Поиск - новости науки и техники

Энергия синергии. Что увеличит отдачу научной инфраструктуры?

Развитие инфраструктуры науки в России – одна из тем, актуальность которой не снижается с течением времени. Сегодня в силу непростой международной ситуации вокруг нашей страны ей, как никогда, нужна сильная, конкурентоспособная наука, которая сможет задавать новые направления прорывных исследований, обеспечивать технологическую независимость и суверенитет государства, работать на повышение качества жизни людей. Как было отмечено на одном из недавних заседаний Совета при Президенте РФ по науке и образованию, посвященном преобразованиям в академическом секторе фундаментальных научных исследований, “фундаментальная база и научные заделы – это важнейшие ресурсы развития страны, нужно ими эффективно распоряжаться”. Была также отмечена принципиальная важность сохранения эффективных, дееспособных научных коллективов и бережность в отношении к тому, что выстраивалось годами.
Свое видение того, что поможет сделать процесс объединения интеллектуальных ресурсов и научной инфраструктуры более эффективным, как и взаимодействие науки и высшей школы, представляет президент Петрозаводского государственного университета Виктор ВАСИЛЬЕВ.

– Более 700 километров составляет граница России с Европейским союзом (а именно с Финляндией). Рядом с Республикой Карелия и Ленинградской областью расположено государство, которое, согласно самым разным международным рейтингам, не один год занимает первые места по инновационному развитию. Лучшим в мире признано и школьное образование… Кстати, в этой стране с 5-миллионным населением действуют 25 университетов. А в соседней северной столице России Санкт-Петербурге (население свыше 5 миллионов) работают 50 государственных и столько же негосударственных университетов, да еще и многочисленные отраслевые и академические институты. Но поставить знак равенства между этими двумя субъектами инновационного развития не так-то просто. Складывается впечатление, что в Финляндии внедрение новейших технологий в экономику и социальную сферу происходит успешнее.
Возникает справедливый вопрос: почему? На мой взгляд, этому во многом способствует государственная политика, направленная на вложение бюджетных средств в развитие науки только в университетах.
При многих финских вузах существуют технопарки. Фундаментальные исследования естественно переходят в прикладные, прикладные – в новые технологии, которые затем внедряются в бизнес. Одним из примеров такого взаимодействия может служить сотрудничество Университета Оулу и фирмы Nokia. Безусловно, и в России есть много подобных примеров, а также примеров, когда университеты выполняют заказы не только иностранного, но и российского бизнеса. Однако объемы этих работ не решают коренную проблему “слезания” с нефтяной иглы. Российскому бизнесу выгоднее закупать готовые новейшие технологии на Западе, чем заказывать их разработку в России: и дешевле, и выигрыш во времени.
Проблема объединения университетов с академическими институтами в России обсуждается давно. Еще в середине 1990-х годов, в мою бытность ректором Петрозаводского госуниверситета, с этим предложением я выступил на заседании Президиума Карельского научного центра РАН. Реакцией на это оказалась тишина…
В свое время Президент РФ Владимир Путин поручил Минобрнауки объединить в Новосибирске госуниверситет с академическими структурами. Но из этого ничего не вышло, поскольку не было соответствующей правовой базы. Выступая несколько лет назад на заседании Совета Российского союза ректоров в МГУ, я, в частности, предлагал провести эксперимент “по объединению сил” в субъектах Федерации, где есть достаточно мощные университеты и относительно некрупные научные центры РАН. Например, в Республике Карелия в КарНЦ действуют шесть институтов, однопрофильных с факультетами
ПетрГУ. Кстати, в свое время этот академический научный центр и создавали в основном за счет университетских кадров.
Требования к результатам научной работы для всех структур (академических, отраслевых, вузовских) одинаковы. Но условия труда разные. Вузовские ученые, как правило, имеют учебную нагрузку в пределах 900 (и более) часов за учебный год. Поэтому сил на науку остается не так уж много. В академических институтах научные сотрудники, как правило, имеют два “явочных дня” на свои рабочие места. Зарплата у них при этом выше, чем в вузах… А 70 процентов научного потенциала страны сосредоточено в высшей школе.
В настоящее время идет активный процесс реструктуризации научных учреждений РАН. Президиум РАН и ФАНО рассматривают различные возможности выстраивания структуры науки в России. И почему-то практически не рассматривается пример организации науки в странах, из которых ежегодно “выходят” по нескольку нобелевских лауреатов. Организация научной инфраструктуры там простая – практически все сосредоточено в университетах: и интеллектуальный потенциал, и все источники финансирования (государственное, субъектов государства, бизнеса, фондов и т.д.). Может, потому эти университеты и з анимают в ежегодных мировых рейтингах всю первую сотню мест…
Владимир Путин поставил задачу, чтобы к 2020 году в этой сотне было и пять университетов из России. Их может быть больше, если присоединить институты РАН к университетам по всем субъектам Федерации, где есть достаточно крупные вузы и академические институты, а не только к федеральным университетам, как предлагает ФАНО.
Таким образом, сосредоточив в составе университетов мощный интеллектуальный потенциал, бюджетное и прочее финансирование, современную материально-техническую базу, полнее задействовав пока слабо используемый студенческий потенциал, мы получим синергетический эффект, в результате которого повысится и эффективность науки, и качество подготовки специалистов. И все это практически при том же объеме бюджетного финансирования из федерального бюджета.

Нет комментариев