Поиск - новости науки и техники

Дипломатия доверия. Как эффективно вести сотрудничество в едином исследовательском пространстве Европы?

Вопросы двустороннего сотрудничества в области науки и образования обсудили участники открытой дискуссии “Место Германии и России в научно-исследовательском пространстве Европы”. На встрече присутствовали представители ведущих российских и немецких научно-исследовательских организаций, фондов, университетов, посольства ФРГ и делегации ЕС в РФ. Мероприятие, организованное силами Германского дома науки и инноваций в Москве (DWIH) и посольства ФРГ, было приурочено к проведению Российско-германского года образования, науки и инноваций. Оно также продолжило серию российско-германских публичных научных дискуссий, инициированных DWIH в прошлом году (“Поиск” №51, 2010), круг участников которых теперь значительно расширился: встреча, объединившая столь большое количество высокопоставленных представителей научных организаций обеих стран, состоялась впервые…

Российско-европейскому сотрудничеству в сфере науки и образования уже не один год – хорошим примером успехов в данной области могут служить такие крупные международные проекты, как CERN, ITER, Международная космическая станция, а также плодотворное участие России в рамочных программах научно-технологического развития ЕС. Только в нынешней – Седьмой рамочной программе (FP7) – совместно с российскими учеными осуществляется 141 проект, причем 103 из них выполняются россиянами в содружестве с немецкими коллегами.
Тем не менее до сих пор остается открытым вопрос: как наиболее эффективно вовлечь Россию в единое европейское исследовательское пространство, какие барьеры на этом пути – бюрократические ли, коммуникативные ли, культурные ли – предстоит преодолеть? Какие инструменты для привлечения молодежи обеих стран в науку и вовлечения ее в активный академический обмен еще не использованы? Дискуссия в рамках мероприятия “Место Германии и России в научно-исследовательском пространстве Европы” началась с обсуждения возможного присоединения России к европейским рамочным программам научных исследований и технологического развития в качестве ассоциированного члена. Двухсторонние переговоры, которые несколько лет шли на эту тему, в нынешнем феврале были вновь приостановлены. По мнению министра-советника по науке и технологиям делегации ЕС в РФ Мануэля Халлена, сегодня возобновлять эти переговоры с целью принятия России в качестве ассоциированного члена в FP7 уже нет смысла. Нынешняя Рамочная программа заканчивается в 2013 году, а на согласование документов по ассоциированию уйдет много месяцев.
Тем временем ходят упорные слухи, что Россия примкнет в качестве ассоциированного члена к новой, Восьмой рамочной программе научных исследований и технологического развития ЕС. Однако в ходе дискуссии Мануэль Халлен подчеркнул, что члены Еврокомиссии до сих пор и сами не в курсе, что это будет за программа, поскольку ее концепция появится не раньше начала следующего года и только тогда можно будет вести переговоры по финансовым перспективам участников. По словам доктора Халлена, несмотря на все меры экономии, принятые в ЕС, объем финансирования FP8, скорее всего, будет увеличен с 53 миллиардов до 100 миллиардов евро, потому возникают сомнения, сможет ли Россия оплатить вступительный взнос, необходимый для участия в FP8, который пропорционально возрастет.
Мануэль Халлен выразил сожаление о том, что Россия, являющаяся крупнейшим участником двух последних рамочных программ научных исследований и технологического развития ЕС, до сих пор не стала их ассоциированным членом. Халлен подчеркнул, что Россия и ЕС готовы объединить усилия, чтобы как можно более полно информировать российское научное сообщество о возможностях участия в текущих исследовательских программах ЕС. В свою очередь советник президента РАН по международному сотрудничеству академик Михаил Угрюмов заметил: тот факт, что наша страна до сих пор не стала ассоциированным членом FP7, не должен негативно сказаться на характере взаимодействия России и ЕС в научно-образовательной сфере:
– В данный момент это сотрудничество успешно развивается и полностью удовлетворяет все потребности на уровне билатеральных взаимоотношений. Рамочные программы научных исследований и технологического развития ЕС, напротив, подразумевают многостороннюю кооперацию, в которой участвуют всего от 3 до 5% научных работников. Причем проекты, выполняемые в ходе этих программ, необходимы для решения довольно узкого круга глобальных задач. Безусловно, Россия рассматривает ЕС в целом и Германию в частности как стратегического партнера в области науки и образования, однако даже при самых дружеских отношениях подход к сотрудничеству должен быть прагматичным. Согласно условиям участия в рамочных программах научных исследований и технологического развития ЕС, вступительный взнос, который вкладывает каждая страна, обязан впоследствии быть компенсирован. К сожалению, когда мы провели предварительные подсчеты, выяснилось, что при нынешних условиях участия Россия могла бы вернуть лишь порядка 6% своего взноса. Одна из причин такой небольшой отдачи кроется в том, что каждая европейская страна в течение последних 20 лет создавала собственную инфраструктуру для успешного участия и лоббирования национальных интересов в рамочных программах ЕС. У России такой инфраструктуры нет, потому, прежде чем говорить о вступлении в какую-либо европейскую программу в качестве ассоциированного члена, наша страна должна решить для себя эту проблему.
Другой участник дискуссии, президент Объединения им. Гельмгольца научно-исследовательских центров Германии Юрген Млинек в своем выступлении дал позитивную оценку современному состоянию науки в России. В качестве удачного примера российско-германской научной кооперации, поддерживаемой его организацией, Ю.Млинек привел проект создания Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах (European XFEL), строительство которого идет в Гамбурге. Другая совместная работа призвана предоставить возможность ученым наших стран вести совместные исследования по ядерной физике в новом центре в Дармштадте (FAIR):
– Показательно, что даже во время недавнего экономического кризиса, когда Европа сокращала бюджеты научных инициатив, Россия, со своей стороны, продолжала финансирование наших совместных проектов на докризисном уровне. Объединение им. Гельмгольца намерено непременно продолжать свое плодотворное сотрудничество с российскими учеными, надеюсь, оно будет стимулировать обмен новыми креативными идеями между молодыми исследователями из России и Германии. Этому призвано способствовать и взаимодействие нашей организации с РФФИ. Работу “Helmholtz-Russia Joint Research Groups (HRJRG)”, которую мы финансируем вместе с РФФИ уже несколько лет, я расцениваю как очень успешную. Кроме того, будем стараться привлечь еще больше российских аспирантов и молодых докторов, увеличивая количество грантовых программ.
И.о. директора Объединенного института ядерных исследований в Дубне (ОИЯИ) Михаил Иткис рассказал участникам дискуссии о позитивном опыте российско-германского сотрудничества в рамках крупных инфраструктурных проектов. По его словам, ОИЯИ ведет совместную работу с 70 научными центрами Германии и осуществляет активный академический обмен со своими немецкими коллегами.
Вице-президент Немецкого научно-исследовательского сообщества (DFG) Петер Функе и председатель Совета РГНФ Владимир Фридлянов обсудили существующие механизмы привлечения молодежи в науку. Петер Функе отметил, что молодых российских ученых на стажировку в Германию приезжает немало, поскольку DFG в основном работает с университетами. По его мнению, у систем образования в России и Германии много общего, в том числе и проблем. И потому пути их решения надо искать вместе, делясь наработанным опытом, с учетом национальной специфики. В свою очередь Владимир Фридлянов рассказал о сложностях, возникающих на пути научного сотрудничества молодых гуманитариев:
– Если физики, химики, математики по всему миру говорят на одном языке – языке формул и чисел, то у гуманитариев все разное: и язык, и культура, и научные школы, и механизмы организации совместных работ. РГНФ пытался приблизить свои процедуры к порядку оформления грантов, принятому в DFG. Однако пока ничего из этого не вышло. Особенно нам не хватает функции, позволяющей финансировать работы ученого напрямую, а не через стоящую над ним организацию. По опыту наших немецких коллег мы видим, что такой путь финансирования исследований молодых ученых был бы куда более эффективным.
С этой позицией согласился и проректор МГУ им. М.В.Ломоносова академик РАН Алексей Хохлов. Он добавил, что у образовательных систем России и Германии действительно много общего: вузы обеих стран сейчас стремятся к автономии, и там, и там существует проблема усиления научно-исследовательской компоненты в университетах, при этом молодые ученые обеих стран, несмотря на туманные перспективы быстрой финансовой отдачи, все равно рискуют и охотно посвящают себя науке.
Кроме того, Алексей Хохлов упомянул о проекте создания Российско-германской академии наук для молодых ученых (см. “Поиск” №21, 2011), которая также поможет усилить академический обмен и привлечь больше молодых в науку. Возвращаясь к вопросу о присоединении России к FP7 в качестве ассоциированного члена, проектор МГУ предложил участникам дискуссии не забывать и о других формах успешного научного сотрудничества, например о российско-европейских скоординированных конкурсах по ряду ключевых научных направлений, проводившихся в свое время Роснаукой и Еврокомиссией в рамках ФЦП “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы” и FP7.
Председатель Совета РФФИ академик РАН Владислав Панченко подчеркнул, что Германия занимает первое место в списке зарубежных партнеров фонда: каждый год РФФИ осуществляет более 100 проектов вместе с немецкими организациями, проводит их совместную научную экспертизу. Одним из важных достижений РФФИ Владислав Панченко назвал возможность прямого участия в крупных международных инициативах, например в международной программе изучения космических частиц ASPERA. По его мнению, это должно открыть дополнительные “шлюзы” для российских молодых ученых.
Президент Фонда им. А.Гумбольдта Гельмут Шварц высказал мнение, что у немецкой общественности до сих пор не сформировано адекватное представление о современной российской действительности. И эта проблема может стать тормозом в развитии двухсторонних отношений. Решить ее должна помочь наука, выступающая в роли “дипломатии доверия”, ведь ученые зачастую идут впереди политиков, расширяя границы своих стран с помощью международного сотрудничества. Гельмут Шварц также выразил некоторые опасения по поводу дальнейшего взаимодействия Германии и России в научно-образовательной сфере: он отметил, что качество заявок, поступающих в его фонд из России, в последнее время падает. Кроме того, молодые ученые должны творить свободно, чувствовать свою автономию, востребованность и свободу перемещения, с радостью возвращаться на родину после зарубежных стажировок… По мнению Гельмута Шварца, российским властям пока не удалось создать такую благоприятную обстановку для молодых исследователей.
Генеральный секретарь Германской службы академических обменов Доротеа Рюланд также отметила, что, хотя за последние 10 лет академическую мобильность удалось значительно развить с помощью ряда крупных совместных инфраструктурных проектов, на данный момент в российско-германском научно-образовательном сотрудничестве все еще существует несколько недочетов. Она подчеркнула, что информация о потенциале большинства российских научно-исследовательских организаций и университетов до сих пор недоступна в Европе. Доротеа Рюланд указала на необходимость создания новых инструментов для налаживания сети контактов между российскими и немецкими исследователями и призвала российских ученых как можно более активно участвовать в зарубежных научных выставках, ярмарках, семинарах.

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев