Поиск - новости науки и техники

По понятной траектории. Президентский совет подытожил первый год академической реформы.

Заседание Совета при Президенте РФ по науке и образованию, посвященное преобразованиям в академическом секторе фундаментальных научных исследований, прошло в Петербурге – в одном из красивейших залов Эрмитажа. Во вступительном слове Владимир Путин изложил основные итоги реформы РАН за прошедший год.

“Были предприняты меры по укреплению исследовательской инфраструктуры, по созданию для наших ученых, научных коллективов современных, конкурентных условий для работы. Объединены интеллектуальные, кадровые, материальные ресурсы наших ведущих академий”, – сказал глава государства. Президиум РАН получил, по его словам, расширенные полномочия, и ими “нужно в полной мере воспользоваться”. В.Путин уточнил, что речь идет о формировании научно-технической политики, экспертизе государственных программ и проектов, консультировании органов власти. Проводится обстоятельная инвентаризация имущества академий, благодаря чему не только “ничего не ушло “на сторону”, наоборот, некоторые объекты фактически возвращены в собственность академических институтов”. Напомнил президент и о “новом инструменте грантовой поддержки науки”, которым стал Российский научный фонд.
Всех волновал вопрос о том, чем завершится введенный годовой мораторий на операции с имуществом академических институтов. Владимир Путин сообщил, что согласился с предложением президента РАН Владимира Фортова о продлении еще на год моратория на вывод научных учреждений из системы ФАНО. Агентство должно “обеспечить гарантии сохранности имущества, ресурсов, чтобы они остались в распоряжении ученых”. И агентство, и академия сейчас должны обратить особое внимание на создание кадрового резерва, обеспечить высокий профессиональный и научный уровень кандидатов на должности руководителей.
Общий объем финансирования программы фундаментальных научных исследований на период до 2020 года составляет более 834 миллиардов рублей, и, “несмотря на текущие сложности”, объемы поддержки науки не будут сокращаться. Но в долгосрочную программу глава государства попросил внести необходимые коррективы и дополнения с учетом приоритетов научного и технологического развития страны на перспективу. Важнейшим направлением работы академических институтов должны стать междисциплинарные исследования – базисные возможности для этого созданы.
Структурные изменения в системе научных институтов нужны, считает В.Путин. Но при этом нельзя допускать их механического слияния – “нужно очень бережно относиться к тому, что выстраивалось годами”. Президент попросил РАН, ее президиум принять активное участие в формировании Национальной технологической инициативы (о которой заявил несколько дней назад), а научные институты – включиться в ее реализацию.
Заместитель председателя совета, помощник президента Андрей Фурсенко отметил плюсы реформы, связанные с организацией работы по управлению госимуществом, демократизацией жизни научных коллективов, реализацией полномочий РАН, связанных с осуществлением научного руководства фундаментальными исследованиями в стране и экспертной работы. Но признал, что возникает немало проблем “из-за недостаточной скоординированности действий ФАНО и РАН в ряде вопросов”, а также из-за непоследовательности в реализации закона о реформе. Из-за этого, например, затягивается подготовка документов для передачи уже готовых квартир молодым ученым.
Корректировка перечня приоритетных направлений науки, технологий и техники, перечня критических технологий пошла, считает А.Фурсенко, в неправильном направлении – РАН представила скорее не перечень приоритетов фундаментальной науки, а “общую программу работ”. Вместе с тем он поддержал предложение об увеличении стипендий для членов РАН, поскольку именно на них в первую очередь будет возложена функция оценки эффективности научных организаций независимо от их ведомственной принадлежности.
Президент РАН Владимир Фортов поблагодарил главу государства за то, что он остановил первоначальный вариант закона о реформе и тем самым “спас нашу академию от полной ликвидации”. Он считает, что первый этап реформы прошел достаточно удачно – “мы двигались по понятной траектории”, чего не скажешь об этапе следующем. Как это ни удивительно, сказал он, право академии заниматься наукой “встречает сейчас активное сопротивление наших оппонентов”.
А вот с ФАНО найдена оптимальная схема взаимодействия, и по ней сегодня эффективно работают 42 научные программы и 30 программ отделений, которые покрывают фактически весь спектр современной науки. В этих работах занято около 10 тысяч ученых из 450 институтов. В связке РАН – ФАНО заработали четыре новые отдельные научные программы – Арктика, медицинские науки, математическое моделирование и оборонные исследования. Таких примеров взаимодействия все больше, например совместная разработка РАН и Минэнерго “Стратегии развития энергетики до 2030 года”, с Советом безо-пасности – документ “Основы государственной политики и регионального развития”.
Однако лозунг первого этапа “Сделай так, чтобы ученые не почувствовали перехода от РАН к ФАНО!” Владимир Фортов считает неподходящим на будущее – “ведь реформа затевалась не для того, чтобы ученые не почувствовали, а как раз для того, чтобы они почувствовали изменения к лучшему”! Поэтому на втором этапе реформ надо стремиться к тому, чтобы каждый последующий управленческий шаг имел конкретную цель улучшения не на бумаге, не в лозунгах, а в реальной научной работе. К тому же “желающих поживиться и поуправлять имуществом академии становится все больше”.
Президент РАН предложил исправить “врожденный дефект” закона о реформе – отсутствие четкого законодательного разделения полномочий между Академией наук и ФАНО. Граница компетенций между РАН и ФАНО не установлена, сильно размыта и легко деформируется, в результате получается, что центр компетенции находится в одном месте – в Академии наук, а центр управления – в другом, в ФАНО. Такой дуализм, предостерег академик Фортов, ведет к неустойчивости и в результате – к аварии. “В нашем случае авария – когда академия превратится в клуб ученых, а ФАНО – в еще одну параллельную академию наук”, – пояснил он. Показательный пример нестыковки – начатая ФАНО реструктуризация без участия РАН.

Владимир Путин этому несколько удивился, ведь в документах написано, что решения ФАНО принимает с учетом мнения академии. Но “с учетом мнения” – это не юридическая форма, возразил Фортов, и Президент России, юрист по образованию, согласился: “Давайте подумаем”.
В своем выступлении руководитель ФАНО Михаил Котюков, как всегда, был четок – доложил об итогах инвентаризации, создании НКС, работе в регионах, согласился с Владимиром Фортовым в том, что необходимо повысить координацию работы по проведению научных исследований, что неоправданно затянулся вопрос с разграничением имущества между РАН и институтами. Однако самый серьезный вопрос, который он посчитал нужным донести до главы государства, – обеспечение жильем молодых ученых: “Большая просьба продлить участие молодых ученых в реализации ФЦП “Жилище” на весь срок действия данной программы. В сегодняшней редакции оно заканчивается 2014 годом, но показатели в полном объеме, к сожалению, выполнены быть не могут”.
Директор НИЦ “Курчатовский институт” член-корреспондент РАН Михаил Ковальчук подчеркнул, что для перехода на новый технологический уклад нужно делать упор на междисциплинарность. Вместе с тем сегодня вся система организации науки и образования в мире против междисциплинарных исследований, сказал он. Та страна, которая первой это поймет и перестроит свою систему, выиграет XXI век. Он полагает, что как раз у России такой шанс есть. Ключевой вопрос теперь, по его мнению, – “перестройка нашего основного потенциала фундаментальной науки. Чем быстрее мы создадим плацдарм для междисциплинарных исследований, тем гарантированнее мы будем готовы к новому прорыву”. Существенные шаги, считает он, уже сделаны, “осталось чуть-чуть”.
Академик Евгений Примаков не поддержал директора Курчатовского института: “Я не согласен с моим другом Михаилом Валентиновичем, который, по сути, предлагает ликвидировать Академию”. И это в то время, когда после прошлогоднего стресса “удалось более или менее стабилизировать обстановку”. Да, надо проводить реформу улучшать работу академии, осуществить разграничение полномочий ФАНО и РАН, но нельзя пренебрегать стабильностью.
Свое мнение по поводу дискуссии, где развивать науку – в академии или вузах, высказал В.Путин: «Это несерьезный спор, его нет и быть не может. В разных странах по-разному складывалась организация науки, у нас наука в значительной степени изначально была сосредоточена, прежде всего, в академических институтах и в Академии наук. А вузы всегда занимались подготовкой кадров. Но так же очевидно, что сегодня в мире и образовательные процессы, и научные процессы сближаются. Нам нужно, как это ни печально, но, может быть, тоже в ручном режиме отыскать эту золотую середину, объединяя, но ничего не разрушая. Мы еще в одном месте ничего, может быть, как следует не создали, другое уже разрушили, то, что наработано там веками. Ни в коем случае этого делать не будем. Рациональный подход – четко разделить, за что ФАНО отвечает, за что Российская академия наук, и определить общую функцию, общую ответственность».
Президент предложил подготовить на этот счет постановление правительства. «Если нужно, внесем какие-то изменения, дополнения, а потом выйдем и на принятие соответствующего закона, чтобы нам потом закон не курочить каждый раз, а, исходя из практики, сделать окончательный вариант».

Светлана КРЫМОВА

Нет комментариев