Поиск - новости науки и техники

Ключи и воронки. Сибиряки преуспели в геологии и… нивелировании последствий академической реформы.

В первый раз за несколько лет председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев пропустил традиционную пресс-конференцию по итогам года – пришлось прямо с Ямала, где торжественно открывали газовый промысел, срочно вылететь в Москву на заседание правительства, где обсуждались возможные сценарии развития экономического кризиса. Так что заключительную декабрьскую встречу с журналистами проводили заместитель председателя СО РАН академик Михаил Эпов (на снимке справа) и главный ученый секретарь член-корреспондент РАН Валерий Бухтияров (слева).

Ямальский цилиндр
В ближайшие годы Россия, в соответствии с предсказанием Михаила Ломоносова, должна прирастать Северным Ледовитым океаном. Причем прирастать в буквальном смысле: по словам академика Эпова, сибирские геологи подготовили научные доказательства того, что арктический шельф – продолжение континента. Выводы основываются на фундаментальных исследованиях движения магнитных полюсов, происходившего 500-200 миллионов лет назад.
Раньше Россия уже подавала такую заявку, но ее “завернули” из-за недостатка геологических доказательств. Несколько институтов СО РАН в последние годы занимались этой проблемой, подготовили соответствующие документы и теперь надеются, что благодаря их работе территория России сможет “прирасти” на миллион квадратных километров.
На декабрьском Общем собрании СО РАН академик Асеев отметил: “Мы должны заняться исследованиями в Арктике. У нас есть все возможности, чтобы составить полновесную интеграционную программу федерального уровня”.
Председателя отделения поддержали геологи – академики Николай Похиленко и Алексей Конторович, коротко охарактеризовавшие несметные богатства региона: от месторождений алмазов и редкоземельных металлов (Попигай, Томтор) до ресурсов нефти и газа Циркумполярного арктического бассейна (286 миллиардов тонн по самым скромным предварительным оценкам, сюда входят нефть и разные виды газа: попутный, свободный и конденсат).
Экономисты – в лице заместителя директора Института экономики и организации промышленного производства члена-корреспондента РАН Валерия Крюкова – акцентировали внимание на том, что необходимо создать мощности и систему транспортировки для развития глубокой переработки углеводородов.
Математики и геофизики, в свою очередь, уже занялись созданием арктической геоинформационной системы, где на интерактивной карте можно будет смоделировать реальные и предполагаемые наводнения, цунами, разливы рек.  
Северные широты таят еще много загадок. Самой свежей из них стал Ямальский кратер – зияющая цилиндрическая “дыра” в земле, окруженная ледяными стенами (мы рассказывали об этом в №42, 2014). Близость гигантской воронки, возникшей летом 2014 года, к уже действующему газовому промыслу Бованенковского месторождения потребовала срочного изучения уникального геологического “новообразования”. Сибирские институты организовали осенью две экспедиции и провели комплексное геолого-геофизическое и геохимическое исследование природного феномена.
На основе полученных в ходе исследования результатов новосибирские ученые сошлись во мнении, что своим появлением Ямальский кратер тоже обязан лавинному выбросу метана в результате разрушения реликтовых газогидратов на глубине 60-80 метров. При этом многократно возросло пластовое давление, что и привело к выбросу грунта и льда и образованию воронки. Газогидраты потеряли стабильность в результате повышения температуры в этом участке земной коры – либо из-за глобального потепления климата, либо благодаря “подогреву” тепловым потоком, идущим из глубины (например, от лежащей ниже крупной нефтегазовой залежи). Выброс метана произошел, очевидно, на самом уязвимом участке территории – в месте пересечения тектонических разломов.
Конечно, в изучении подобных объектов, а также в усилении научного сопровождения освоения газовых месторождений полуострова заметно помогло бы создание Ямало-Ненецкого научного центра СО РАН, вся документация для которого была подготовлена еще два года назад… Для продолжения этой темы придется вступить на малоизученную пока территорию последствий академической реформы, которым на пресс-конференции был посвящен специальный блок.
Между двух ключей
– Проектам создания и Ямало-Ненецкого, и Алтайского научных центров поддержка была оказана всесторонняя, особенно понимают их необходимость местные власти, – сообщил академик Эпов. – Однако в итоге академической реформы возникла юридическая проблема: теперь институты находятся под административным и финансовым руководством ФАНО, а РАН пока не имеет права создания научных центров. Думаю, в ближайшее время появится возможность в той или иной форме создать эти научные центры, но как конкретно они будут организованы – говорить рано.
Шла речь и об известном “принципе двух ключей”, согласно которому решающее слово по ключевым вопросам есть и у РАН, и у ФАНО. Член Комиссии по разработке регламентов взаимодействия РАН – ФАНО, главный ученый секретарь СО РАН Валерий Бухтияров рассказал, что определено 18 основных направлений сотрудничества, по двум из которых – процедуре назначения руководителей институтов и утверждению госзаданий – уже приняты регламенты. В частности, план научно-исследовательских работ каждого института согласовывается сначала региональным отделением РАН, затем отделением по соответствующим наукам, затем Президиумом РАН и, наконец, руководством ФАНО. Наличие всех четырех “галочек” обязательно.
Надо отдать должное ФАНО, быстро подготовившему электронную форму для заполнения. Новый устав предоставляет СО РАН право координации научных исследований, на что специальной программой Президиума РАН в 2015 году выделяется 400 миллионов рублей. Правда, эти деньги могут попасть под “заморозку” из-за экономической ситуации в стране, как уже произошло с 5% институтских бюджетов на 2015 год. Впрочем, по словам главного ученого секретаря Сибирского отделения, подобная мера практиковалась в 2008 году, но деньги затем разблокировали.
Специальная программа позволит СО РАН продолжить славную традицию интеграционных проектов. Академик Эпов подчеркнул, что сейчас руководство отделения и ФАНО обсуждают запуск нового конкурса интеграционных проектов с упором на прикладные исследования. И здесь СО РАН, конечно, есть что предложить: среди результатов завершившегося в 2014 году очередного трехлетнего цикла интеграционных проектов, представленных журналистам, два показались особенно яркими и имеющими несомненное практическое значение.
Во-первых, создана аппаратура для обнаружения минимальных следов азотсодержащих взрывчатых веществ: точность прибора настолько высока, что можно улавливать нанограммы вещества в кубометре воздуха. Прибор, разработанный сотрудниками Института проблем химико-энергетических технологий (Бийск) и томских институтов оптики атмосферы и сильноточной электроники, не имеет зарубежных аналогов и уже прошел тестовые испытания.
Другой проект связан с решением актуальнейшей для сибирских регионов проблемы – ранней диагностики клещевого энцефалита и других заболеваний, переносчиком которых является клещ. Используя специально сконструированный гибридный (из антител к энцефалиту и светящегося вещества люцеферазы) белок, Институт биофизики (Красноярск) и Институт химической биологии и фундаментальной медицины (Новосибирск) разработали тест для биолюминисцентного анализа, который позволяет за 20 минут исследовать вынутого у пациента клеща и сказать, является ли насекомое переносчиком вируса!
Не обошлось на пресс-конференции и без обсуждения структуризации сети научных учреждений. По мнению Валерия Бухтиярова, продление президентского моратория на продажу федерального академического имущества структуризацию академических институтов отнюдь не отменяет. “Мы формировали комиссии, слушали предложения наших директоров о создании различных центров, – рассказал он. – Кроме того, были утверждены некоторые принципы работы СО РАН, мы их сформулировали и довели до ФАНО, возражений не получили. В частности, мы считаем: структуризация должна стать новым, более высоким уровнем интеграции и предложения нужно готовить совместно – РАН, СО РАН и ФАНО”.
Одной из форм такого объединения могут стать федеральные исследовательские центры. В число четырех пилотных проектов ФИЦ попал и проект Сибирского отделения – такой центр будет создаваться на базе Института цитологии и генетики. Еще одним широко обсуждаемым вариантом интеграции стало создание консорциума на базе Новосибирского государственного университета и институтов Новосибирского научного центра. Такое предложение, как сообщил В.Бухтияров, фигурировало в письме председателя СО РАН А.Асеева и ректора НГУ М.Федорука на имя заместителя председателя Правительства РФ А.Дворковича, который предложил РАН и Минобрнауки выразить свое отношение к такой интеграции, поскольку на данный момент для нее нет законодательных механизмов.
– Мы пытаемся доказать, что в Академгородке сложилась уникальная ситуация, что НГУ и институты ННЦ – неразрывное целое, хотя и разной ведомственной принадлежности, – подчеркнул Валерий Иванович. – За последний год было создано около 50 совместных лабораторий институтов СО РАН и НГУ, они успешно работают. Тезис о необходимости усиливать интеграцию никто сомнению не подвергает, но единой точки зрения о ее возможной организационной форме пока нет.
Хотя академик Эпов и высказал надежду, что созданное несколькими поколениями ученых Сибирское отделение будет развиваться и в новых условиях, показывая свою адаптивную способность и принимая новые решения, кое-что из хорошо продуманного старого, к сожалению, не выдержало перемен.
Быль о жилье
Речь идет о грамотно выстроенной за последние три года в СО РАН системе решения жилищных проблем научных сотрудников, о которой “Поиск” неоднократно писал. Удавалось и строить служебные дома, и в спешном порядке, несмотря на сроки и суммы, реализовывать жилищные сертификаты, и улучшать жилищные условия многих семей по институтским “цепочкам”.
В прошлом году деньги на покупку служебного жилья распределяло ФАНО, пришли они непосредственно в институты, которые должны были объявлять конкурсы на покупку квартир. На некоторые конкурсные процедуры не поступило ни одной заявки, констатировал В.Бухтияров. Это произошло, поскольку установленная для закупок за счет бюджетных средств цена квадратного метра существенно ниже рыночной и подрядчикам невыгодно продавать квартиры за такие деньги. Поэтому существенная часть этих средств будет возвращена в бюджет Российской Федерации.
А жилищные сертификаты для молодых ученых распределили так, что вместо 20-25%, которые раньше приходились на долю Сибирского отделения, наши институты получили всего 8%. Председатель Совета научной молодежи Новосибирского научного центра СО РАН Петр Меньшанов поставил вопрос о непропорциональном соотношении доли молодых ученых, работающих в Сибири, и выделяемой им квоты на встрече с руководством ФАНО. К тому же у молодых ученых есть претензии к работе с документами в процессе отбора заявок на сертификаты. Михаил Котюков поручил провести служебную проверку.
Все же в прошлом году 163 сотрудника Новосибирского научного центра вселились в служебные квартиры, но это явление Валерий Бухтияров назвал “посылкой из 2013 года”, который теперь, по меткому выражению академика Эпова, будет служить индикатором для сравнения, как когда-то 1913-й. Но есть универсальная лакмусовая бумажка для проверки итогов реформы: в 2014 году Российская академия наук заняла 21-е место в рейтинге научных организаций мира, подготовленном журналом Nature, оставив позади Йель и Кембридж. Рейтинг 2015-го покажет, пошли ли все проведенные сверху изменения на пользу науке.

Ольга КОЛЕСОВА
Фото Юлии ПОЗДНЯКОВОЙ

Нет комментариев