Поиск - новости науки и техники

Не дать отнять. ФАНО обещает сохранить академические институты.

В Екатеринбурге прошла третья экспертная сессия ФАНО “Стратегия развития научных организаций” (напомним, что первые две состоялись в Петербурге и Новосибирске, четвертая пройдет во Владивостоке, а итоговая – в Москве). Собрание было весьма представительным: на него съехались не только руководители научных учреждений, до недавнего времени входивших в состав Уральского отделения Академии наук, расположенного на территории от Оренбурга до Архангельска, но и директора других институтов, перешедших в ведение Уральского территориального управления ФАНО, в частности из Башкирии, а также бывших медицинской и сельскохозяйственной академий.

Дискуссия была бурной, но при этом достаточно конструктивной. Первым свое видение предстоящей структуризации сети институтов изложил заместитель президента РАН Владимир Иванов. Суть сказанного: ни в коем случае нельзя “видоизменять” институты до проведения тщательного анализа итогов первого года реализации закона о реформе. И любое решение о реструктуризации институтов, в том числе об их передаче за пределы ФАНО, должно приниматься только после согласования с РАН, как это и предписано действующим законодательством и положением о ФАНО. “Сливать” же и “разливать” научные учреждения просто так, без определенной масштабной задачи бессмысленно, хотя в принципе в потере юридического лица, которой многие опасаются, ничего страшного нет.
Затем емкое сообщение “Структура управления научными исследованиями на Урале: опыт и перспективы” сделал председатель УрО РАН академик Валерий Чарушин (на снимке). Опыт этот богат, разнообразен и имеет ярко выраженную региональную специфику. За 80 с лишним лет развития фундаментальной науки в “опорном крае державы” организационно она прошла путь от двух химических лабораторий, созданных в 1934-м и тут же едва не закрытых, до мощного Уральского отделения РАН с научными школами мирового класса, организатором которого был академик Геннадий Месяц.
К концу прошлого года в состав отделения входило семь региональных научных центров, более сорока научных учреждений разного профиля, большой имущественный комплекс, строились и сдавались в эксплуатацию здания институтов, жилые дома. Был разработан план развития до 2025 года на основе действовавшей комплексной системы управления разных уровней: тематического, посредством объединенных ученых советов, междисциплинарного, имущественного и других.
Теперь, после вступления в силу нового закона об Академии наук, все это уже история, констатировал Валерий Николаевич, но она еще не получила логического завершения и, как минимум, достойна серьезного осмысления в новых условиях. Сегодня руководство страны и ФАНО намерены идти по пути укрупнения научных учреждений, создания больших исследовательских центров, консорциумов с выходом на конкретные результаты и реальное производство.
Дело в том, что в Уральском отделении подобные консорциумы де-факто уже существуют. Так, здесь налажено плодотворное взаимодействие с Роскосмосом, конкретно с Государственным ракетным центром им. академика В.П.Макеева, расположенным в Челябинской области. Десять институтов имеют с ним договоры о сотрудничестве, математики, физики, химики и даже минералоги активно участвуют в решении задач ракетчиков, то есть общегосударственных.
По такой же схеме идет работа с Российским федеральным ядерным центром – ВНИИТФ им. академика Е.И.Забабахина (Снежинск). Успешно развивается Уральский фармацевтический кластер, в который входят Институт органического синтеза УрО, Уральский федеральный университет, новоуральский завод “Медсинтез”, а также резидент “Сколково” Уральский центр биофармацевтических технологий, другие фармпредприятия. Чем это не готовые научно-производственные комплексы с хорошими перспективами и надо ли заменять их какими-то новообразова-
ниями?
Кроме того, в УрО РАН вот уже несколько лет действует научная программа “Арктика”, по которой выполняется полсотни проектов, а в Архангельске на базе Научного центра Уро РАН, с учетом стратегической важности региона, давно пора создать комплексный “арктический” центр. Это предложение вполне вписывается в озвученную стратегию развития ФАНО.
Уральское отделение РАН активно налаживало контакты и с другими предприятиями региона (их более трех десятков), подписывая соглашения и утверждая общие программы, а также с местными органами власти. Теперь, когда все институты переданы в ведение ФАНО, эти договоренности повисли в воздухе, тогда как общих дел и нерешенных проблем у местных властей и ученых остается огромное количество.
Остро стоит вопрос o выполнении жилищной программы для молодых ученых, которая на Урале до сих пор осуществлялась едва ли не успешнее всего в РАН (кстати, 39% сотрудников отделения, а именно более тысячи человек – молодежь в возрасте до 39 лет, что явно не вписывается в образ академии как “сообщества престарелых”). Многие молодые семьи ученых за последние годы уже получили жилплощадь. И сегодня в микрорайоне “Академический” Екатеринбурга полностью готовы к заселению 142 квартиры для сотрудников, остается только передать ключи новым хозяевам. Но – нет возможности, точнее механизма передачи квартир из академии в ведение ФАНО через сложные “межминистерские” барьеры.
