Поиск - новости науки и техники

В итоге торга. Мир стал другим после Ялтинской конференции.

В мае мы будем отмечать 70-летие победы в Великой Отечественной войне. Казалось бы, столько времени прошло, все давно известно, а вопросы все равно остаются, страсти не утихают. Подтверждение тому – прошедшая недавно конференция, посвященная встрече в Ялте 4-11 февраля 1945 года трех лидеров антигитлеровской коалиции. Организаторы крупного международного форума – Институт всеобщей истории (ИВИ) РАН, МГИМО и Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова. Почему такое внимание уделяется событию, произошедшему в Крыму? Этот вопрос “Поиск” задал руководителю Центра по изучению холодной войны ИВИ доктору исторических наук Наталии Егоровой.

– Замечу, что интерес к Ялтинской конференции был всегда, все эти 70 лет, – рассказывает Наталия Ивановна. – Дело в трактовке принятых документов – а их было очень много, но, главное, в оценке итогов встречи в верхах. И, конечно, развенчание мифов, существующих до сих пор и распространяемых, по большей части, представителями политической элиты стран Запада и некоторыми историками. Высказывается, например, мнение, что И.Сталин в Ялте оказывал давление на У.Черчилля и Ф.Рузвельта, поскольку перевес, скажем так, был на его стороне: встретились союзники на советской территории, а Красная Армия наступала. Позиция Сталина была прочная, чувствовал он себя уверенно и жестко отстаивал интересы своей страны, но не “нажимал” на союзников, даже готов был идти на компромиссы. И неверно полагать, что якобы наивный, чересчур оптимистично настроенный Рузвельт поддался влиянию Сталина и буквально “сдал” Восточную Европу коммунистам, а Черчилль ему вторил. Каждый из участников переговоров, отстаивая интересы своей страны, учитывал тот непреложный факт, что Красная Армия освободила государства Восточной Европы и находилась на их территории. Во времена холодной войны на Западе также высказывалось мнение, что Ялтинская конференция, вслед за Мюнхеном, предала интересы Европы. Удивительно, что спустя многие годы этот тезис повторил президент США Дж. Буш-младший.
До сих пор продолжается дискуссия: разделила ли Ялта мир? Одним из первых свой вклад в легенду о том, что союзники “делили мир”, внес генерал де Голль. Его не пригласили на конференцию, но благодаря уступкам союзников Франция получила свою зону оккупации в Германии и наряду с Китаем место в Совете Безопасности ООН. На самом деле, в Ялте политики определили “очертания” Европы, наметив в качестве восточной границы Польши линию Керзона, тем самым признав расширение советской территории 1939 года. И согласились, что СССР имеет право на создание в Восточной Европе “пояса безопасности” из дружественных ему государств. Естественно, западные лидеры не предполагали, что с началом холодной войны в первые послевоенные годы в этих странах к власти придут коммунистические правительства.
Так что споры вокруг встречи в Ялте кипят до сих пор – и наша конференция проходила достаточно бурно. Мы заслушали 47 докладов, и примерно половина из них принадлежала иностранным участникам. Дискуссионные заявления сделали польские историки. Они считают, что интересы Польши были принесены в жертву мирным договоренностям. Действительно, польский вопрос занимал в Ялте большое место. Союзники разделились: Рузвельт и Черчилль признавали эмигрантское Польское правительство в Лондоне, а Сталин – временное просоветское польское правительство, созданное в Люблине в 1944 году. Лондонское правительство надеялось после освобождения возглавить независимую Польшу. Положение осложняла подчинявшаяся Лондону Армия Крайовы, сражавшаяся и против немцев, и против красноармейцев. В итоге тройка пришла к компромиссу: договорились о создании Временного польского правительства национального единства, в которое войдут представители Лондонского правительства, и проведении свободных выборов в Польше.
– Но союзники отстаивали и свои национальные интересы?
– Прежде всего, это была военная конференция, на которой тройка лидеров координировала действия по окончательному уничтожению держав “оси”, рассматривала будущее Европы, в первую очередь, конечно, Германии, создание оккупационных зон, вопросы репараций, разбирала положение в Югославии и на Балканах, в других странах. В “Декларации об освобожденной Европе” провозглашалось право на восстановление суверенных прав и самоуправление народов, подвергшихся нацистской агрессии. Считаю, что Ялта – едва ли не первая попытка достижения мирного урегулирования в Европе. Здесь был создан каркас послевоенного мироустройства, просуществовавший до начала 1990-х годов.
В то же время каждый участник отстаивал собственные интересы. Рузвельт стремился добиться согласия Сталина на вступление Красной Армии в войну против Японии. По расчетам американцев, для разгрома японской армии им нужно было еще 18 месяцев. Чтобы сократить этот срок, избежать неминуемых потерь, Рузвельт просил Сталина через два-три месяца после окончания войны в Европе начать боевые действия на Дальнем Востоке. Понятно, что соглашение было достигнуто на определенных условиях. Рузвельт не возражал против передачи СССР Южного Сахалина и Курил, его участия в проекте Китайско-Восточной железной дороги, восстановлении аренды Порт-Артура и города Дальнего в Китае. Есть мнение, что вопрос о Курилах казался Рузвельту весьма незначительной уступкой. Сталин просит Курилы, значит, надо их отдать. Естественно, никто тогда не предполагал, что атомная бомбардировка двух городов Японии ускорит ее капитуляцию. Замечу, что в Ялте лидеры знали о Манхэттенском проекте, но вопрос о возможности применения атомной бомбы не обсуждался.
