Поиск - новости науки и техники

По труду! Профсоюз РАН против бедности.

Незадолго до майской сессии Общего собрания Российской академии наук, на которой пойдет речь о результатах деятельности РАН за прошедший год, итоги своей работы подвел и Профсоюз работников РАН (ПР РАН). В 2010 году профсоюз “отметился” серией громких акций протеста. Что они принесли? Как складываются отношения профлидеров и руководства РАН? Об этом рассказывает председатель Совета ПР РАН, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института прикладной физики РАН и ФИАН Вячеслав Вдовин.

После прошлогодних массовых выступлений меня многие спрашивали, чего добился академический профсоюз, насколько успешны были его действия. Напомню, что в 2010 году в академии сложилась весьма напряженная ситуация. Бюджет РАН был секвестирован в связи с экономическим кризисом, прямые поручения главы государства по поддержке академической молодежи тормозились, а то и вовсе не исполнялись ответственными за это представителями власти, из уст высших государственных чиновников звучала безосновательная критика в адрес академии.
Все это вынудило профсоюз принять ответные меры. Мы дважды организовывали всероссийские акции, не считая широкого представления своих лозунгов в рамках празднования Дня российской науки, первомайских манифестаций и профсоюзных форумов, проводившихся в различных регионах страны. Профсоюз выражал протест в связи с возмутительным отношением российской власти к научному сообществу.
Нам удалось достичь определенных успехов. Трудно сказать, чей вклад был больше – руководства РАН, авторитетных исследователей, имеющих влияние на власть, Совета молодых ученых или профсоюза. Но оголтелая травля РАН прекратилась, академии частично компенсировали средства, изъятые в рамках кризисных сокращений. Было выполнено одно из поручений Дмитрия Медведева, сформулированных по итогам состоявшейся в 2009 году встречи с представителями РАН: академии выделили средства на 1000 дополнительных ставок для научной молодежи. Делаются конкретные шаги по исполнению других разделов президентского поручения: ведется работа по обеспечению молодых ученых жильем, даже стипендии аспирантам обещано поднять – правда, только с сентября нынешнего года и лишь до 2,5 тысячи рублей.
Однако мы не дождались выполнения своего главного требования – переговоров представителей исполнительной власти с профсоюзом. Не удалось нам добиться и отставки министра образования и науки Андрея Фурсенко, за которую проголосовал наш коллегиальный орган. Кстати, транспарант с требованием отставки министра недавно стал причиной задержания на первомайской демонстрации земляка Фурсенко – руководителя Санкт-Петербургской организации Профсоюза РАН Сергея Окулова. Теперь придется в суде доказывать нашу правоту и профнепригодность министра. Думаю, докажем…
Некоторым людям представляется, что профсоюз только и делает, что воюет с “внешним врагом”. На самом деле, мы и внутренние проблемы РАН не упускаем из виду. Хотя нам ясно, что ключевые проблемы РАН проистекают извне. Это, в первую очередь, несовершенство законодательной базы и хроническое недофинансирование, с которым связаны и дефицит оборудования, и маленькие зарплаты, и невозможность брать на работу молодежь, и многие другие наши беды.
Когда говорят, что РАН-де вольна платить людям хоть по миллиону и накупить сколько угодно приборов, это не что иное, как лукавство. Бюджет академии смехотворно мал: на такие деньги в США живет один крупный университет. Причем эти скудные средства академия в основном расходует на зарплату. Понятно, что в такой ситуации увеличение любой другой статьи расходов потребует сокращения штатов. Профсоюз категорически этого не приемлет. Как известно, сегодня в России уже и так наблюдается дефицит исследователей по сравнению с мировыми лидерами. Да, что там лидеры! Мы отстаем по доле ученых в общей численности населения страны даже от Украины и Белоруссии.
Я мог бы еще долго перечислять “особенности” государственной научной политики, которые отрицательно сказываются на деятельности РАН. К сожалению, их не становится меньше. Недавно к привычным напастям добавилась новая. Министерство экономического развития обнародовало проект “Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года”, в котором академический сектор науки не рассматривается как серьезный участник инновационного процесса. Эта крайне недальновидная позиция уже раскритикована авторитетными представителями научного сообщества, но Минэкономразвития и Минобрнауки настойчиво продвигают документ. Видимо, на его основе предполагается формировать решения запланированного на сентябрь нынешнего года совместного заседания Президиума Госсовета, Совета безопасности и Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию.
Как известно, решения, принятые этим “триумвиратом” в 2002 году, задали основной вектор государственной политики в научной сфере до 2010 года. Надо сказать, что наука в целом и РАН в частности в ходе выполнения намеченных тогда планов получили возможности для развития, хотя и не столь широкие, как было обещано. Чиновники в очередной раз переиграли ученых, выбрав из нескольких намеченных сценариев обеспечения науки “минимальный” – наименее затратный для бюджета. В итоге у нас сохранился все тот же обширный перечень проблем: стареющие кадры, неконкурентоспособное оборудование, отставание от мирового уровня по многим направлениям, низкие зарплаты…
На этот раз Профсоюз работников РАН будет настойчиво добиваться точных формулировок государственных решений. Мы не позволим чиновникам хитрить! Собираемся задействовать для этого все средства – от переговоров до массовых протестных акций. Надеемся, что нас услышат: в предвыборные периоды власть вспоминает об электорате.
Рассчитываем на успех еще и потому, что наша организация намерена обновиться и укрепиться. В конце июня состоится очередной съезд Профсоюза РАН. В руководство организации выдвинуто немало новых людей, молодых и активных. Надеемся, что новые профлидеры продвинутся и в решении внутренних проблем РАН, которые, впрочем, профсоюз и сегодня не обделяет вниманием. Мы, например, настойчиво ставим перед руководством РАН вопрос об исправлении ситуации в области охраны труда. Добиваемся денег на соответствующую программу, уже утвержденную Президиумом РАН. Выступаем за применение серьезных мер взыскания к нерадивым директорам, которые имеют средства на обеспечение необходимого уровня техники безопасности, но игнорируют законы, что приводит к несчастным случаям, в том числе со смертельным исходом.
Профсоюз постоянно выражает несогласие с тем, как формируются и обеспечиваются ресурсами социальные программы РАН. Академическая медицина вынуждена все больше зарабатывать на стороне, что сказывается на качестве обслуживания сотрудников РАН. Не решается проблема пенсионеров и ветеранов, фактически буксует жилищная программа, чрезвычайно слабо поддерживаются спортивные и культмассовые мероприятия. Одна из застарелых проблем – размер командировочных расходов в РАН. Ссылаясь на то, что этот вопрос относится к ведению правительства, академия его не решает.
Есть у нас немало претензий и к “Концепции развития РАН до 2025 года”, представленной на недавнем заседании Президиума РАН. В целом этот документ, на наш взгляд, составлен грамотно, и он уж точно разумнее вышеупомянутых стратегических разработок подопечных Эльвиры Набиуллиной. Однако некоторые из прописанных в концепции мер модернизации РАН кажутся нам не вполне обоснованными. Так, нам представляется странным разделение институтов на фундаментальные и не очень и стремление решить проблемы одних за счет других.
Наиболее сильные институты РАН, результаты фундаментальных исследований которых во все времена находили путь в народное хозяйство и оборону, всегда славились мощным инженерным составом. Конечно, понесенные наукой в последние годы потери сказались и на технических специалистах. Но благодаря усилиям профсоюза в 2008 году итээров в РАН подтянули к ученым по окладам, и люди перестали уходить. Институты с хорошей производственной и экспериментальной инфраструктурой и культурой начали получать заказы от промышленности и понемногу зарабатывать. Причем не только деньги, но и авторитет для академии: очевидно, что общество и власть ждут от РАН участия в прорывных разработках. Казалось бы, надо поддержать эти “точки роста”, но академия в каком-то самоедском порыве объявляет в своей концепции о необходимости перевести активные в инновационном плане институты на самофинансирование. Дескать, выплывайте, как хотите, востребованные товарищи, а мы поживем на то, что у вас отберем.
Профсоюз намерен решительно выступать за интересы умеющих зарабатывать ученых, представителей инженерно-технического сословия и организаций РАН. Ведь в инновационно-ориентированных институтах многие коллективы успешно сочетают фундаментальные исследования мирового уровня с выполнением хоздоговоров. Здесь действует синергетический эффект, и рвать эту связку крайне недальновидно.
Хочется, чтобы меня правильно поняли. Профсоюз выступает не за “богатых”, а против бедности. В этом смысле нам кажется важным обеспечить открытость бюджетных заработков сотрудников академии, как это сделано в исследовательской сфере мира и у госслужащих в нашей стране. Мы считаем недопустимым, что в РАН у людей с одинаковой квалификацией, выполняющих близкие по объему и качеству работы, бюджетные доходы различаются на порядки. Причем зачастую это связано с различной степенью близости к источнику финансирования. Такое положение дел противоречит как Трудовому кодексу РФ, так и мировой практике оплаты труда в науке.
К сожалению, руководство РАН далеко не всегда в установленном порядке согласует с профсоюзом проекты ведомственных нормативных актов по вопросам, лежащим в сфере наших совместных полномочий. Мы понимаем, что такого рода нарушения чаще всего связаны не со злым умыслом, а с дефектами управления в РАН, но намерены добиваться непременного учета мнения профсоюза, вплоть до отмены не прошедших процедуру согласования постановлений и распоряжений.

Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев