Поиск - новости науки и техники

Братство степи. Форум в Оренбурге объединил хранителей природы.

Степи для России, да и для всего мира – одно из главных природных богатств. По данным, которые приводит заместитель директора Института географии РАН, доктор географических наук, профессор Аркадий Тишков, этот биом (совокупность экосистем одной природно-климатической зоны) в экономическом плане дает стране гораздо больше других, даже арктического, связанного с добычей нефти и газа. Именно в степной зоне проживает значительная часть нашего населения, здесь – главная аграрная житница, крупнейшие промышленные предприятия.

Однако наши экономисты и политики понятие “степь” едва ли не игнорируют. В их лексиконе есть тайга, тундра, океанические шельфы, “степная” же тема явно недополучает внимания от властей, значение ее недооценено, что особенно странно в условиях экономического кризиса и антироссийских санкций.
При этом степь – биом исчезающий, очень сильно трансформированный, особенно в его европейской части, испытывающий мощнейшее негативное антропогенное воздействие. И этот дисбаланс между значением биома в жизни страны и отношением к его охране – проблема, требующая постоянного внимания. Своеобразной платформой для обмена мнениями на эту тему и выработки решений стал международный Степной форум Русского географического общества, совмещенный с VII международным симпозиумом “Степи Северной Евразии”, прошедший в конце нынешней весны на базе Института степи УрО РАН.
На открытии в зале научной библиотеки Оренбургского госуниверситета буквально яблоку негде было упасть. Открыл форум директор ИС, член-корреспондент РАН, вице-президент РГО, глава уникальной оренбургской школы степеведения и ее “мотор” Александр Чибилев. Губернатор области Юрий Берг отметил роль Оренбурга, как столицы степного края, и обещал всемерную поддержку подвижникам его изучения и сохранения. Приветствие главы Русского географического общества, министра обороны Сергея Шойгу озвучил первый вице-президент РГО член-корреспондент РАН Артур Чилингаров. А ректор Оренбургского госуниверситета Владимир Ковалевский выразил уверенность, что форум послужит установлению новых научных связей и дружеских контактов ученых разных стран, в чем однозначно не ошибся.
Всего в Оренбурге собралось около 300 ученых из 24 регионов России, а также из Дании, Германии, Венгрии, Сербии, Украины, Казахстана, Азербайджана. Материалы поступили из 12 государств, включая Польшу, Молдавию, Монголию, впервые – США, и 42 регионов России. Немудрено, что сборник этих материалов включил около тысячи страниц и даже разгорелась дискуссия: надо ли впредь издавать столь весомый том или достаточно ограничиться электронной версией (она полностью выставлена на сайте ИС). Пока решено сохранить и то, и другое.
Программа встречи ученых была насыщенной. Естественно, в газетном обзоре невозможно охватить весь массив представленной информации, поэтому постараемся сосредоточиться на центральных темах. Но сначала – немного предыстории, а также некоторые оценки из уст Аркадия Тишкова.
– “Степные” симпозиумы, проводившиеся в Оренбурге с 1997-го раз в три года, ныне с активным включением в число организаторов Русского географического общества трансформировавшиеся в Степной форум, отличаются рядом особенностей, – рассказывает замдиректора Института географии. – Прежде всего, тем, что собираются они Институтом степи, явлением уникальным не только для нашей академической науки, но и для всех, кто неравнодушен к сохранению природы.
Специалисты знают, что первый Степной институт в СССР создал в 1930 году в заповеднике “Аскания-Нова” на Украине один из пионеров советской экологии Владимир Станчинский. Но вскоре он, как и многие его коллеги, попав под кампанию борьбы с учеными-“вредителями”, был репрессирован. Команда, планировавшая систематически изучать степь, издавать научный экологический журнал, распалась, так и не успев ничего сделать, а идея на много лет “повисла в воздухе”.
И вот в 1996 году, прежде всего благодаря усилиям Александра Александровича Чибилева, поддержанным Российской академией наук, она получила новое воплощение в Оренбурге. А уже на следующий год здесь прошел первый симпозиум. Внимание специалистов к нему росло год от года, авторитет его укреплялся, в том числе за рубежом. Нынешний форум стал новым этапом этого, уже вoсемнадцатилетнего, пути. На него собралось максимальное количество специалистов, представляющих почти все направления степеведения, а также практики – природоохранной, природопользовательской, управленческой. Теперь уже нет оснований обвинить нас в оторванности от жизни и в “чрезмерной фундаментальности”.
Интересно, что именно сейчас впервые на международной карте участия появились ученые США, изучающие прерии. И впервые количество приглашенных участников превысило число оренбургских, причем москвичей собралось больше, чем “своих”, что тоже симптоматично: окончательно исчезает налет “провинциализма”.
Первый пленарный доклад сделал А.Чибилев, изложив новый взгляд на понятие “Степная Евразия” как трансконтинентальное историко-географическое пространство – мегарегион, охватывающий не только степную ландшафтную зону, но и примыкающие к ней лесостепь и полупустыню. Александр Александрович представил проект создания международного трансконтинентального пояса непрерывной охраны природного разнообразия от его западных (Австрия, Сербия, Венгрия) до восточных (Китай, Монголия) рубежей.
Аркадий Тишков в своем докладе показал, что на современном этапе развития аграрного производства в России в регионах степной зоны перспективы перехода на устойчивое развитие, увы, крайне низки: налицо некомпенсируемое истощение почв, растет эмиссия углерода, запасы которого именно в степных почвах (черноземах) огромны. Аркадий Александрович обрисовал возможные пути приближения к модели устойчивого развития степных черноземных областей и еще раз подчеркнул: именно они определяют будущее страны.
Агроэкологии, потенциале заброшенных земель Казахстана, борьбе c пыльными бурями в Кулунде (Алтайский край), многому другому посвятили свои сообщения представители нескольких интернациональных коллективов исследователей.
Большой интерес вызвал доклад заведующего кафедрой эрозии и охраны почв МГУ доктора биологических наук Германа Куста о стратегии природопользования в засушливых и аридных (то есть с “пустынным” климатом) регионах, или о противостоянии опустыниванию, о котором довольно много говорят. Процесс этот несет угрозу, в том числе и политическую. Докладчик напомнил: там, где земля деградирует, происходит наибольшее количество войн и других конфликтов. И оказывается, Россия еще в 2003 году ратифицировала конвенцию ООН о борьбе с опустыниванием, но, к сожалению, лишь на бумаге – еще и потому, что наше научное сообщество до сих пор не выработало по данному вопросу общего языка с международным.
На эту тему прошла большая дискуссия с деловой игрой на одном из двух круглых столов, которая, по мнению участников, подняла разговор на новый уровень и приблизила возможность полноправного участия россиян в принятии очередных решении Генассамблеи ООН по животрепещущей проблеме опустынивания. Но для этого нужны единый координационный центр и национальный план действий.
Самым острым, насыщенным реальным содержанием получился второй круглый стол, посвященный проблемам заповедного дела в России, конкретно – в степных евразийских регионах. Он был совмещен с заседанием постоянной Природоохранительной комиссии Русского географического общества. Как напомнили ее председатель А.Чибилев и заместитель председателя А.Тишков, впервые такая комиссия была создана при обществе еще в 1912 году, и именно она заложила основы заповедной системы страны. Через школу организованных тогда заповедников прошли все наши выдающиеся исследователи природы.
Потом деятельность комиссии прекратилась, а ровно через 100 лет, в 2012-м, и именно в Оренбурге она была воссоздана, чтобы способствовать взаимодействию власти со всеми, кто занят заповедным и смежными с ним делами. Сейчас в комиссию входят 37 человек, трудятся они на общественных началах, но работы очень много: ежемесячно им поступает от 30 до 40 разнообразных писем “с мест”, и каждое нуждается в рассмотрении. Ведь “спорных” вопросов в этой тонкой сфере великое множество.
