Поиск - новости науки и техники

Мало с сошкой, много с ложкой. В стране сокращаются трудовые ресурсы.

По прогнозу ООН, через 10 лет население нашей страны со 143 миллионов человек сократится до 121. А как же, спрашивается, увеличивающаяся в РФ рождаемость и уменьшающаяся смертность? Разве их не учли? С недоуменными этими вопросами “Поиск” отправился в МГУ к руководителю Центра по изучению проблем народонаселения Валерию Елизарову и попросил прояснить демографическую ситуацию в стране.

– Прогнозы ООН постоянно пересматриваются и корректируются, – рассказывает Валерий Владимирович. – По последней версии, в 2025 году в России будет около 137 млн человек. Оте­чественные демографы, конечно, знают о прогнозе ООН, но предпочитают ориентироваться на наши собственные, в частности на официальные данные Росстата. По его расчетам, через 10 лет по одному варианту нас будет 138,2 млн человек, по другому – 149,9.
– Расхождение немалое – около 12 млн. А какова ваша точка зрения?
– На мой взгляд, предпочтителен средний вариант – 144,3 млн, то есть нас будет примерно столько же, сколько и сегодня. Но при условии, что рождаемость останется на достаточно высоком уровне, а продолжительность жизни сохранит свою позитивную динамику. Но ни Росстат, ни ООН не учли, что население России приросло Крымом. И сегодня нас около 146,3 млн человек. Прибавилось 2,3 млн крымчан (кстати, перепись в Крыму прошла недавно). С учетом этой прибавки и предстоит делать новые расчеты.
Журналисты часто спрашивают о “демографической яме”: мол, миновали мы ее или нет? Волнообразная кривая, отображающая динамику количества рождений, иногда действительно напоминает яму.
В годы Великой Отечественной войны кривая пошла вниз, а после Победы – вверх. Число рождений оставалось большим примерно до 1960 года. Затем произошел спад вплоть до 1968 года и снова подъем до 1983-го, когда число новорожденных увеличилось в связи с активизацией в 1981-1982 годах мер по поддержке семьи. Борьба с алкоголизмом на первых порах принесла плоды: смертность снизилась, продолжительность жизни выросла – и на свет появилось больше младенцев (самые высокие показатели были в 1986-1987 годах – по 2,5 млн родившихся). Но антиалкогольная кампания быстро закончилась: население переключилось на самогон и различные суррогаты алкоголя, распространились токсикомания и наркомания. Государство перестало контролировать рынок алкоголя, что привело к повышенной смертности и существенному снижению продолжительности жизни. Да и реформы первой половины 1990-х тоже имели, увы, свою “демографическую цену”. Ухудшил ситуацию и кризис 1998 года, после которого (в 1999 году) у нас было наименьшее в современной истории число рождений – 1,2 млн. Однако жизнь постепенно стабилизировалась, к возрасту высокой рождаемости (20-29 лет) подошло большое количество молодых женщин, рожденных в 1980-е годы, и кривая медленно пошла вверх.  
В 2006 году в президентском послании предлагались меры по стимулированию рождаемости. Вводился (с 2007 года) материнский капитал, увеличивались пособия по уходу за детьми до полутора лет и стоимость родового сертификата, компенсировалась часть расходов на детсады и др. С 2010 года активизировались региональные меры поддержки многодетных семей. Нововведения сработали: повысился максимум рождаемости: с 23-24 лет до 25-26. В последние три года число рождений составило 1,9 млн в год. Но обратите внимание: максимум числа рождений лишь немного превысил минимум второй половины 60-х годов.
– А что нас ждет дальше?
– Число рождений меняется волнообразно. Иногда без особых усилий государства оно растет, а иногда, что бы мы ни делали, спада не избежать. Лет через десять нас ожидает очередная демографическая яма. Уже сокращается число женщин репродуктивного возраста, в период активного деторождения входят женщины маленьких по численности поколений 1990-х годов (тогда число рождений было вдвое меньше, чем в середине 1980-х). Так что кривая неизбежно пойдет вниз, а активная семейная политика лишь замедлит, но не остановит падение.
– Скажутся ли сегодняшние проблемы в экономике на демографической ситуации?
– Два кризиса в недавнее время мы уже пережили, а что будет в этом году – пока не ясно. Нынешний тяжелый спад может серьезно сказаться на занятости населения, снижении его доходов. Неизвестно, каким будет рост цен и уровень инфляции. Кризис, замечу, разный для бедных и богатых. Инфляцию, как правило, больше ощущает население с низкими доходами: свои немногие средства оно тратит на товары первой необходимости. Не то, что обладатели высоких доходов: стоимость продуктов беспокоит их не так сильно, как малоимущих, а на предметы роскоши цены растут медленно.
В связи с этим очень важными становятся разнообразные виды помощи, в первую очередь пособия. Пока в качестве антикризисной меры разрешено использовать 20 тысяч рублей из суммы материнского капитала. Аналогичная мера была принята в 2009-2010 годах, когда разрешалось потратить на текущие нужды 12 тысяч рублей. Но тогда им смогли воспользоваться практически все обладатели сертификатов на материнский капитал, а сегодня лишь те, кто еще полностью или частично его не израсходовал.
А что делать остальным? Надеюсь, что индексация пособий будет проведена с учетом возросшей инфляции. Целесообразно также было бы увеличить налоговые льготы семьям с детьми. Рад, что это наше предложение вошло в проект плана мер по реализации новой Концепции семейной политики, принятой в августе 2014 года. И еще один важный момент. Закон о предоставлении материнского капитала действует до 31 декабря 2016 года, и пока неизвестно, продлят ли его и на каких условиях. На мой взгляд, о новых сроках необходимо предупредить заранее: для молодых родителей это очень важная информация. Возможно, кто-то и поторопится с рождением ребенка, ведь “цена вопроса” – почти полмиллиона рублей. Однако чем больше семей родит в 2015-2016 годах, желая воспользоваться правом на материнский капитал, тем значительнее может стать спад рождений после 2016 года.
– Каким, по вашему мнению, должен быть минимальный размер оплаты труда (МРОТ)?
– В настоящее время МРОТ составляет 5965 рублей. Предполагаю, что эта величина пока такой и останется. В 1970-1980-е годы МРОТ равнялся 70 рублям, вдвое больше прожиточного минимума. Тогда даже одинокая мать с ребенком, скажем лаборант или секретарь-машинистка, с голоду не умирали, хотя пособия были мизерные. А как будет сегодня, если минимальная зарплата ниже прожиточного уровня, давно перешагнувшего за 8000 рублей? Чтобы покупательная способность МРОТ была такой же, как в нашем не столь давнем прошлом, сегодня он должен составить 16,5-17 тысяч рублей, обеспечивая прожиточный минимум одного взрослого с ребенком. Появился бы шанс пережить тяжелые времена. На частных предприятиях и фирмах действуют договорные обязательства по выплате зарплаты. В этом достаточно важном вопросе я предложил бы руководствоваться статьей 2 Трудового кодекса, в которой прописано “…обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи, и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда”. Конец фразы вряд ли устроит работников с семейными обязанностями, поскольку формально работодатель может ограничиться “минимальным размером оплаты”. О “достойном человека существовании для него самого и его семьи” можно только мечтать.
– Наше население стареет или молодеет?
– Стареет. Впрочем, как и население всех развитых стран с низкой рождаемостью. Люди, родившиеся 60-70 лет назад, в годы высокой рождаемости, несмотря на все тяготы жизни, достигают почтенного возраста. На смену им приходят поколения меньшей численности. Результат – сокращение трудовых ресурсов: пенсионеров стало больше, а населения в трудоспособном возрасте – меньше. И выправится ситуация не скоро, пока не подрастет относительно многочисленное поколение последних лет рождения. Достигнув преклонного возраста, немалая часть пенсионеров хотела бы продолжить работать, но не всем это позволяет здоровье. Надо учесть и то, что среди пожилых людей больше женщин – одиноких и вдов. В возрасте старше 70 лет на 100 мужчин приходится более 240 женщин.
– Помнится, в СССР известный демограф бил тревогу и призывал “беречь мужчин”…
– Да, так называлась статья Бориса Урланиса, опубликованная в “Литературной газете” летом 1968 года. Статья раскрыла “страшную тайну” о разнице в продолжительности жизни мужчин и женщин. В то время она составляла около девяти лет, а в конце 1990-х – начале 2000-х – более 13. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни увеличилась до 70,8 года. У мужчин она превысила 65,1 года, у женщин достигла 76,3 года. Это рекордные показатели в нашей истории. Кстати, разница сократилась до 11 лет.
Работающих становится все меньше, а пенсионеров все больше: кто с сошкой, кто с ложкой?! И границы пенсионного возраста (55 и 60 лет), существующие еще с довоенных времен, рано или поздно будут меняться. Как показал недавно прошедший Гайдаровский форум, увеличение пенсионного возраста готовы обсуждать не только Минфин, но и Минэкономразвития. Новая пенсионная формула уже сегодня предлагает людям более высокую пенсию, если они продолжат работать.
– А как вы к этому относитесь?
– Еще в начале 2000-х годов я говорил, что нам придется увеличить срок выхода на пенсию. Сделать это надо потому, что трудоспособного возраста достигают маленькие по численности молодые поколения. Значит, старшие поколения можно задержать на рынке труда без угрозы роста безработицы среди молодежи. Многие соседние страны уже провели такую реформу. В Казахстане, например, женщины выходят на пенсию в 58 лет, мужчины – в 63. Как решит наше правительство, пока неизвестно, одно могу сказать: возраст выхода на пенсию нужно увеличивать постепенно, на полгода или треть года – и так на протяжении лет десяти. Однако, учитывая низкую продолжительность жизни мужчин, начинать целесообразно с увеличения пенсионного возраста женщин при всех очевидных социально-политических издержках такого решения.
– В связи с положением на рынке труда: нужна ли нам трудовая миграция?
– Она и нужна, и полезна, когда мы точно знаем, сколько нужно дополнительных рабочих рук. К сожалению, прогнозирование потребности в гастарбайтерах, учет и регулирование их въезда и выезда далеки от совершенства. У нас часто смешивают разные понятия: многомиллионную трудовую миграцию и переезд в Россию на постоянное место жительства. В соответствии с Концепцией демографической политики, принятой в 2007 году, прирост мигрантов в 2011-2015 годах должен составлять не менее 200 тысяч человек в год, а в период 2016-2025 годов – более 300 тысяч. Возросший в последние годы миграционный прирост частично связан с новыми правилами учета так называемого постоянного населения. В эту категорию стали попадать мигранты, приехавшие в Россию на срок 9 месяцев и более. Но большая их часть не собирается оставаться у нас навсегда. Сегодня мы слышим о возросшем оттоке населения из России. Так, за январь-ноябрь 2014 года число выбывших из РФ по сравнению с прошлым годом возросло на 107,5 тысячи человек (на 61%), в том числе за счет эмигрантов в страны СНГ – на 95,7 тысячи человек (на 68%), миграционный прирост населения России уменьшился на 16,2 тысячи человек (на 5,8%). Трактовать эти данные как возросшую эмиграцию из страны было бы неверно, так как в большинстве своем это возвращающиеся домой трудовые мигранты, а не граждане России, уезжающие навсегда из страны. Например, за 11 месяцев 2014 года 86 тысяч человек выехало в Узбекистан, 33 тысячи – в Таджикистан. Выезд в дальнее зарубежье тоже вырос за 11 месяцев 2014 года, но не столь значительно – на 12 тысяч человек (на 34%). Но из 47 тысяч покинувших Россию за этот период 11 тысяч – это вернувшиеся в Китай и Грузию трудовые мигранты. Однако кризис и падение курса рубля могут внести коррективы в планы мигрантов. А в будущем, если экономический рост восстановится, России, видимо, предстоит конкурировать с другими странами за трудовых мигрантов.
– Если сравнить демографическое положение РФ и западных стран, какая получится картина?
– Наши показатели рождаемости превысили среднеевропейский уровень, но пока отстают от стран Западной и Северной Европы. Например, во Франции, Великобритании, Ирландии рождаемость выше – почти два ребенка на одну женщину (как и в США). В Скандинавии 1,8-1,9, у нас – 1,7. Но это больше, чем в Южной и Восточной Европе. Обогнали мы и Японию, и Китай. 40 лет назад в КНР начали борьбу за снижение рождаемости, провозгласив лозунг “одна семья – один ребенок”. И получили в итоге быстрое старение населения. К тому же в Китае “предпочитают” рожать мальчиков. Потому заранее узнав пол младенца, его могут или оставить, или нет. Так в стране возникла огромная диспропорция мальчиков и девочек (115-120 мальчиков на 100 девочек).  
В развитых странах многие женщины рожают по два-три ребенка: заработная плата и семейные пособия выше, развиты меры, позволяющие сочетать работу и уход за детьми, в частности система дошкольных учреждений. А у нас очередь в детские сады составляла на начало 2014 года свыше 2,7 млн человек. Как будто трудно было заранее просчитать, что раз увеличивается рождаемость, то сразу надо планировать расширение сети дошкольных учреждений, а затем и число мест в младших классах. А начать хорошо бы со срочного повышения демографической грамотности наших управленцев.

Юрий ДРИЗЕ
Фото с сайта http://slon.ru

Нет комментариев