Поиск - новости науки и техники

Озеро надежды. Еще есть шансы сохранить Байкал.

Если каждый человек на планете начнет пить из чаши Байкала по 1,5 литра в день, то вод озера хватит на 6 тысяч лет. В масштабах Сибири оно не кажется очень большим, но вот если примерить его к европейской части России, то оно протянется от Москвы до Санкт-Петербурга! Об этом уникальном озере ходят легенды, слагают песни, его воды и берега исследуют ученые и туристы. Неудивительно, что судьба и благополучие Байкала волнуют всех. Вновь заинтересовался ею и Президиум Российской академии наук – на одном из последних заседаний о проблемах озера рассказал директор Лимнологического института Сибирского отделения РАН академик Михаил Грачев.

Открывая встречу, президент РАН Владимир Фортов отметил, что сегодня Байкал сталкивается с новыми проблемами, а Академия наук всегда рассматривает такие серьезные вопросы неформально и предпримет все усилия для их решения.
“Байкал стал уникальной природной лабораторией для изу­чения климатов и природных обстановок прошлого, биологического видообразования, перемешивания глубинных вод, объектом сотен междисциплинарных научных проектов”, – начал доклад М.Грачев.  Озером занимались такие корифеи, как академики М.Лаврентьев, П.Капица, В.Коптюг. О нем активно заговорили в 1987 году, когда встал вопрос: будет водоем жить или погибнет? Потом, когда выяснилось, что ситуация не настолько драматична, интерес к нему заметно упал. Впрочем, сегодня число публикаций об озере вновь растет. А за последние 25 лет, по данным ISI Web of Knowledge, их количество превысило 2 тысячи. “На Президиуме РАН эта проблема давно не обсуждалась, и меня попросили рассказать о том, какого рода работа проводится, в том числе моим институтом”, – сообщил Михаил Александрович.
Рассказывая об итогах многолетних исследований озера, М.Грачев отметил, что благодаря усилиям сотрудников Лимнологического института СО РАН Байкал в 1996 году был внесен в список мирового природного наследия ЮНЕСКО. Установление причин массовой гибели байкальской нерпы (6 тысяч из 100 тысяч животных) в 1987-1988 годах стало одним из масштабных исследований института на Байкале. Грешили на Байкальский ЦБК, но виновником, как выяснили ученые, используя новые методы молекулярной биологии, оказался вирус “собачьей чумки”. Год спустя подобная напасть покосила тюленей у берегов Норвегии и Швеции – там вирус оказался похожим.
Совместно с Росгидрометом и коллегами из США ученые исследовали возраст вод Байкала, получили ясное представление о механизме перемешивания глубинных вод в озере (это позволяет постоянно поддерживать высокую концентрацию кислорода во всей водной толще). Сотрудники института выяснили, что “ядро” Байкала (зона, находящаяся на глубинах от 300 м под поверхностью воды до 100 м над дном озера) способно самоочищаться и этот период составляет примерно 16 лет. Оказалось, что в зоне “ядра” вода самая чистая. Возникла идея ее бутилировать. Академик Грачев рассказал, что на основе этих знаний был получен патент на производство чистейшей глубинной байкальской воды, что позволило заработать 1,5 млрд рублей и окупить деятельность института.
В 1998-2002 годах были проведены широкие международные исследования состояния экосистемы озера Байкал. Полученные данные опровергли предположение о том, что озеро скоро погибнет из-за тотального антропогенного загрязнения. Выяснилось, что в целом состояние экосистемы озера не отличалось от того, каким оно было в начале промышленной революции в Сибири в 1930-е годы прошлого века. Хотя на отдельных прибрежных участках были зарегистрированы локальные загрязнения.
Сотрудники Лимнологического института расшифровали структуры сообществ бактерий, архей и фототрофного пикопланктона водной толщи озера Байкал на глубинах от 0 до 1637 м. Многие из найденных кластеров нуклеотидных последовательностей не имеют близких аналогов в мировой базе данных.
Тревогу ученых вызывает тот факт, что Байкал может представлять собой резервуар различных (в том числе и патогенных) микроорганизмов, способных заселить новые ниши в биосфере при “благоприятном” для них изменении природной среды. Их в озере десятки тысяч, например синегнойная палочка. В обычном состоянии для человека они не опасны. Но при изменении внешних условий из Байкала может “вылезти” все что угодно. В последнее время сведения о микроорганизмах Байкала существенно пополнены данными метагеномных исследований, изучаются найденные в озере бактериофаги.
Михаил Грачев рассказал об изучении такого масштабного природного явления, как “разгрузка” метана в водную толщу озера с его дна. Ученые обнаружили множество “факелов” извержений метана высотой до 900 м, в том числе из кратеров грязевых вулканов.
Изучаются залежи газовых гидратов на поверхности донного осадка озера. “Считается, что гидраты метана – топливо будущего, их запасы гораздо больше запасов природного газа”, – отметил Михаил Александрович и рассказал, что в качестве эксперимента вместе с коллегами из Японии институт организовал на Байкале пилотную добычу метана по предложенной им технологии. Результаты обнадеживают.
Ученые Лимнологического института расшифровали характеристики климата Восточной Сибири. Исследование распределения изотопов урана в осадках озера позволило создать геохимическую модель и подтолкнуло ученых к выводу о том, что в периоды глобальных оледенений (последние 130 тысяч лет) озеро было то проточным, то бессточным, а впадающая в него река Селенга в холодные периоды течь переставала. При этом Байкал не высыхал, но его уровень опускался на 30-50 м ниже современной отметки.
В своем докладе Михаил Грачев подробно коснулся работ по изучению эндемичных губок Байкала, рассказал о том, что его институт выпустил многотомную серию атласов-определителей эндемиков и космополитов озера, расшифровал полный геном байкальской диатомеи Synedra acus (а в мире полностью расшифрован геном только двух видов диатомеи), о том, что химико-аналитические разработки специалистов института нашли практическое применение в Арктике и Антарктике.
“Главная тема, ради которой я приехал в Москву, – сказал академик Грачев, – это начавшееся в 2011 году на Байкале беспрецедентное экологическое бедствие: на многих участках прибрежной зоны озера сформировались огромные заросли нитчатой водоросли рода спирогира. Штормы выбрасывают водоросли на берег, около 1800 тонн спирогиры гниет и издает дурной запах”. По мнению ученого, причиной катастрофы стало бурное развитие плохо организованного туризма и поступление фосфат-анионов из стиральных порошков, попадающих в озеро вместе с канализационными водами.
Докладчик привел в пример очистные сооружения в поселке Слюдянка на юге Байкала. Эти сооружения работают уже пять лет, но до сих пор не приняты в эксплуатацию, сточные воды они практически не чистят, и никто за это не отвечает. По мнению Грачева, свою отрицательную лепту в состояние озера вносят и фекальные загрязнения вод. Академик отметил, что очистные сооружения, построенные на берегах Байкала в советское время, разрушены, а новых на берегу озера нет. В “почищенных” сточных водах, как показали наблюдения за последние пять лет, гигиенические нормативы местами превышены в 140-400 раз.
На действующую Федеральную целевую программу “Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы” выделено 57 млрд рублей. Но не потрачено и рубля на строительство или даже ремонт очистных сооружений, нет необходимейшего проекта водопровода и канализации на западном берегу. При этом программа содержит множество мероприятий, не имеющих отношения к охране озера, сказал академик Грачев.
По мнению Михаила Александровича, Байкал в беде, и, чтобы ликвидировать последствия, потребуются годы и миллиарды рублей. Академик призвал провести коллективную экспертизу Федеральной целевой программы по охране Байкала под эгидой РАН в соответствии с новым законом о РАН. “Необходимо срочное изу­чение явления и включение в состав программы неотложных мер по борьбе с новой угрозой”, – завершил свое выступление Михаил Грачев.
Идею поддержал президент РАН В.Фортов. “Я был на Байкале, – сказал он, – и видел, что творится на берегах”. Коллеги М.Грачева также согласились с тем, что экспертиза необходима, хотя бы для того, чтобы избежать ненужных трат в будущем. Выступая в прениях, ученые отмечали, что Байкал – сложная система и даже минимальное воздействие на нее может вызвать непредсказуемые последствия. Любая экспертиза – дело фундаментальное, и никому, кроме РАН, она не по силам. Координацию же экспертной работы нужно поручить Лимнологическому институту, где есть специалисты для мониторинга озера Байкал по всем направлениям. По мнению академиков, такая экспертиза “могла бы стать парадигмой всей экспертной деятельности РАН”.
Академик Алексей Розанов назвал безобразием то, как сегодня ведется строительство на Байкале, и ситуацию с очистными сооружениями и предложил РАН создать рабочую группу, которая обратится в Правительство РФ с требованием провести экспертизу состояния дел на Байкале.
Начальник российской части Совместной российско-монгольской комплексной биологической экспедиции доктор биологических наук Петр Гунин остановился на проблемах реки Селенги. Академик РАН Николай Мясоедов в своем выступлении обратил внимание на отсутствие постоянного экологического мониторинга Байкала.
Доклад и выступления с мест поддержал член Комитета Совета Федерации РФ по науке, образованию и культуре, представитель Республики Бурятия, член-корреспондент РАН Арнольд Тулохонов. Он напомнил о том, что научная экспертиза в государстве возложена на РАН и призвал: “Не молчите, академики! Действуйте!”
Выступившие по докладу члены Президиума РАН, – а в прениях также приняли участие академики Д.Павлов, Г.Месяц, А.Григорьев, В.Макаров, Н.Лаверов, Ю.Леонов, – сошлись во мнении, что институт, которым руководит академик Грачев, – жемчужина российской науки, которую надо беречь.
Юрий Леонов отметил, что поднятая на заседании Президиума РАН проблема имеет не только научное, но и государственное значение. Он посетовал, что зачастую решение острых вопросов ограничивается публикацией в “Вестнике РАН” и дальнейшего продолжения не получает. “Президиуму необходимо принимать соответствующие постановления и доводить их до сведения Правительства России”, – сказал Юрий Георгиевич.
Владимир Фортов живо отреагировал на выступление академика-геолога и, подводя итог докладу и обсуждению, предложил в течение недели-двух создать рабочую группу и подготовить развернутый доклад для руководства страны, в том числе для Совета безопасности России.

Андрей СУББОТИН
Фото Екатерины Язиджян

Нет комментариев