Поиск - новости науки и техники

Место встречи – МКС. Земные нестыковки не помешают совместным экспериментам на орбите.

В начале нынешнего года стало известно о том, что бывший вице-президент США Альберт Гор предложил выдвинуть на Нобелевскую премию мира создателей Международной космической станции (МКС). Что немудрено: вот уже 15 лет этот многоцелевой космический исследовательский комплекс, несмотря ни на какие политические пертурбации, объединяет специалистов из 15 стран, в том числе России, США, Японии, а также государств, входящих в состав Евросоюза. Как заявила “Поиску” сотрудник ведомства Программы Международной космической станции Космического центра им. Джонсона НАСА (США) Джули Робинсон, посетившая Москву накануне Дня космонавтики, чтобы принять участие во второй Международной научно-практической конференции “Научные исследования и эксперименты на Международной космической станции”, “МКС – удивительный пример совместной работы представителей разных стран в космосе. Основа этой научной миссии – дружеское взаимодействие. Мы, ученые, настолько преданы своему делу, что просто не замечаем никаких политических коллизий”.
По прогнозам председателя Координационного научно-технического совета Федерального космического агентства (Рос­космос) по программам научно-прикладных исследований на пилотируемых космических комплексах, первого заместителя генерального конструктора ОАО “РКК “Энергия” имени С.П.Королева” Владимира Соловьева, также прибывшего в Институт космических исследований (ИКИ) РАН для участия в вышеозначенной конференции, возраст станции – отнюдь не помеха ее дальнейшему функционированию.

