Поиск - новости науки и техники

Прописать прочтение. Президентские поручения стимулируют нормотворчество.

Вышедшие в конце прошлого года поручения Президента РФ по итогам заседания декабрьского Совета по науке и образованию (см. “Поиск” №1-2, 2015) обнадежили ученых. В этом документе явно прослеживается попытка сгладить негативные последствия первого года реформ в академическом секторе исследований. Особенно порадовало научное сообщество требование сохранить объемы финансирования подведомственных ФАНО институтов и закрепленное за ними имущество. Наряду с двумя упомянутыми пунктами в перечне числится еще добрый десяток задач, причем некоторые сформулированы довольно пространно. О том, как в Академии наук трактуют поручения президента и что делают для их реализации, “Поиску” рассказал заместитель президента РАН Владимир Иванов.

– Владимир Викторович, как можно в целом прокомментировать поручения главы государства?
– У этих поручений есть одна особенность: за выполнение большинства из них отвечают три стороны: Президиум Совета при Президенте РФ по науке и образованию (по сути, Администрация президента), правительство (поручившее эту работу Минобрнауки и ФАНО), Российская академия наук. Таким образом, в управлении наукой формируется новая система принятия решений, в которой РАН является одним из главных игроков. Это соответствует закону о реорганизации госакадемий (ФЗ №253), где обозначены новые функции РАН по формированию и реализации научной политики.
– Начала ли академия выполнять поручения президента?
– Да, конечно. Определены ответственные за каждый пункт, и они уже развернули интенсивную работу.
– Давайте пройдемся по тексту. Что такое Национальная технологическая инициатива, о которой говорится в первом пункте?
– Президент России Владимир Путин поставил задачу разработки и реализации Национальной технологической инициативы (НТИ) в своем Послании к Федеральному Собранию 4 декабря прошлого года. В  исполнителях этого задания числится РАН.
Недавно в академии прошло рабочее совещание ученых и представителей государственных структур, участники которого предложили следующий подход к формированию технологической инициативы. Выделены два направления: в краткосрочной перспективе – это решение проблемы импортозамещения, а в долгосрочной (20-30 лет) – достижение технологического паритета с развитыми странами. Подготовленный по итогам встречи проект концептуальных основ НТИ направлен в отделения РАН и другие заинтересованные структуры для обсуждения, а также опубликован на сайте академии.
Параллельно с разработкой идеологии НТИ ведется сбор проектов, обещающих технологические прорывы. Когда наметятся конкретные программы, будем “глубже копать” в выбранных местах, а пока двигаемся широким фронтом. Основные направления импортозамещения нам понятны уже сейчас: это энергетика, фармацевтика, продовольствие, новые материалы, оборона и безопасность. Потребитель известен, рынок обеспечен. Показатели результативности можно установить, ориентируясь на европейские страны. Представляется, что перечисленные направления должны стать научно-техническими приоритетами на ближайшие три-пять лет. Кстати, определение таких приоритетов также значится в перечне поручений.
– Следующее поручение сформулировано так: “Разработать и издать правовой акт, предусматривающий определение механизма координации деятельности ФАНО и РАН”. О каком документе идет речь? Уже приняты положение об агентстве, соглашение между ФАНО и академией, регламенты взаимодействия. Что еще нужно?
– Нужен правовой акт, который внесет ясность в отношения структур и окончательно оформит основную идею закона о реорганизации РАН. Не ту, которую изначально закладывало Минобрнауки, – о превращении академии в клуб ученых, а другую, которая была сформулирована благодаря вмешательству президента страны: ученые занимаются наукой, а хозяйственники – имуществом. К сожалению, закон переделывался в спешке и вышел сырым, поэтому работать с ним трудно.
Да, заключено соглашение о сотрудничестве между РАН и ФАНО, приняты регламенты по ряду направлений взаимодействия, создан Научно-координационный совет. Однако все это – лишь попытки решить частные вопросы, не касаясь основных.
Когда данная тема обсуждалась на президентском совете, было решено закон пока не трогать, а попытаться исправить ситуацию подзаконными актами. На наш взгляд, необходимо четко указать, что правительство делегирует РАН полномочия учредителя академических организаций в части управления научным процессом, а ФАНО – в части хозяйственной и финансовой деятельности.
– Получается, что РАН и ФАНО будут соучредителями институтов?
– Нет, их учредителем является Российская Федерация. Но функции учредителя могут быть делегированы нескольким структурам – либо целиком, либо частями. Это допускается действующим законодательством.
– Подготовила ли Академия наук свои предложения по разграничению полномочий?
– Да, на днях президент РАН передал их главе ФАНО. Минобрнауки и агентство имеют свою точку зрения по этому вопросу, которая принципиально отличается от нашей. Теперь предстоит найти компромиссный вариант. Конечно, было бы предпочтительнее договориться “на берегу”. Но если это не получится, вопрос будет решаться на уровне правительства и Администрации президента.
– А что собой представляет вариант министерства и ФАНО?
– Они призывают действовать на основе установленных регламентов, а если не удается достигнуть консенсуса – подключать правительство. Мы же считаем, что не стоит загружать высший орган государственного управления выяснением отношений между двумя субъектами административного регулирования.
Наши разногласия во многом связаны с разным пониманием роли финансов в науке. Мы считаем, что это ресурс развития и задача ФАНО заключается в его наращивании за счет привлечения средств извне и эффективного управления имуществом. Если же  ставить во главу угла экономию бюджетных средств, зачем вообще определять какие-то научные приоритеты?
К сожалению, в связи с секвестром госбюджета ФАНО уже предпринимает попытки пересматривать решения Президиума РАН о необходимости реализации конкретных междисциплинарных программ. Такие действия противоречат идеологии реформы, и ситуацию надо срочно исправлять.
– Прокомментируйте следующее поручение: “Определить единые подходы к объединению интеллектуальных ресурсов и научной инфраструктуры организаций, осуществляющих научные исследования и разработки”. О чем это?
– Это о том, как решать крупные задачи, требующие участия многих научных структур. Подход Минобрнауки и ФАНО состоит в создании под каждый проект специальной организации с правами юридического лица. На наш взгляд, такой вариант в качестве общего не годится. Мировой опыт показывает, что гораздо эффективнее при необходимости образовывать консорциумы из самостоятельных институтов. Так реализовывались атомные, космические и многие другие проекты и у нас, и в США.
– Сторонники объединения говорят, что такой подход облегчает преодоление административных барьеров. Например, отпадает необходимость проводить конкурсы при распределении средств по исполнителям.
– Конкурсные процедуры – действительно головная боль для научных организаций. Это ненормально, когда научная продукция и, условно говоря, “сапоги-портянки” закупаются по одной схеме. Мы должны не встраиваться в существующие несовершенные схемы, а перестраивать их под задачи развития науки, технологий, промышленности, совершенствуя нормативную базу. Если “объединительный” принцип будет принят как основной, в систему не встроишь организации, которые ведут серьезные исследования по многим направлениям. А ведь именно они призваны обеспечить технологическое развитие страны. Если мы включим, например, ФИАН в лазерный кластер, что будет с остальными, не менее мощными отделами этого института?
– У РАН есть свои предложения по поводу “единых подходов к объединению”?
– Здесь нельзя создать единой жесткой схемы. В каждом конкретном случае необходим свой набор решений. До начала реструктуризации должны быть поставлены крупные задачи, например, в рамках Национальной технологической инициативы. Когда появится понимание, какие именно новые технологии нужны, будут ли на них заказы, можно искать оптимальные механизмы взаимодействия институтов. Сами участники и определят, что для них удобнее.
Нет смысла и раньше времени изобретать новые организационные формы вроде Федерального исследовательского центра. Развивать прикладную науку можно в рамках государственных научных центров, национальных исследовательских центров, а фундаментальную – в рамках академических институтов. Для решения крупных комплексных задач можно создавать консорциумы. И про университеты нельзя забывать, а то при такой схеме они останутся на отшибе.
– В одном из поручений говорится о необходимости внести изменения в Программу фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период (2013-2020 годы) и в Программу фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013-2020 годы. Какие положения предполагается править?
– Программа госакадемий работает с 2008 года и, разумеется, нуждается в корректировке. Однако все наши попытки внести какие-то изменения оказались безуспешны: все вязло в бюрократических согласованиях. Система очень инерционна. Надеемся, что поручение президента поможет ее раскачать. Мы попросили Минобрнауки, ФАНО, отделения РАН и другие госакадемии дать предложения по внесению изменений в программу. Предполагаем их рассмотреть на заседании Координационного совета в марте.
Что касается программы фундаментальных исследований Российской Федерации на долгосрочную перспективу, то говорить о какой-то скоординированной работе в ее рамках пока преждевременно. Так, совет этой программы не собирался ни разу. Как максимально эффективно организовать работу всех субъектов, занимающихся фундаментальной наукой и живущих по своим законам? Мы считаем, что для этого необходимо сформировать единую систему приоритетов (насколько это возможно применительно к фундаментальным исследованиям) и единую систему экспертизы полученных результатов. РАН еще в октябре прошлого года отправила свой вариант управления программой в Администрацию президента и правительство. Недавно в Минобрнауки состоялось совещание, в ходе которого наши подходы были в основном поддержаны.
В эту программу предполагается внести также изменения, связанные с развитием исследований в области медицины. Соответствующие планы были разработаны РАН по поручению президента страны и направлены в Минобрнауки еще в прошлом году. Надеемся, что Координационный совет их одобрит.
– Как Академия наук собирается выполнять еще одно поручение – участвовать в формировании кадрового резерва для замещения должностей руководителей подведомственных ФАНО научных организаций?
– После выхода закона, ограничивающего возраст директоров институтов и их заместителей, не во всех институтах нашлась адекватная замена действующим руководителям. Это должны быть сильные ученые в своей области, обладающие широким научным кругозором, имеющие навыки организационной работы. Таких людей действительно надо готовить. Как это делать? Можно взять в качестве образца систему подготовки кадрового резерва директоров московских школ. Опытные педагоги проходят специальное обу­чение и получают диплом, который при прочих равных условиях служит основанием для назначения на должность руководителя.

Беседовала
Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев