Поиск - новости науки и техники

Юбилей без новоселья. Старейшим академическим учреждениям придется еще пожить в тесноте.

Не секрет, что в наш меркантильный век юбилеи учреждений и предприятий используются, прежде всего, для подтверждения их профессионального статуса и укрепления материальной базы. Юбилейную планку призваны поддержать правительственные телеграммы, торжественные заседания, почетные грамоты от региональных властей. Но, как ни трудно отрешиться от этих знаков признания, гораздо интереснее заглянуть в суть события, не ограничившись формальным поводом.
Трехсотлетний юбилей старейших научных учреждений страны Кунсткамеры и Библиотеки Академии наук – родившихся на 10 лет раньше самой академии! – был удостоен торжественного заседания Президиума СПбНЦ РАН. Из выступлений его председателя, нобелевского лауреата Жореса Алфёрова, президента РАН Владимира Фортова, директора Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунст­камера) Юрия Чистова, директора БАН Валерия Леонова и их коллег нарисовалась замечательная картина создания ныне легендарных научных объектов.
Они начинались с нуля, как живое творческое дело. Экспонаты и книги размещать было негде, а музей уже открывался, по велению императора и в силу осознанной общественной надобности. Точкой отсчета в истории Кунсткамеры принято считать осень 1714 года, устное указание Петра Великого. Знакомого по тысячам изображений здания, увенчанного армиллярной сферой (символ познания!), на набережной Невы, у Стрелки Васильевского острова не было и в помине, его строительство началось в 1718 году, а Кунсткамеру открыли в 1719-м в Кикиных палатах. Переехала она в свои нынешние владения лишь в 1727 году. А в 1836-м, в соответствии с новым уставом академии, от нее отпочковались музеи – Зоологический, Ботанический, Азиатский, Минералогический, Египетский, Нумизматический. В 1879 году Кунсткамера стала называться Музеем антропологии и этнографии, а с 1903 года получила имя Петра Великого.
Опять же обратимся от названий к сути. Анатомическая коллекция, купленная Петром Великим в Голландии, стала основой развития медицины и биологии в стране; этнографические, антропологические и археологические коллекции Кунсткамеры насчитывают 1,2 млн экспонатов и отражают все многообразие культур народов мира.
Самое важное – заложенная Петром I модель научного учреждения как универсального академического центра и, заметим, общедоступного музея доказала свою жизнеспособность. Примером тому и недавнее сенсационное открытие, результат совместного проекта отдела антропологии МАЭ и лаборатории геогенетики Университета Копенгагена: извлечение и изучение ДНК останков человека эпохи верхнего палеолита со стоянки Костенок XIV (Маркина Гора) показали, что “парень” принадлежит к базовой европейской популяции. Подтвердилась и теория о том, что неандертальцы участвовали в формировании человека современного вида.
Разве не поучительное достижение в нашу просвещенную эпоху, когда науку всеми правдами и неправдами пытаются выжить из музеев? А ведь Кунсткамера полнокровно функционирует и как музей: полмиллиона реальных посетителей в год и столько же виртуальных заходят на сайт.
К юбилею положено дарить подарки. Для Кунсткамеры таковым могло стать долгожданное фондохранилище. Юрий Чистов, который в Кунсткамере работает 36 лет, причем последние 13 директором, написал множество писем на этот счет в разные инстанции.
Но количество очень туго переходит в качество. Уже в новейшей истории с руководством ФАНО достигнута договоренность о передаче Кунсткамере под фондохранилище недостроенного здания Института прикладной астрономии, но его надо переоборудовать, оснастить системами температурно-влажностного контроля, аварийного пожаротушения. Вроде бы предполагается указ президента о подготовке к 300-летию уже не основания, а открытия Кунсткамеры как публичного музея в 1719 году, и в нем будет заветная строчка о фондохранилище, а пока… В этнографическом фонде музея плотность экспонатов достигает 300 единиц на квадратный метр.
Похожая ситуация в БАН, давно мечтавшей присоединить к главному корпусу здание бывшего Гостиного двора под книгохранилище. В нем уже размещены лаборатория консервации, обменный резервный фонд, производство микроклиматических контейнеров для поврежденных в ходе пожара 1988 года книг. После передачи библиотеке (из ведения города) земельного участка в бессрочное безвозмездное пользование РАН начала выделять средства на реконструкцию здания, но в 2013 году в связи с реформой академии финансирование прекратилось. Возобновит ли его ФАНО? По оценкам Валерия Леонова, для завершения работ нужно не менее 60 млн рублей плюс 50 млн на ремонт фасада основного здания, которое не реставрировалось с 1914 года и хранит следы пережитого: войны, пожары, наводнения…
Увы, заданным где-то наверху уровнем торжеств по случаю действительно славного юбилея Кунсткамеры и БАН перерезания ленточек и ввода новых объектов не предусматривалось. Подарком юбиляры (люди скромные и терпеливые) посчитали заверение заместителя руководителя ФАНО Алексея Медведева, что планов реорганизации Кунст­камеры и БАН у ведомства нет.

Аркадий СОСНОВ

Нет комментариев