Поиск - новости науки и техники

В какой среде жить – такими и быть. Почти две сотни НИИ, вузов и фирм объединят усилия, чтобы наша с вами жизнь стала легче.

В планах Инновационного форума, традиционно организуемого в Томске, 26 мая намечена учредительная конференция Технологической платформы “Медицина будущего”. Сегодня из 27 российских ТП, утвержденных к реализации Правительственной комиссией по высоким технологиям и инновациям, только три инициированы представителями регионов. В их числе один из наиболее перспективных – проект Томска. “Медицина будущего” стала первой официально учрежденной технологической платформой в Российской Федерации.

Общее дело
В досужих разговорах про отсутствие в стране инноваций много правды. Но вот у меня в руках крохотный клочок нетканого полотна. Остатки салфетки величиной с ладонь, что год служила лекарем для моей семьи. Я привезла ее из Томска, где это “антимикробное сорбционное полотно с частицами коллоидного серебра” выпускает фирма “Аквелит”. Сбитые коленки, порезанные пальцы, загноившиеся ссадины – к чему мы только ни приматывали полоски этой материи! Боль уходила через несколько минут, а за день-два все заживало.
Этот перевязочный материал – пример настоящей инновации, первый из группы высокоэффективных антисептических средств, которые лечат раны и раневые инфекции, в том числе не поддающиеся воздействию антибиотиков. Целая гамма таких повязок, гелей, спреев появится в наших аптеках и больницах уже через один-два года, если поддержку получит проект, предложенный в рамках Технологической платформы “Медицина будущего”. И подобных – обнадеживающих – проектов в этой ТП полсотни с лишним, большая часть которых практически готова к реализации!
Все ли они найдут поддержку бизнеса? Есть надежда, что подавляющее большинство. Одно из условий ТП: разработка должна превратиться в массовую продукцию, которая наверняка выйдет на международный рынок, потому что даже похожей по свойствам на нем сейчас нет. Слышала, что на конкурс технологических платформ было подано 220 заявок. Министра образования и науки А.Фурсенко это обрадовало: “Если идея захватила массы, то массы не дадут ей умереть”. Еще в марте рабочая группа по частно-государственному партнерству выделила 23 первые, наиболее проработанные платформы. Открывает список “Медицина будущего”, разработку которой ведет Сибирский государственный медицинский университет (СибГМУ). На Координационном совете региональных отделений и центров РАН по инновационному взаимодействию с вузами об этой ТП рассказывала координатор ТП, проректор по научной работе и постдипломной подготовке СибГМУ, член-корреспондент РАМН Людмила Огородова.
Начала она с грустных фактов: в России средняя продолжительность жизни сегодня – 67,2 года, с 90-х годов прошлого века возросла смертность и снизилась численность населения. Положение много хуже, чем в “старых” странах ЕС и даже в “новых”. Если не хотим совсем пропасть, надо создавать медицину, базирующуюся на прорывных технологиях, и быстро распространять их в лечебной практике и фармацевтических отраслях. Есть ли у нас для этого возможности? По мнению Огородовой, есть: денег на генерацию знаний в РФ уже дают достаточно, порой суммы сопоставимы с тем, что имеют ученые в ЕС, но отдача невелика. Почему так? Плохо поддерживаются закупка аппаратуры и материально-техническая база. И потому предлагается создавать центры коллективного пользования, вместе с индустриальными партнерами они могут стать технологическими площадками для реализации научных находок.
– Однако если креативность ученого определяет реальность надежд на Нобелевскую премию, то будет ли его идея воплощена в товарах и технологиях – зависит от того, прописано ли это направление уже сегодня в ФЦП и стратегиях – по модернизации; развитию медицины до 2020; фармацевтической и медицинской промышленности, – рассуждает Л.Огородова. – Индикаторы их успешности – массово выведенные на рынок продуктовые линейки, импортозамещение, прорывные технологии, завоевывающие признание в мире. Если идеи ученого вписываются в эти планы государства – шанс есть, если нет… Ведь по этим документам в целом видно, куда стремится страна, каковы ее приоритеты и потребности. Для врачебного дела это, во-первых, приборостроение для хирургии, во-вторых, оснащение для неинвазивной диагностики в группах риска и больших популяциях населения. Например, в местах, где “гуляет” туберкулез… То есть если хотим перемен – надо создавать условия и возможность для эффективного взаимодействия участников медицинского и фармацевтического секторов экономики, по линии и бизнеса, и науки, и государства. Так родилась идея ТП по медицине.
И не только ТП: еще до подачи заявки участники из ­СибГМУ, МГУ, Института химии растворов РАН, Пущинского центра, Волгоградского государственного медуниверситета и даже, казалось бы, уж совсем технического Института физики прочности и материаловедения СО РАН объединились в одну межотраслевую команду и начали искать точки сотрудничества. Сегодня у ТП “Медицина будущего” несколько научно-технических советов по разным направлениям – приборостроению, постгеномным и клеточным технологиям, фармации, медицинским композиционным материалам… Эти советы и группы экспертов, оценивающие проекты, подаваемые в ТП, – главные действующие лица, решающие, что дальше делать и как. Все едины во мнении, что конечной целью работы должен стать масштабный выпуск продукции, которая поможет людям жить: лекарств, медицинского инструментария и приборов, лечебных технологий. Так как приоритеты совпадают, нередко будущие проекты уже присутствуют в отраслевых программах капитального строительства, сооружения промышленных линий там, где планируется переход на инновационные технологии. Беда только, что с технологиями туго.
Круче антибиотиков
То томское антимикробное полотно, о котором шла речь, – только начало будущей линейки товаров. Перевязочные средства этого типа томичи сделали не вчера, первый раз “Поиск” писал об этом чудо-материале два года назад, рассказывая о совместной разработке Института физики прочности и материаловедения СО РАН, ­СибГМУ и НИИ фармакологии СО РАМН. Фундаментальные исследования, проводимые в ИФПМ СО РАН, дали основу для НИОКР, ОКР и, наконец, создания научной основы технологии обработки нетканых микроволоконных полотен с активными центрами, которые благодаря высокому уровню электроположительной сорбционной способности “тянут на себя” вирусы и бактерии, обеззараживая рану. Тогда только предполагали, что результат будет отличным. А сейчас знают, что эти средства лечат многолетние язвы, страшные нагноения и ожоги, не нанося никакого вреда организму. Еще недавно медики были в отчаянии: антибиотики, которым и замены вроде нет, в некоторых случаях были бессильны. Но появились новые средства, о которых ведем речь, и врачи увидели, что есть свет в конце туннеля! Надо только дойти туда. Сегодня команда ученых, что разрабатывала и опробовала сорбционные полотна, пополнилась партнерами от промышленности.
Первыми рискнули окунуться в новое дело бизнесмены ООО “Сибстройнефтегаз”, создавшие фирму “Аквелит” (сейчас – резидент Томской технико-внедренческой экономической зоны), а дальше готовность подключиться высказали “ФНПЦ “Алтай”, ОАО “ТД “Апполо”, ЗАО “Биотекфарм”. В конце прошлого года этот комплексный проект, который смело можно считать первым из проектов ТП “Медицина будущего”, прошел согласование по мероприятию 2.7 в ФЦП “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы”. Инициатором выступил “ФНПЦ “Алтай” – головная организация Алтайского биофармацевтического кластера. Это значит, что государство разделит риски с бизнесом, поверившим исследователям и пообещавшим на паритетных с государством началах вложиться в выпуск новых материалов. То есть еще один шаг к цели сделан.
Но путь долог и тернист. Выпустить на рынок лекарство или новый перевязочный материал – хлопотное дело. Прежде чем такой товар, любая медтехнология попадут в аптеки и клиники, их необходимо зарегистрировать в соответствии с требованиями системы экспертиз Росздрава, которые подразумевают проведение целого перечня исследований, испытаний на токсичность, безопасность, доклинические и клинические испытания. И не возразишь, пройдешь всю спираль, лишь бы добиться результата. Ведь эти требования, в конечном счете, в интересах больных, хотя конечно же тем временем народ без препаратов мучается, может, на ампутацию идет, лишь бы выжить.
– С другой стороны, российскую вакцину, бывало, испытывали “на ста добровольцах” – и в производство. Или препарат проверяли на “шести пациентах” – и отправляли в клинику, – с горечью говорит Огородова. – Врачи потом протесты писали, а наши медикаменты пробиться за рубеж не могли, их не регистрировали там потому, что наш Закон об обороте лекарственных средств расходился с международным стандартом. Недавно принят новый закон, он начал действовать, осталось только прописать регламенты, которые помогут его исполнять. Мы были рады, когда к нашему проекту подключились коллеги из Волгоградского государственного медицинского университета: их ректор – главный клинический фармаколог страны. Если его команда поможет как надо отработать взаимодействие в проекте, это будет большая научная, ресурсная и административная поддержка.
Дорожная карта
А от Департамента инновационной политики и науки Минздравсоцразвития РФ поступило резонное предложение: крупные проекты ТП с самого начала обсуждать с главным специалистом министерства по соответствующим темам. Для чего? Чтобы все стадии вызревания конечного продукта прошли внутри профессиональной среды и сложилось общее представление о целях, путях и инструментах их достижения. То есть надо сразу формировать инновационно-восприимчивую среду. Ибо если профессиональное сообщество свежеиспеченный товар не воспримет, не захочет им пользоваться – дело рухнет, материал, препарат, прибор отторгнут. Работа должна быть скоординирована, инновационная характеристика оценена и признана, только тогда медики захотят срочно получить его в практику.
– И тогда, – чуть помолчав, продолжает Людмила Михайловна, – в разных отраслях, не только в медицине, появится госзаказ на специалистов с новыми компетенциями, которые смогут этот товар произвести, сертифицировать, продать, использовать. Все логично, просто, прозрачно и управляемо. Вот такой мы хотим видеть Технологическую платформу. Ее инструменты, с помощью которых будут рождаться, систематизироваться, ложиться в документы, транслироваться и продвигаться в реальную жизнь технологии, – инструменты, многие из которых уже есть в Томске. Откуда? Их взрастило особое сообщество Томска, состоящее из хороших университетов, институтов РАН и РАМН, малых наукоемких предприятий. В этих наукоемких учреждениях высокая концентрация грамотных специалистов. Плюс они умеют взаимодействовать между собой и с властью, которая много лет организует, поддерживает, выстраивает инновационную политику области. Здесь прекрасно понимают, что наше богатство – интеллект, ресурс, возобновляемый и способный к развитию. А единственный способ защитить от воровства инновационную продукцию – вывести ее на зарубежный рынок в массовом количестве. Патент обойдут, будут нарушать, перекупят, а если создать свое производство и свое представительство продвижения таких товаров за рубеж, они станут популярны и найдут своего благодарного потребителя. Есть надежда, что Технологическая платформа поможет все это осуществить.

Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев