Поиск - новости науки и техники

Сыр-бор из-за отбора. ФАНО пострадало за демократию.

Неожиданно бурную реакцию научного сообщества вызвало интернет-голосование по выбору кандидатов в состав Комиссии по оценке результативности деятельности подведомственных ФАНО организаций. Согласно приказу Минобрнауки, комиссия “собирается” из двух половинок: научной – ведущих ученых из подведомственных агентству и не находящихся в его ведении научных организаций, и “ненаучной” – представителей самого ФАНО, а также бизнеса и общественных объединений, заинтересованных в результатах оцениваемых НИИ.
Научный состав ведомственной комиссии было решено сформировать с помощью демократических процедур. Подчеркнем, проведение выборов – собственная инициатива агентства: никаких указаний на необходимость таких действий в нормативных документах не содержится. По словам начальника экспертно-аналитического управления ФАНО Елены Аксеновой (на снимке), в агентстве стремились сделать процесс отбора максимально открытым, учесть мнение профессионального сообщества.
Кандидатов имели право выдвигать действительные члены и члены-корреспонденты РАН, научные, ученые и научно-технические советы организаций. В итоге от НИИ, входящих в структуру агентства, было делегировано 867 человек (значительную часть этого списка составили представители администрации академических институтов), претендентов “со стороны” оказалось вчетверо меньше.
В каждой из этих двух категорий предполагалось отобрать по девять экспертов. Голосование проводилось по шести группам согласно научным направлениям: естественные науки и математика; технические и компьютерные науки; медицинские науки; сельскохозяйственные науки; историко-филологические науки; общественные науки. Было заявлено, что во всех группах будут выбраны по три кандидата, набравших наибольшее число голосов.
По процедуре возникло много вопросов. Взять хотя бы арифметику. Как девять экспертов распределят по шести областям науки? Как получить девять членов комиссии от каждой категории, отобрав по три победителя в шести научных направлениях? Та же Елена Аксенова заявила, что “распределение представителей по областям будет определено совместным решением РАН и ФАНО, а пропорция специалистов того или иного профиля в экспертном пуле будет соответствовать количеству институтов, работающих в том или ином научном направлении”. Видимо, это надо понимать так: расставлять экспертов будут “в ручном режиме”.
Сомнения вызвал и порядок проведения голосования. Проверялась ли принадлежность участников к указанным в анкетах организациям? “При регистрации все участники отбора представляли информацию о своем месте работы. Наши специалисты проводили выборочную проверку, сверяя полученные данные о трудоустройстве с фактическим местом работы”, – сообщила Е.Аксенова.
Еще вопросы. В анонсе к мероприятию ничего не было сказано о том, каков будет статус рекомендаций академии. Что ждет кандидатов, которых она не согласует? Ответ был предельно ясным: “РАН выступает с обоснованными предложениями по кандидатам в члены ведомственной комиссии из представленных претендентов. Список комиссии формируется и утверждается ФАНО”. Другими словами, окончательное решение останется за агентством.
Стоило ли в таком случае затевать весь этот сыр-бор и будоражить научную общественность? А распалилась она не на шутку.
Ученые с энтузиазмом бросились голосовать. За три дня до окончания голосования отношение к кандидатам выразили почти девять тысяч человек. Как показал предварительный опрос, многие отдали предпочтение представителям своих институтов.
Комиссия общественного контроля в сфере науки (КОМКОН) и Совет Общества научных работников (ОНР), раскритиковав механизм проведения выборов, тем не менее, призвали своих сторонников в них участвовать. “От работы комиссии зависит судьба академических институтов, – говорится в обращении КОМКОН и ОНР к ученым. – Голосование дает нам шанс повлиять на ее состав и ввести в нее людей, готовых отстаивать интересы работающих ученых”. Авторы обращения объяснили коллегам, что поддерживать представителей родных институтов – неэффективная тактика (это неизбежно приведет к распылению голосов), и предложили своих кандидатов, известных “уровнем исследований, активной гражданской позицией, а также опытом организации и проведения профессиональной научной экспертизы”.
А вот Совет по науке при Минобрнауки РФ назвал запущенный процесс профанацией. “Предложенный ФАНО подход приемлем в телевизионных конкурсах, но вряд ли соответствует значимости стоящей задачи и мере ответственности, которая возлагается на членов создаваемой комиссии, – написано в заявлении совета. – Выбор одного из тысячи будет определяться исключительно случайными предпочтениями, не имеющими ничего общего с объективными данными”. Совет по науке призвал ФАНО “остановить голосование и пересмотреть сам принцип отбора кандидатов в члены комиссии в пользу объективных критериев, включающих как признание со стороны мировой научной общественности, так и опыт научной экспертизы”.
С таким же предложением выступил и специалист в области безопасности корабельных ядерных реакторов, вице-адмирал и академик Ашот Саркисов. В своем обращении к главе ФАНО Михаилу Котюкову он заявил, что “предложенная методика голосования абсурдна как по существу, так и по процедуре и свидетельствует о полной профессиональной несостоятельности ее авторов”.
Тем не менее выборы членов комиссии по оценке были проведены. К моменту сдачи этого номера в печать – через двое суток после окончания интернет-голосования – их результаты еще не были известны. Впрочем, не оставалось ни малейших сомнений, что полученный рейтинг окажется в центре внимания многих ученых. Напомним, что впереди согласование списка РАН и окончательное утверждение ФАНО. Так что “Поиск” еще не раз вернется к этой теме.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев