Поиск - новости науки и техники

После пикника. Любить природу – трудная наука.

Весна… Активно потянулись в лес, к берегам рек и озер любители пеших походов, пикников и просто отдыхающие. Значит, новые кучи мусора, следы от костров, всякий хлам, сброшенный в воду. А предприятия и вовсе не теряли активности: круглый год многие из них сваливают, сливают свои отходы куда придется. И там, и там главное действующее лицо – человек. Почему же многие из нас так потребительски, безжалостно относятся к природе? Как изменить ситуацию? Об этом в беседе с корреспондентом “Поиска” размышляет заведующий Проблемной лабораторией водных экосистем Пущинского государственного университета Петр Машкин.
– Во всех цивилизованных странах существуют специализированные фонды, которые четко выполняют свои функции, – объясняет Петр Васильевич, –  их деятельность, а также финансовые потоки контролируются общественностью. Там деньги не исчезают в карманах чиновников, а идут строго по назначению. Скажем, все водопользователи платят не государству, а конкретно водному фонду. Если появляется новое предприятие, которое пока не в состоянии подключить современные очистные сооружения, то ему на несколько лет устанавливают щадящие расценки на сбросы и небольшие налоги в фонд. Но по истечении льготного срока это предприятие обязано применить наилучшие доступные технологии в сфере экологии, иначе его просто-напросто закроют.
Налогоплательщики активно участвуют в контроле за состоянием окружающей среды на своей территории. Наряду с государственными  существуют и общественные сети мониторинга. Например, в Англии Гертфордширский университет в свое время создал сеть National River Watch. При поддержке бизнеса волонтеры – школьники, студенты, ученые – исследуют состояние рек по всей стране. Для этого выпущены специальные наборы, где есть все необходимое для исследования водоемов неспециалистами.  Группы получают от фондов специальные индикаторы, биологические тесты, инструменты, определители различных представителей водной флоры и фауны. В течение трех лет получены такие результаты, которые государственные службы “добывали” бы десятилетия. Почему в этой стране население беспокоится о своей родине, а мы нет? Вопрос остается открытым.
Также действуют фонды, контролирующие состояние воздуха, лесных массивов. Для выявления нарушителей используют всевозможные современные средства. Даже обнаруживают, откуда идет фронт воздушного загрязнения. Результат – реки Европы и Америки достаточно чистые, леса ухоженные. В национальных парках и на других особо охраняемых территориях обязательно есть “ядро”, где обитают редкие виды птиц и животных, произрастают исчезающие виды растений. Туда людям заходить нельзя. Однако есть места, где расположены кемпинги, где можно отдыхать, но цивилизованно. А как у нас? Да, и в наших заповедниках есть “ядра”. Но что творится в других, в том числе охранных, зонах заповедников, куда заходит человек!..
 – В России тоже есть специализированные “экологические” налоги…
 – Да, они действительно есть, но не целевые. Эти деньги чиновники могут расходовать на другие нужды, а на решение проблем, связанных с экологией, как правило, перепадает немного. Проявляя время от времени заботу о сохранности редких видов флоры и фауны, государство забывает, что вся остальная природа тоже нуждается во внимании. Для современного чиновника откровение, что регулирование сбросов и выбросов нужно для сохранения природы, а не для наполнения государственной казны.
Проблемная  лаборатория водных экосистем ПущГУ 15 лет ведет исследования Оки и рек ее бассейна. За это время их состояние заметно ухудшилось, что  отразилось на количестве рыбы и других обитателей водоемов. По нашим наблюдениям, многие системообразующие виды водных организмов, ранее встречавшиеся в изобилии, сейчас резко сократили свою численность. Например, повсеместно распространенных двустворчатых моллюсков – перловиц и беззубок, которые очищают воду рек, за последние полвека только в Оке стало в четыре-пять раз меньше. Так как жизненный цикл моллюсков тесно связан с “безвредным паразитированием” на рыбе, то продолжающееся сокращение численности рыб уже привело к значительному  уменьшению способности Оки к самоочищению. Добывая запредельное количество песка из реки, мы запустили механизм уничтожения организмов, которые очищают реку. В результате в реках все чаще появляются болезнетворные организмы, вызывающие вспышки различных инфекционных заболеваний.
А ведь вернуть  любую экосистему  к прежнему, нормальному состоянию гораздо сложнее, чем сохранять ее. Специалисты подсчитали, что для восстановления численности даже такой неприхотливой рыбы, как лещ, при наличии всех необходимых  благоприятных условий потребуется 30 лет! А нашу рыбу “добивают” еще и браконьеры, Ока по ночам кишит ими. Понятно, что экологическая культура для них – пустые слова.
– Петр Васильевич, в прессе иногда проскальзывает такое понятие, как “экологический туризм”. Готовы ли наши люди осваивать такой вид отдыха?
– Экологический туризм подразумевает экскурсии в доступные места заповедников, посещение национальных парков, природных заказников и других особо охраняемых территорий. По задумке “рулящих экологией” такие территории должны составить некий “экологический каркас”, вокруг которого когда-нибудь начнут восстанавливаться существовавшие ранее природные комплексы. Подобная идеология привнесена с Запада, где большая часть естественных ландшафтов была уничтожена, а теперь  с большим трудом восстанавливается. Но ведь это уже искусственные насаждения!  
В отличие от ряда стран Европы нам есть еще что спасать: в России много  созданных самой природой лесных массивов. И если вернуться к целям экологического туризма, то это должно быть не восторженное созерцание уцелевших растений, животных, а прежде всего изучение всего того, что у нас осталось. На повестке дня остро стоит вопрос проведения инвентаризации  биоресурсов. Такой вид туризма должен быть неразрывно связан с соответствующим образованием, прежде всего подрастающего поколения. Но в школьных программах так и не появился и в ближайшее время не появится предмет “Экология”. В современных  семьях детей не учат беречь природу, заботиться о ней. Результат мы видим везде.
– Но ведь так было не всегда?
– Да, когда-то дело обстояло иначе. Советское время отличалось развитой системой активного туризма, который поддерживался профсоюзами. Такой туризм, в принципе, можно назвать экологическим. Существовали всесоюзные пешеходные, водные, горные, конные маршруты. Функционировали сотни турбаз, с людьми работали опытные проводники и инструктора. Люди “жили в природе”, ощущали ее красоту и ранимость. И это были отнюдь не заповедные места, а огромные просторы Карелии, леса Урала, горы Кавказа, степи Крыма. Сегодня такие турбазы и лагеря кое-где сохранились, но специалистов, которые знали бы природу, могли работать с людьми в полевых условиях, практически нет. Сама система активного познавательного туризма почти полностью разрушена. Под активным туризмом сейчас все чаще подразумеваются экстремальные, дикие походы.
– Очевидно, что экологическое образование и воспитание нужно начинать с малых лет. Взрослых перевоспитать гораздо сложнее, практически невозможно.   
 – Экологическая  работа с детьми еще ведется, но только  энтузиастами. Работать им  становится все тяжелее из-за полного отсутствия государственной поддержки. Как ни странно, но больше внимания уделяли экологии в тяжелые 1990-е. Ученые составляли специализированные учебники, методические пособия для педагогов, как нужно вести занятия на природе. Шел активный обмен идеями с западными коллегами. А сегодня чиновники сами по себе, мы со своими экологическими проблемами  сами пытаемся как-то выкрутиться.
А ведь  наши школьники с удовольствием изучали природу родного края. Я руководил полевыми группами разных районов  Московской области. Дети плавали на байдарках по рекам и проводили научные исследования. Они доставали на мелководьях двустворчатых моллюсков, определяли их вид, численность, измеряли размер, взвешивали, составляли протоколы. Затем все моллюски возвращались в реку.
Помню, как однажды в Серпухове к нам подошла группа взрослых и стала “учить” ребят не бросать моллюсков назад в воду: они, дескать, царапают ноги. В ответ дети прочитали этим людям целую лекцию о роли фильтрантов. Вот они, результаты реального экологического просвещения прямо рядом с домом! Многие мои воспитанники продолжают исследования рек. Они уже сами родители и своим детям, конечно же, прививают любовь к природе.

Беседу вела Фирюза ЯНЧИЛИНА
Фото автора

Нет комментариев