Поиск - новости науки и техники

Ждите пятую волну.

В пятницу 13 марта состоялось заседание Совета по мегагрантам. Открывая его, министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов сообщил, что, высоко оценивая научные результаты, полученные под руководством ведущих ученых, Правительство России приняло решение продлить программу до 2020 года включительно.
Сегодня на вопросы о том, как идет выполнение проектов и какие перемены принесут изменения в программе, по просьбе редакции “Поиска” отвечает заместитель директора Департамента науки и технологий Минобрнауки России Александр ЛАДНЫЙ.

– Прежде всего, программа мегагрантов важна тем, что, во-первых, прививает в российской среде лучшие образцы культуры организации научной деятельности, подготовки публикаций, организации мероприятий, способствует академической мобильности. Во-вторых, программа выводит работы наших исследователей в русло мировых научных трендов, а в-третьих, служит одним из главных инструментов институциональных преобразований в научно-технической сфере. Причем как в высшей школе, так и в академических институтах. Процесс запуска лабораторий мирового уровня во многих из этих научных структур породил внутреннюю реструктуризацию.
– Она хороша тем, что ведется по западному образцу – укрупняет звенья? Или просто, наконец, дают денег достаточно?
– Дело не в западном образце. Хотя все, что вы перечислили, имеет место и взаимосвязанно работает на достижение цели. Когда структуру создает человек, имеющий блестящий опыт международных исследований, результаты, достигнутые в новой, организованной под его руководством лаборатории, будут доступны его коллегам. Его репутация – залог доверия к ним. И новая лаборатория легче и быстрее, чем обычно, встроится в цепочку исследовательских ячеек. То есть современная лаборатория не только предоставит вузу, институту, где существует, образец правильного оснащения, организации исследовательского процесса, но и откроет дверь в научно-техническую сферу практически всех континентов. С началом реализации Постановления №220 мы учились, как правильно привлекать в нашу страну людей с большими научными именами, какие условия для них необходимо создавать, что надо менять в структуре самой организации, управления ею, чтобы эти условия стали нормой. Пример того, как реализация постановления повлияла на другие инструменты, – новая форма государственного задания, где теперь обязательно предусмотрены три-четыре штатные единицы научных сотрудников для таких лабораторий. Программа дала толчок многим полезным преобразованиям, а те помогли достичь результатов заметно выше среднего. Скажем, на каждую лабораторию приходится не менее 5 публикаций в WoS за год, а есть примеры и по 10-13 публикаций.
– По какому направлению больше – физика, химия, гуманитарные науки?
– За весь период проведения конкурсов поступило более 2200 заявок. Победили 160. Средний конкурс составил 13 к 1. Самые результативные заявки – в физике, механике и машиностроении. В инженерных науках мы традиционно сильны, хотя в мире приоритетны медицина и биология. В 2013 году 23% мировых публикаций в журналах базы данных Web of Science были посвящены клинической медицине. У нас же по этой линии было порядка 3% статей, однако с тех пор их количество увеличилось вдвое. Важная характеристика программы – более 4 тысяч исследователей принимают активное участие в создании современных лабораторий под руководством ученых мирового уровня. Причем более 50% контингента лабораторий моложе 35 лет. Мы понимаем, что за четыре года в науке особо крупных результатов не достичь, но работа под крылом научного корифея существенно продвигает в научном росте. На последнем совете мы обсуждали итоги отчетной кампании первого этапа – он полностью завершен и по бюджетному, и по внебюджетному финансированию. Замечания получили всего 2 лаборатории из 23 из-за несоблюдения сроков очного руководства лабораторией.
– То есть результаты ими не достигнуты?
– Остальные показатели выполнены. Всеми исполнителями проектов первой волны. И по числу публикаций, выступлений на международных конференциях, и по количеству защит кандидатских и докторских диссертаций, и по объему привлеченного финансирования. Кстати, к исполнителям грантов второй волны – 28 проектов – не было претензий. Сейчас они перешли на стадию внебюджетного финансирования.
– Какие изменения предусмотрены продленным Постановлением №220?
– Прежде всего, изменения касаются привлечения внебюджетных средств. Так, при продлении проектов 3-й очереди финансирование пятого года должно быть обеспечено из средств принимающей организации в объеме 100% от четвертого года реализации проекта. Для проектов новых конкурсов условие о привлечении внебюджетных средств отменено.
Плюс внесены изменения, позволяющие ускорить на несколько месяцев перевод денег гранта исполнителю. Теперь средства можно отправить напрямую в институт, а не в финансовое управление его учредителя, например ФАНО.
– А можно не статьями и не скоростью поступления денег исполнителям измерить результативность программы?
– Конечно. В сентябре прошлого года в Санкт-Петербурге в рамках первой Международной научно-практической конференции “Наука будущего” были представлены результаты реализации программы. Собралось более 800 участников, в том числе более 110 ученых, занимающих лидирующие позиции в различных областях наук, а также более 60 иностранных ученых из 23 стран мира. И это в год санкций! Работа конференции была освещена в более чем 30 федеральных и региональных СМИ, в том числе таких, как Lenta.ru, Вести.ru, Газета.ru, “Интерфакс”, “Учительская газета”, “Комсомольская правда”, “Мир 24”, “Наука и технологии России – strf.ru” и ваш “Поиск”, на телеканале Совета Федерации “ВМЕСТЕ-РФ”. Это мероприятие получило многочисленные положительные отзывы, и по итогам было принято решение о придании “Науке будущего” регулярного характера – в следующий раз она будет проводиться в 2016 году.
Некоторые представленные на конференции работы оставили сильное впечатление. Например, в Кубанском госмедуниверситете под руководством итальянского профессора регенеративной медицины Паоло Маккиарини проведена вместе с краснодарскими врачами первая в мире трансплантация трахеи и части гортани с использованием стволовых клеток пациентки – девочки, пострадавшей в автомобильной катастрофе. Фактически трахея была выращена заново, и девочке, которая несколько лет не могла говорить, вернули речь.
Другой пример – из Российского химико-технологического университета им. Д.И.Менделеева. Там объединили факультет химической технологии силикатов с факультетом химии неорганических веществ и получили новую современную структуру: факультет технологии неорганических веществ и высокотемпературных материалов, где в лаборатории под руководством профессора Палеари создается практикум для студентов-старшекурсников, а научное оборудование используется для нужд всего университета, существенно усиливая возможности Центра коллективного пользования РХТУ. Третий пример – работа Алексея Кавокина по созданию международного научного центра компетенции в области физики спин-зависимых оптических явлений на базе Санкт-Петербургского госуниверситета. За три года лаборатория, руководимая Кавокиным, стала одной из ведущих в мире по изу­чению светожидкости.
– Кстати, сколько сейчас зарубежных ученых возглавляют проекты?
– 82 – иностранцы, 78 – российского происхождения, правда, 57 из них не живут в РФ, но имеют порой двойное гражданство, как, например, Алексей Кавокин. 21, как Р.Валиев, А.Деревянко, К.Агладзе, – россияне. Главное, что наши соотечественники с энтузиазмом участвуют в программе. Я спрашивал почему. Ведь хлопотно. Отвечают: из чувства долга по отношению к своей стране – мы здесь выучились, а потом у ваших ребят глаза горят. С ними интересно общаться, выдвигать и реализовывать новые идеи.
– Но я слышала не только похвалы программе. Жалуются повидавшие западный мир на сложности реализации проектов из-за трудностей с закупкой оборудования, из-за власти бюрократии в тех же вузах, академических институтах. Вы на эти претензии как реагируете?
– Конечно, если организация вовремя оформит собственные нормативные акты, можно избежать многих сложностей. Но если при закупке оборудования в плановом периоде возникают накладки – мы всегда идем навстречу, если это возможно. Помимо этого, мы неоднократно слышали о такой проблеме, как ввоз расходных материалов, особенно биологических образцов с коротким сроком годности. Из-за таможенных процедур они часто вовремя не доходят до получателя. Для создания комфортных условий работы ученых министерство регулярно выступает с различными инициативами по разработке правовых актов.
Но самое главное – продлено действие постановления до 2020 года. Мы планируем провести еще две волны конкурсов, с объемом бюджетного финансирования порядка 9 млрд рублей. В каждом конкурсе будет поддержано примерно по 35 проектов, всего появится около 70 новых лабораторий. Конкурс пятой волны будет объявлен в 2015 году, финансирование начнется с начала 2017 года.
– Пока передышка?
– Куда там – мониторинг. В каждую лабораторию ежегодно выезжает эксперт, а, бывает, еще и члены Совета по грантам. Чтобы своими глазами увидеть, как идут дела, а потом на совете сообщить, что происходит, что люди думают о ходе программы. Ведется журнал выездных проверок. Сохраняются экспертные мнения. Эксперты в одну и ту же лабораторию дважды не ездят, меняются, чтобы получить комплексное представление профессионалов о происходящем в организациях-грантополучателях. К тому же для реализации постановления создан специальный портал, где можно найти все сведения о лаборатории, проекте. Там же, на портале, создана система, которая позволяет ученым переписываться между собой, выяснять, есть ли у них общие претензии к программе. Это удобный информационный ресурс, обеспечивающий ответную реакцию исполнителей на распоряжения и предложения дирекции, позволяющий быстро узнавать о происходящих изменениях.
Помимо этого, мы активно ведем диалог с русскоязычной научной диаспорой, такими организациями, как RASA, RuSciTech. Общение идет постоянно.
Наша главная задача – создание максимально комфортных условий для проведения научных исследований в российских организациях. Мы всегда готовы к открытому взаимодействию по обмену лучшими мировыми практиками.

На схеме: География проектов

Спецвыпуск подготовили
Елизавета Понарина,
Елена Зайцева
Фото Николая Степаненкова

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПЦСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF

Нет комментариев