Одним словом, подытожил академик В.Чарушин, планируя очередной виток переформатирования науки, надо быть крайне ответственными, учитывать особенности ситуации на местах, сохраняя реальные точки роста. Конечно, позиция “все оставить как было” непродуктивна, надо обновляться, двигаться вперед, но руководствоваться при этом главным принципом: “не навреди”.
Из острых моментов, прозвучавших в выступлениях, нельзя не отметить резко возросший бумагооборот между институтами и ФАНО. Директора научных организаций сетовали, что буквально захлебываются от потока запросов из нового управляющего органа и вместо живой работы вынуждены непрерывно на них отвечать, хотя одной из целей реформы было продекларировано освобождение ученых от лишней бюрократии. С другой стороны, для улучшения качества координации исследований в стране прозвучали предложения возродить некогда существовавший Государственный комитет по науке и технике и даже создать на базе ФАНО Министерство науки (доктор наук Р.Мулюков, Уфа). Радик Мулюков, приведя примеры из практики возглавляемого им Института проблем сверхпластичности металлов РАН, говорил об эффективности форсайта – современного метода систематических попыток заглянуть в отдаленное будущее науки, а также о необходимости разработки технологических платформ как площадок учета точек зрения всех заинтересованных в развитии новых технологий сторон.
Большой интерес вызвало выступление директора Института математики и механики УрО РАН академика Виталия Бердышева (Екатеринбург), говорившего об актуальности создания единого пространства: информационного и супервычислений. В отделении такое пространство активно формировалось: создана современная телекоммуникационная сеть, объединяющая огромную территорию от Архангельска до Оренбурга, ведется разработка “своих” облачных технологий.
Особая гордость отделения – суперкомпьютер УРАН с пиковой производительностью 225 TFlops, в июне 2013 года вошедший в Tор500 cуперкомпьютеров мира. Одновременно это центр коллективного пользования, где до недавнего времени “считали” свои задачи, среди которых и расчет траектории космического корабля “Союз-2”, десятки институтов и организаций. Но в 2014 году число решаемых на УРАНе задач снизилось в разы! Сказались общая нервозность обстановки переходного периода, недостаток финансирования высоких энергозатрат, тенденция к экономии на расчетах, что для современной науки недопустимо и ведет к снижению качества исследований.  
Завершая сессию, Алексей Медведев (на снимке) еще раз постарался разъяснить смысл предстоящих перемен в сети научных учреждений, заодно развенчав некоторые сложившиеся вокруг этой темы мифы. Прежде всего, заверил он, у ФАНО нет “специального ящика”, в котором все институты разложены по полкам, поделены на “хорошие” и “плохие”.
Кроме того, позиция Федерального агентства: из его сети не должен уйти ни один институт. Могут быть реорганизации на понятных принципах, но “на сторону” никого отпускать не собираются – с учетом печального опыта “ведомственного переподчинения” научных коллективов.
Задача сокращать число исследователей также не стоит: “У нас есть провал девяностых годов, численность молодых не особо высокая. Сейчас, конечно, ситуация улучшилась, но сказать, что эта дыра закрыта, нельзя”. Не предполагается и создание новых региональных научных центров с передачей их субъектам Российской Федерации – “это еще хуже, чем передача министерствам”.
Главная же задача экспертных сессий – выработка перед предстоящим в декабре заседанием Совета при Президенте РФ по науке и образованию согласованной позиции ФАНО и РАН, поскольку других стратегических партнеров у Федерального агентства и Российской академии наук сейчас нет.
Алексей Михайлович напомнил уральцам, так же как и сибирякам, что 15 января 2015 года заканчивается президентский мораторий на принятие решений об академических учреждениях, в связи с чем резко увеличится число имеющих на них виды организаций. Планы о присоединении части из них к министерствам, госкорпорациям, федеральным университетам уже существуют. Значит, если к концу 2014 года не будет внятных предложений по структуризации и процесс пойдет стихийно – единая система будет потеряна. То есть времени “доопределяться” крайне мало, больше никто не даст.
При этом агентство, по словам А.Медведева, – за коллаборацию, за то, чтобы процесс реорганизации шел “снизу”. “Мы исходим из того, что двигаться нужно постепенно, поэтапно”. И вначале предстоит определить несколько “пилотов”, чем должны заниматься квалифицированные эксперты, опробовать на них новые интеграционные модели и только потом встраивать их в новую систему.
Получается, что теоретически агентство, как и академия, – за последовательные, органичные и нерезкие перемены. Остается лишь практически найти общий язык, и сделать это нужно в кратчайшие сроки.
Завершилась уральская сессия открытием двух мемориальных досок на здании Института физики металлов – памяти блестящего физика и организатора науки академика Сергея Вонсовского и основателя уральской школы неразрушающего контроля Рудольфа Януса. Что символично. Ведь, как сказал на церемонии открытия директор Института физики металлов УрО РАН академик Владимир Устинов, никакие преобразования не будут успешными без опоры на фундамент прошлого и память о выдающихся предшественниках.

Андрей ЮРЬЕВ
Фото Александра САНДАКОВА и Всеволода АРАШКЕВИЧА

Нет комментариев