Черчилль был заинтересован в сохранении Британской империи (ведь речь шла об установлении нового миропорядка). Развал империи действительно вскоре начался. Вторжение Японии в страны Юго-Восточной Азии всколыхнуло антиколониальную борьбу, и обстановка там обострилась. А когда обсуждались вопросы образования ООН, Черчилль беспокоился о членстве в ней британских доминионов. Шел крупный торг, кто станет членом ООН. Сталин хотел, чтобы все 16 союзных республик вошли в международную организацию (ограничились, как известно, Украиной и Белоруссией). Рузвельт в ответ заявил, что тогда все американские штаты должны войти в ООН. А Черчилль хотел предоставить право голоса своим доминионам. Заметим, что Сталин и Рузвельт разделяли позиции антиколониализма и Черчиллю это было не очень приятно. Он понимал, что как великая держава Великобритания ослабела, пропустив вперед США, но стремился сохранить ее ведущую роль. Отчасти это ему удалось: после войны Англия стала союзником США номер один.
– Возникает ощущение, что практически все требования Сталина были выполнены и он “переиграл” союзников.
– Действительно, Сталин добился очень многого. Не в пример Черчиллю, который разве что не остался в проигрыше. Рузвельт получил согласие Сталина на вступление в войну на Дальнем Востоке. Известно, что половину репараций из общей суммы 20 миллиардов долларов должен был получить СССР, и Черчилль интриговал, пытаясь уменьшить долю России. Существовал план расчленения Германии. На Ялтинской конференции этот вопрос не был решен. Считается, что английский лидер, стремясь обеспечить устойчивый баланс сил в Европе, все же не желал слабой Германии. Возможно, рассчитывая, что Германия и Франция сыграют роль противовеса СССР. Отмечу, что позиции США и Великобритании не были точно определены (хотя перед Ялтой Черчилль и Рузвельт совещались на Мальте). Зато все свои требования Сталин сформулировал очень четко. Нельзя сказать, что обстановка встречи была благостной: шел жесткий торг, и Сталин, не в пример союзникам, говорил мало, но твердо, даже резко – и вышел из него победителем. Перед отлетом из Крыма Черчилль произнес на аэродроме большую речь, он высоко оценил вклад Красной Армии и Сталина как политика и военачальника в разгром фашизма. А в марте 1946 года выступил со знаменитой Фултонской речью, явившейся предвестником холодной войны.
– Обсуждалась ли на конференции судьба стран Восточной Европы?
– Да, конечно. В современной историографии существуют на этот счет разные точки зрения. Одни историки считают, что Сталин изначально стремился к советизации Восточной Европы. Другие уверены, что это произошло в результате начавшейся холодной войны, когда в этих странах пришли к власти коммунистические правительства (до 1947-1948 годов во главе большинства этих государств стояли коалиционные правительства). С целью советизации Восточной Европы в 1947 году был создан Коминформ – наследник Коминтерна.
– Не породила ли встреча в Ялте холодную войну?
– Задолго до Ялты, начиная с победы в Сталинградской битве, политические круги Запада стали опасаться усиления роли СССР. Напомню, что антисоветские настроения были и до войны, и во время нее. Существовали разногласия и между лидерами “большой тройки”. Но война их сплотила, и негативные моменты, хотя бы на время, отошли на второй план. Можно сказать, что Ялта – вершина сотрудничества лидеров трех великих держав антигитлеровской коалиции. И Фултонская речь Черчилля вовсе не порождение Ялты, а следствие геополитических и экономических противоречий бывших союзников, проявившихся в результате послевоенного Иранского кризиса 1945-1946 годов, обострения их отношений в связи с претензиями СССР к Турции. Ведь первый вопрос, который обсуждал Совет Безопасности ООН, был о ситуации в Иране – когда СССР, стремясь получить нефтяную концессию в Северном Иране, затягивал вывод своих войск из этой страны, находившихся там по англо-советско-иранскому договору 1942 года, поддерживал сепаратистское движение в Иранском Азербайджане. Отклонил Запад и претензии СССР к Турции. Советский Союз требовал от нее разрешить создание военных баз в проливах Босфор и Дарданеллы, высказывал территориальные претензии.
Кстати, выражение “железный занавес” Черчилль впервые употребил в телеграмме Трумэну от 12 мая 1945 года, когда западным союзникам стало трудно получать информацию о положении на советской линии фронта. Сейчас хорошо известен план Черчилля “Немыслимое”: о военной операции в июле 1945-го с целью навязать СССР свое прочтение Ялтинских соглашений по Польше и по возможности вытеснить советские войска из Восточной Европы. США идею Черчилля не поддержали. Сталин знал про этот план, что усиливало его подозрительность в отношении Великобритании. Так что Фултон подвел некую политико-идеологическую черту под недавним сотрудничеством с Москвой.
Замечу, что западные союзники и СССР по-разному понимали практику послевоенных международных отношений. Сталин считал, что наша страна полностью верна духу Ялты и не отходит от достигнутых договоренностей. США и Великобритания, оценивая события в Центральной и Восточной Европе в контексте развертывания холодной войны, предъявляли претензии СССР в нарушении им ялтинских соглашений.
– Будут ли итоги Ялты изучать дальше или точки над “i” расставлены?
– Безусловно, появятся научные исследования, содержащие современные трактовки итогов ялтинской встречи. К тому же не все документы еще открыты, например Росархив планирует издание сборника рассекреченных документов “СССР и польское военно-политическое подполье. Апрель 1943 – декабрь 1945 гг.”. Готовится обновленное издание переписки Сталина, Рузвельта и Черчилля. Так что точку ставить рано. Ведь до сих пор у нас нет мирного договора с Японией из-за Курильских островов, судьбу которых решила Ялта.

Юрий ДРИЗЕ
Фото предоставлено Н.Егоровой

Нет комментариев