– Мы с достаточно большим оптимизмом смотрим в будущее, – сказал он. – Как руководитель полетов, я могу ответить, что МКС находится в весьма и весьма приличном состоянии: все технические системы, корпус, иллюминаторы, герметичность станции – в норме. Поэтому будем летать! Сейчас речь идет о том, чтобы продлить работу МКС до 2024 года, и я абсолютно уверен, что это еще не предел…
Организаторами встречи в ИКИ РАН, посвященной последним результатам научных исследований и экспериментов на МКС, а также перспективам использования станции для развития науки, технологий, образования и международного сотрудничества, выступили Роскосмос, РАН, Центральный научно-исследовательский институт машиностроения. Особенное внимание в ходе конференции было уделено тому, как результаты космических экспериментов используются на практике в повседневной жизни. Старт конференции дали заместитель председателя Правительства РФ Аркадий Дворкович и статс-секретарь – заместитель руководителя Федерального космического агентства Денис Лысков. Свои приветствия участникам передали руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков и экипаж Международной космической станции.
В программу трехдневного мероприятия вошло более 100 устных и около 20 стендовых докладов (причем треть из них представили иностранцы), общее число гостей перевалило за шесть сотен, а 11 апреля встреча завершилась Днем открытых дверей для школьников старших классов, студентов и всех желающих. На выставке “Наука на МКС”, проходившей параллельно с работой секций, были представлены более 50 экспонатов и стендов, рассказывающих об основных научных приборах и оборудовании, которые использовались для проведения космических экспериментов. Ряд стендов был посвящен новым экспериментам, запланированным на ближайшие годы. В выставке приняли участие крупнейшие предприятия и организации ракетно-космической промышленности, институты РАН, ведущие вузы страны: ИКИ РАН, ФГУП ­“ЦНИИмаш”, ОАО “РКК “Энергия” имени С.П.Королева”, ФГБУ “НИИ ЦПК имени Ю.А.Гагарина”, ГНЦ РФ-ИМБП РАН, ОАО ­“НИИВТ имени С.А.Векшинского”, ГНЦ ФГУП “Центр Келдыша”, НИИЯФ МГУ, МАИ (НИУ) и др.
Владимир Соловьев напомнил участникам конференции об истории и современном состоянии научных исследований на орбитальных станциях. Говоря о перспективах использования МКС, он упомянул о готовящемся к запуску исследовательском модуле МЛМ и назвал ряд новых экспериментов, которые планируется проводить с его помощью. Интересные статистические данные о научной программе на станции привела и Джули Робинсон. Всего за время функционирования станции (от “нулевой” до 40-й экспедиции на МКС) в программе научных исследований или экспериментов так или иначе участвовали 83 страны, к настоящему моменту опубликовано более 1100 научных результатов.
– Надо стратегически думать о том, как использовать станцию в ближайшее десятилетие, – заметила Джули Робинсон. – Сейчас много внимания будет уделяться взаимодействию по биомедицине в связи с начавшейся 27 марта первой в истории человечества годовой экспедиции на МКС Михаила Корниенко (Роскосмос) и Скота Кейли (НАСА). Этот полет, рекордный по своей продолжительности, продлится чуть больше 11 месяцев – посадка намечена на 3 марта 2016 года. Но, несомненно, мы будем сотрудничать с Россией и в других областях: эксперименты по физике жидкостей, обмен данными, полученными с научных приборов, а также совместные образовательные проекты.
Краткий обзор программы использования МКС Европейским космическим агентством (ЕКА) представил на конференции сотрудник Управления пилотируемых космических полетов ЕКА Рейнхольд Эвальд. Агентство ведет активную работу на станции, в том числе в международном направлении. Совместно с Роскосмосом сейчас проходит более 20 экспериментов, в основном по медико-биологическому направлению и материаловедению.
– Участниками программ ЕКА являются представители порядка 40 различных стран, – сообщил Рейнхольд Эвальд. – Понятно, что они высказывают свои пожелания к экспериментам с учетом собственных потребностей. Конечно, всегда есть соблазн проводить на орбите исследования, решающие более прикладные задачи, но любознательность, которую по доброй европейской традиции проявляют наши ученые, диктует и интерес к совместным фундаментальным работам в космосе.
Как рассказал корреспонденту “Поиска” директор ИКИ РАН академик Лев Зеленый, возможно, впервые организаторам удалось собрать столь широкую и представительную аудиторию профессионалов, которые работают на МКС.
– Мы преследовали две цели, – сказал ученый. – Первая – собрать информацию о том, что происходит на разных модулях МКС, находящихся по соседству, – американском, европейском, российском, может быть, вскоре сюда вольется и японский модуль. Все доклады, представленные здесь, очень интересны, например, лично для меня было крайне любопытно познакомиться с тем, что делается в области фундаментальной физики на американском модуле. Вторая цель была “навести мосты”: как отметила наша коллега из НАСА Джули Робинсон, сейчас надо искать новые средства для интенсификации международного взаимодействия на МКС. Ведь все мы ограничены в самом главном ресурсе – времени работы космонавтов, его обязательно надо учитывать. Кроме того, важно сохранить и финансовую составляющую: научные эксперименты ученых разных стран на борту МКС не должны дублироваться. Уверен, что нынешняя конференция будет способствовать организации совместных научных экспериментов. Также считаю большим достижением то, что на нашей площадке встретились представители ведущих мировых космических агентств, работающих на МКС.
Первая подобная конференция проходила в 2008 году, была менее масштабной и затрагивала лишь те научные разработки, что шли на российском сегменте МКС, поэтому в ней принимали участие только наши ученые. В 2008-м все вообще было несколько иначе – на западных модулях шло мало экспериментов. Но за прошедшее время многое изменилось. Что именно – об этом нам рассказывают гости сегодняшней встречи. Желание провести свой эксперимент у всех теперь громадное, в начале такого не было. Но все участники сталкиваются с одной и той же проблемой: не хватает временных ресурсов.
Сейчас во ФГУП ­“ЦНИИмаш” создана очень качественная система отбора экспериментов. Это важно, ведь их тоже надо “фильтровать”, поскольку в первые годы работы МКС научные исследования велись не очень эффективно. Но теперь видно, что станцию можно использовать и для решения ряда интересных проблем. В этой системе пока задействованы только российские ученые и наши же проекты: мы не участвуем в отборе, например, европейских экспериментов, а европейские коллеги – в утверждении наших, но считаю, что это неправильно. Об этом же сегодня говорила и Джули Робинсон: нужно создать некую систему для отбора совместных, международных экспериментов, потому что предложений сейчас очень много, причем не только национального, но и международного уровня. Их число увеличивается, они конкурируют между собой…
Среди других проблем МКС можно отметить существующее до сих пор несовершенство подготовки и отработки экспериментальных методик. Еще одним серьезным препятствием на пути российских ученых стал вопрос передачи данных о результатах экспериментов из космоса на Землю: на российском модуле идет много исследований, они становятся все более информативными, объем полученных данных постоянно растет. Конечно, есть возможность записывать результаты на жесткие диски и доставлять их на Землю с кораблями “Прогресс”, где ученые будут буквально томиться в ожидании… Однако решить этот вопрос нам уже помогли коллеги из США. Поэтому взаимодействие тут очень важно: наша конференция в целом задумана именно для того, чтобы свести людей вместе – наверняка выйдет что-то полезное! Например, в первый же день образовалось несколько групп “по интересам” на секциях. Думаю, так появятся новые двух- и трехсторонние эксперименты. Приведу конкретный пример: доклад итальянского коллеги Пьерджорджо Пикоцца из Римского университета Тор Вергата о многосторонней программе создания некоего общего монитора для исследования космических лучей. Это интересная и трудоемкая задача, потому что земными приборами ее решить сложно: многие частицы просто “гибнут” в атмосфере. И здесь просматривается очень хорошая перспектива международного сотрудничества…
Годовой полет Михаила Корниенко и Скота Кейли сейчас находится в центре внимания ученых всех стран, участвующих в работе МКС.
– По сути, ключевой вопрос тут – медицинские эксперименты и ввод на МКС новой градации экспериментов – “совместные”. Мы уже утрясли с коллегами из НАСА все детали по оборудованию и месту их проведения. Это довольно сложная программа, которую мы очень долго увязывали, особенно с точки зрения юридических формальностей. Потому что совместные эксперименты – это общие затраты и разделение результатов исследований определенным образом, таким, чтобы никому не было обидно и никто не потратил лишних денег, – прокомментировал проект Владимир Соловьев.
В свою очередь, директор ГНЦ РФ “Институт медико-биологических проблем РАН” академик Игорь Ушаков также подчеркнул, что наиболее логичной программой в годовом полете является медико-биологическая, ведь столь длительное пребывание на орбите таит в себе неясности и новые вызовы.
– Недавно были выявлены риски, например, связанные с ухудшением зрения космонавтов, открытые американскими коллегами, – сообщил И.Ушаков. – Конечно, здесь потребуется интеграция медико-биологических программ, более тесная, чем ранее. Надеемся, что если такие полеты будут продолжаться, то в последующих случаях это взаимодействие будет наращиваться. Кстати, если учесть, что в дальнейшем речь зайдет о длительных межпланетных полетах, то там надо будет учитывать не только риски ухудшения зрения, связанные с повышением внутричерепного давления, но и сенсомоторику, психофизиологию, когнитивные функции. Объем данных по всем этим направлениям сейчас необходимо наращивать и обязательно вести обмен статистикой  исследований между участниками проекта (нужно собрать информацию о состоянии хотя бы 10-20 человек, побывавших в такой экспедиции, чем больше – тем лучше). При этом, правда, необходимо продолжать и наземные эксперименты по моделированию различных полетных ситуаций. Они крайне важны для реализации будущей лунной программы или программы межпланетных полетов, где будет возрастать роль человеческого фактора.

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев