Поиск - новости науки и техники

Не престижем единым. Президентские гранты должны подрасти

Известие о победе в конкурсе – всегда большая радость. Выиграть грант накануне Дня российской науки приятно вдвойне. Лауреаты грантов Президента РФ – 400 молодых кандидатов и 60 докторов наук, а также 585 президентских стипендиатов – уже в ближайшее время получат государственную поддержку и с головой уйдут в работу над своими проектами.

В течение двух лет на исследования небольших научных групп под руководством молодых кандидатов наук будет ежегодно выделяться по 600 тысяч рублей. Гранты для докторов еще весомее – 1 миллион рублей. А стипендиаты будут получать на свои изыскания по 20 тысяч рублей в месяц в течение трех лет. Это, конечно, уже не те деньги, что были даже год назад. Инфляция и кризис сделали свое черное дело: размеры президентских грантов не впечатляют так, как в 2009 году, когда они выросли аж вчетверо до вполне солидных по тем временам сумм. Впрочем, президентская поддержка дает молодежи не только дополнительные ресурсы для проведения исследований, укрепляя в желании продолжать работать на родине и по специальности. Для начинающих ученых престижно и важно само звание.
Результаты экспертизы заявок на гранты молодых кандидатов наук (МК), молодых докторов наук (МД) на 2015-2016 годы и стипендии молодым ученым и аспирантам, проводящим исследования по приоритетным направлениям модернизации экономики (СП), на 2015-2017 годы утвердил состоявшийся на днях Совет по грантам Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых и по государственной поддержке ведущих научных школ Российской Федерации.
Председатель Совета, ректор Санкт-Петербургского государственного политехнического университета член-корреспондент РАН Андрей Рудской поблагодарил за профессионализм экспертов и осуществляющих организационно-техническое сопровождение конкурсов специалистов из Минобрнауки и Республиканского исследовательского научно-консультационного центра экспертизы. Сбор заявок и отчетов, проведение 17 тысяч экспертиз для принятия решений по победителям новых конкурсов и ревизии годовых отчетов – вся эта работа была проделана быстро и эффективно.
Интересные статистические данные по новым конкурсам привел заместитель директора Департамента науки и технологий Минобрнауки России, секретарь Совета Александр Ладный.
Количество заявок на президентские стипендии существенно увеличилось: их поступило на 40% больше, чем в прошлом цикле, причем претенденты не обошли вниманием ни одно научное направление. Растущая популярность конкурса СП организаторов радует, а вот тот факт, что к нему проявляет все больший интерес остепененная молодежь, с которой студентам и аспирантам трудно конкурировать на равных, несколько огорчает.
Впрочем, молодые кандидаты наук не забывают и “свой” конкурс – МК. На него было подано чуть меньше проектов, чем в прошлый раз, но конкуренция все равно оказалась серьезной – в среднем 6,2 заявки на грант. А по направлениям “Общественные и гуманитарные науки”, “Медицина”, “Информационно-телекоммуникационные системы и технологии”, “Технические и инженерные науки” конкурс был значительно выше.
Число заявок от молодых докторов наук немного выросло по сравнению с прошлым годом. Средний конкурс по МД составил чуть больше пяти проектов на место. Резко повысили активность медики и гуманитарии.
Распределение победителей по ведомствам не принесло больших сюрпризов. Наилучшей “проходимостью” заявок традиционно отличились академические институты, вузы же участвовали более массово и потому получили больше грантов. Лидерами среди организаций оказались МГУ – 40 лауреатов, Уральский федеральный университет – 30, Санкт-Петербургский госуниверситет – 22. Вхождение УрФУ в тройку лучших стало настоящей сенсацией, раньше он не был даже в десятке. Успешно выступили Томский политехнический университет (20 победителей), Томский госуниверситет (18), Институт биооpганической химии им. академиков М.М.Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, Институт прикладной физики РАН, Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (по 14). Среди президентских лауреатов впервые появились крымчане: один молодой ученый получил грант МК, другой – стипендию.
Наметившийся в последние годы тренд распределения грантополучателей по федеральным округам сохранился. В конкурсах МК и МД центральная часть и регионы держат паритет, а основная масса грантов по конкурсу СП уходит в регионы.
На заседании была дана информация о количестве научных статей, опубликованных в наиболее авторитетных базах данных по научному цитированию Web of Science и Scopus. Этот показатель всегда был неотъемлемой частью оценки заявок и отчетов. Однако недавно член Совета, заведующий лабораторией ИБХ РАН Дмитрий Чудаков внес предложение – использовать критерий публикационной активности для предварительного отбора конкурсантов, пропуская только те заявки, авторы которых имеют статьи, индексируемые в WоS и Scopus.
Чтобы члены Совета могли сформировать свое мнение по этому вопросу, Александр Ладный привел результаты анализа данных по публикациям в отчетах МК и МД за 2014 год в сравнении с мировыми и российскими показателями. Выяснилось, что президентские грантодержатели по большинству направлений выглядят очень даже неплохо (см. таблицу и диаграмму). Наилучшие результаты показаны в физике, математике, биологии, технических и инженерных науках, на уровне – науки о Земле и информационные технологии. А вот в медицине и общественно-гуманитарных науках дела обстоят неважно.
Средняя “стоимость” статьи, напечатанной в рамках грантовой тематики, составляет 700 тысяч рублей. В целом по стране этот показатель – 1,2 миллиона, так что получатели грантов президента могут гордиться своей эффективностью.
Комментируя эти результаты, А.Ладный отметил, что “входной билет” на основе данных по публикациям можно ввести разве что в конкурсах МД.
– Для молодежи, которая только начинает научную карьеру, этот принцип неприменим, – заявил он. – Даже ВАК, хотя и включил в свой перечень высокорейтинговые журналы, публикацию в них не сделал необходимым условием допуска к защите диссертаций. Мы же, введя ограничения, рискуем “закрыть” направления, связанные с медицинскими и общественными науками. Безусловно, необходимо ужесточить требования по публикационной активности при анализе отчетов, но показатели должны быть дифференцированы по областям знаний.
На заседании Совета в очередной раз был поднят больной вопрос о низком размере грантов для ведущих научных школ (ВНШ). Хотя конкурс среди школ в это раз не проводился (он проходит только по четным годам), но необходимость изменений назрела. В последнее время финансирование ВНШ составляло 200 млн рублей в год, которые делились между 400 победителями, получавшими примерно по 500 тысяч рублей.
В 2015 году на ВНШ бюджет выделит 80 млн рублей, так что каждая школа получит на продолжающиеся проекты не более 200 тысяч. Для большинства из них трагедией это не станет, поскольку им поступают средства из разных источников. Так, 30% ВНШ имеют гранты Российского научного фонда.
Однако, по словам Андрея Рудского, резкое падение и без того невысокого уровня поддержки ВНШ несет угрозу самому существованию конкурса, интерес к которому может быть утерян. Поэтому была высказана идея – увеличить размер грантов за счет сокращения их количества. Кроме того, председатель Совета предложил пересмотреть направления использования средств этого конкурса. Он считает, что их необходимо тратить не на зарплаты членам коллектива, а на повышение уровня проводимых исследований, поездки на важные конференции, популяризацию научных школ как уникального явления российской исследовательской сферы.
Совет создал рабочую группу по подготовке решения о новом формате поддержки ведущих научных школ, которую возглавил ректор Национального исследовательского университета “МИЭТ” член-корреспондент РАН Юрий Чаплыгин.
От ряда членов Совета поступили предложения об увеличении выплат победителям конкурсов для молодых кандидатов и докторов наук. Увы, в настоящее время рассчитывать на дополнительные средства не приходится, так что это можно сделать только за счет уменьшения числа грантов. Количество и размер грантов МК и МД фигурируют в указе Президента РФ, и только он может принять новое решение. Но стоит ли обращаться к главе государства с такой просьбой?
– Нам не хотелось бы сокращать число грантов МК и МД, – заметил по этому поводу А.Ладный. – Конкурсы популярны, на них поступает почти три тысячи заявок, среди которых много сильных. Да, в США президентский грант для доктора наук – это миллион долларов на пять лет, и победителей всего сто. Но мы-то такие объемы обеспечить все равно не сможем. Так стоит ли лишать сотни молодых ученых очень важных для них статуса и средств?
Андрей Рудской заявил, что руководство Совета вовсе не отказывается от стратегической задачи по увеличению бюджета президентских конкурсов. “Мы ставим вопрос о выделении дополнительных средств перед руководством Минобрнауки и страны, – сообщил председатель Совета. – Однако необходимо отдавать себе отчет в том, что в этом году ситуация вряд ли улучшится. Поэтому пока имеет смысл направить усилия на решение тактических вопросов, например, на привлечение внимания научного сообщества к президентской поддержке молодежи.
Популяризации конкурсов, несомненно, послужит 20-летний юбилей системы президентских грантов для молодых ученых, который приходится на 2016 год. Согласно утвержденному на заседании плану, юбилейная программа стартует уже нынешней осенью. На сентябрь запланировано проведение тематического круглого стола в рамках конференции “Наука будущего – наука молодых” в Крыму. Основные мероприятия намечены на следующий год.
Председатель Совета призвал регионы и организации, чья молодежь активно участвует в конкурсах, разработать собственные планы празднования юбилея, включающие конференции и семинары, выпуск тематических журналов с обобщением результатов работы по грантам, выступления в печати и на телевидении.

Надежда Волчкова

Список победителей конкурсов МД и МК представлен в формате PDF

Нет комментариев