживания цитируемости статей, опубликованных в научных изданиях. Система создана как аналог Web of Science, “чтобы у ученых появился альтернативный взгляд на то, что происходит в науке”. Scopus индексирует более 21 тысячи названий научных изданий по техническим, медицинским и гуманитарным наукам, из них 332 – российские.
Андрей Локтев отметил, что по публикуемости среди россиян впереди по-прежнему физики, среди ведомств – РАН, но в целом тенденции к росту доли международных публикаций российских ученых не наблюдается. Одна из причин, по его словам, – незнание английского языка, который де-факто стал языком науки.
Впрочем, с последним утверждением не все в зале согласились. Один из присутствующих историков заявил, что у гуманитариев по-прежнему востребованы французский, немецкий, итальянский языки, а также кириллица, которая употребляется во многих европейских странах. Потому нет необходимости в библиографии к публикации писать русские названия транслитом, как того требует Scopus, чтобы статья была внесена в базу данных. А соотнести ссылку на статью с ее цитированием – элементарная задача для программистов.
Один из основателей проекта “Диссернет” доктор физико-математических наук Андрей Ростовцев рассказал о технологии проверки диссертаций на заимствование. Наглость лжеученых просто потрясает! В одной из работ слово “шоколад”, употребленное в оригинальном труде, заменили на… “мясо”, а Калининград – на Якутию! Ученые бьют тревогу: в вузах уже появились “диссеродельные фабрики”.
– Мы не “троллим” ученых или депутатов, – заверил профессор Ростовцев. – Это социальный проект. Мы изучали, как складывается внутри Сети формирование лжеучености. Прослеживали связи между диссертациями, как год за годом выпускаются монографии-матрешки, защищаются липовые диссертации, формируется плотная сеть лженауки. Иногда это даже называется “научная школа”…
О борьбе с лжедиссертациями рассказал сопредседатель Общества научных работников доктор физико-математических наук Андрей Цатурян. ОНР выступает за отмену срока давности для лишения ученой степени авторов фальшивых диссертаций. Переписка ученых с ответственными лицами в исполнительной власти идет с переменным успехом. Между тем участники дискуссии вспомнили недавний случай, когда в Германии глава Министерства образования и научных исследований была вынуждена уйти в отставку. Причиной отставки стало обвинение в плагиате, допущенном ею при написании диссертации 33 года назад.
Не на все наболевшие вопросы удалось найти в ходе круглого стола однозначные ответы, но живой диалог между представителями разных игроков на этом поле, отмечали участники обсуждения, способствовал выявлению существующих системных противоречий в сфере обмена научной информацией.

Стандартные стартапы.Инновационный бизнес по силам молодым.
Логическим продолжением и дополнением образовательной сессии “Научные фонды и институты развития” в рамках MSW 2014 стал круглый стол “Академический стартап. Что считать успехом?”. На нем самые успешные соискатели государственных грантов рассказали о сотрудничестве с фондами и институтами развития, продемонстрировали свои достижения в бизнесе.

Модератор круглого стола, управляющий директор РОСНАНО Алексей Гостомельский определил параметры успеха просто: “Стал долларовым миллионером – вот только тогда стартап можно считать успешным”. Инвестиционный директор Фонда посевных инвестиций Российской венчурной компании Михаил Харузин продолжил монетарную тему: “Стартап – это бизнес, бизнес – это деньги и грамотное использование различных финансовых инструментов”.
Как рассказал М.Харузин, с участием РВК создан Фонд посевных инвестиций. Суммы стартапам он выделяет небольшие – по 25 миллионов рублей, но этих денег должно хватить, чтобы проверить, пойдет ли идея, нужен ли продукт рынку и прочее. Проводятся экспертизы, фонд тесно кооперируется с коллегами из РАН, сколковскими специалистами.
Пример успешного создания и продвижения продукта на внутреннем рынке – резидент Сколково ООО “БиоНова”, созданный при участии Совместного центра трансфера технологий РАН и РОСНАНО (ЦТТ) и Института металлургии и материаловедения РАН для коммерциализации прикладных разработок в области биоматериалов. Как рассказал директор компании по науке доктор технических наук Владимир Комлев, они находят применение в стоматологии, травматологии, ортопедии и реконструктивно-восстановительной хирургии (линейка материалов широка – около 10 типов). ООО “БиоНова” – участник технологической платформы “Медицина будущего”.
По словам В.Комлева, на российском рынке представлены в основном импортные материалы, а доля наших составляет не более 5 процентов. “Мы надеемся в недалеком будущем изменить ситуацию в пользу
отечественных препаратов”, – сказал он. Коллектив “БиоНова” на 90 процентов – сотрудники в возрасте до 35 лет.
Главный исполнительный директор ЗАО “Экзороботикс” Екатерина Березий поведала историю своей предпринимательской жизни и создания опытного образца экзоскелета для реабилитации пациентов с ограниченными возможностями – проекте “ЭкзоАтлет”. Работа над ним была инициирована МЧС, научной командой НИИ механики МГУ и поддержана Минобрнауки.
Начинался проект с идеи сделать экзоскелет для спасателей МЧС, рассказала Е.Березий. В течение двух лет разрабатывалась технология, и тогда это не было стартапом, а было просто классической разработкой НИОКР, результатом которой стал опытный образец, но пока еще не реальный рыночный продукт. А дальше привлекли в научную команду менеджеров, организовали маркетинговые исследования, пообщались с обществами инвалидов, определили основные характеристики продукта, провели нейминг, брендинг и пиар, нашли финансирование и создали прототип экзоскелета. Подобный американский вариант стоит 160 тысяч долларов, а отечественный – 50 тысяч.
Летом 2014 года компания “Экзороботикс” с проектом “ЭкзоАтлет” стала победителем инновационного конкурса Startup Village, проводимого в Сколково. Проект по созданию экзоскелета для реабилитации людей был признан лучшим среди других 750 проектов со всей России, отобранных профессиональным жюри. Начиная с июля 2014 года ЗАО “Экзороботикс” занимается поиском и привлечением инвесторов для продолжения проекта и скорейшего вывода продукта на российский рынок. “Сейчас доделываем действующий прототип, – подытожила Е.Березий. – Начало продаж планируем в 2016 году”.
ООО “ХэндиПауэр” создавалось в 2012 году также при участии ЦТТ РАН и РОСНАНО под крылом Объединенного института высоких температур РАН (ОИВТ). Генеральный директор компании кандидат физико-математических наук Мария Щербак представила прототип зарядного устройства на топливных элементах со сменными картриджами для маломощной техники: телефонов, смартфонов. Топливо в нем – обычная вода и активированный порошок алюминия!
“На полках в институтах РАН пылилось много перспективных разработок, попалась на глаза одна из них – Е.Школьникова из ОИВТ, – вспоминает глава “ХэндиПауэр”. – Центр трансферных технологий провел экспертизу, посмотрел рынок, в итоге решили остановиться именно на зарядниках для телефонов. Так и появилась компания. Привлекли финансирование – на сегодня уже порядка 13 млн рублей”.
Мария Щербак рассказала, что в последнее время ООО “ХэндиПауэр” получило целый ряд крупных грантов различных венчурных фондов. Вкладываются и компании-инвесторы. Деньги идут на доработку прототипа, патентование, подготовку опытного производства и разработку линейки продукции. Как заметил М.Харузин, “ХэндиПауэр” – пример грамотного пиара: молодые ученые участвовали во множестве мероприятий, в итоге проект оказался на виду, ведь все институты развития между собой общаются.
Самый впечатляющий результат, пожалуй, у ООО “Датадванс” (Институт проблем передачи информации РАН). Как рассказал генеральный директор компании кандидат физико-математических наук Сергей Морозов, со своим софтом “Пи-Севен” фирма вышла на международный рынок, работает с “Airbus”, “Michelin”, другими известными брендами. Впрочем, практика показывает, что айтишникам все-таки легче выйти на рынок со своим продуктом, нежели представителям других направлений, требующих создания полноценных производств.
Конечно, в ограниченном формате круглого стола невозможно было представить все успешные стартапы, обсудить все проблемы поиска инвесторов и маркетинговых расчетов, но начало положено. Как признали специалисты по стартапам, главная проблема институтских малых предприятий – отсутствие бизнес-компетенций. Ученым нужно искать партнеров, которые были бы сведущи в маркетинге и бизнесе и которым можно было бы доверять.

Материалы подготовили Андрей СУББОТИН и Светлана Крымова
Фото Николая Степаненкова

Спецвыпуск в формате pdf

Нет комментариев