Например, Минприроды настаивает, чтобы все заповедники зарабатывали деньги: организовывали тропы туристов, привлекали посетителей. Но даже со стороны не очень понятно, как можно сочетать, допустим, охрану тигров с массовым туризмом. Тут нужна четкая грань, что разрешать, а что категорически запрещать, чтобы не только туристы были довольны, но и тигры целы.
Такие грани различны для трех десятков существующих в мире видов особо охраняемых природных территорий (ООПТ), у нас пока их только семь. Причем на “степные” приходится меньше одного процента всех ООПТ, что несправедливо. Эта и многие другие проблемы требуют не только обсуждений, согласований, научных обоснований, но нередко упорной, самоотверженной и небезопасной борьбы.
Яркий пример такой борьбы – ситуация вокруг Бузулукского Бора, уникального лесного массива на песчаных дюнах посреди Оренбургской степи, десятилетиями привлекающего пристальное внимание, с одной стороны, ученых-“природоведов”, с другой – “акул бизнеса”, поскольку лес стоит буквально на нефти. Десятилетиями первые бьются за его сохранность, вторые – за свою прибыль, а следовательно, его разорение (об этой истории написано немало книг, статей, в том числе автором данного обзора, их легко найти в Интернете). Чибилев и Институт степи, разумеется, в числе первых защитников, и именно они в 2007 году добились присвоения бору статуса национального парка, сильно умерившего “нефтяные” аппетиты.
Но теперь над парком опять нависла угроза: “черное золото” там вновь разрешено добывать, на добычу объявлен тендер, и он уже выигран известной компанией. Правда, нефтяники утверждают, что добывать будут “абсолютно чисто”, без всякого урона для природы. Но Чибилев и его сторонники убеждены: начнут бурить – бору конец. И сейчас они настаивают на проведении международной экологической экспертизы методов добычи, без которой результаты тендера – блеф. Не случайно в дни форума у стен университетской библиотеки прошел пикет под лозунгом “Спасем Бузулукский Бор!”, а на круглом столе была выражена надежда, что сделать это удастся.
О достижениях и проблемах охраняемых территорий подробно говорили представители Казахстана (где совсем недавно случилась настоящая трагедия – гибель огромного количества “коренных степняков” – сайгаков; теперь казахстанские специалисты с помощью россиян создают питомник для их разведения), Краснодарского края, Саратовской, Самарской, Волгоградской областей (в последней, при редком разнообразии природы, до сих пор нет ни одного федерального заповедника).
С особым волнением участники круглого стола слушали сообщения гостей с Украины. Ведь этот благодатный край, раздираемый нынче войной, – край эталонных степей, классических уже заповедников, лучших черноземов Европы. И очень симптоматично, что форум собрал специалистов этой сферы из регионов, оказавшихся по разные стороны линии конфликта, – ученых из Киева, Донецка, Мариуполя. Были доклады и от представителей Крыма. Они вместе обсуждали наболевшее, делились опытом.
Директор национального парка “Меотиды” (так древние греки и римляне называли Азовское море) Геннадий Молодан из Донецка вначале сделал обзор заповедников Донбасса (всего на территории Луганщины и Донетчины более 300 охраняемых степных участков), рассказал о достижениях их хранителей – более чем впечатляющих. Один факт: за последние годы в “Меотиде” поголовье исчезающих пернатых (таких, как пестроносая крачка, черноголовый хохотун) увеличилось на 5000 процентов – высший показатель в Европе! Это не просто сохранение – настоящее возрождение природы, попорченной в свое время, в том числе промышленным подземным ядерным взрывом в Донецкой области в 1979 году. Огромная роль в этом возрождении принадлежит лично Молодану.
И вот, показав фотографии дивных пейзажей, стаи непуганых птиц, Геннадий Николаевич подытожил: “Все это было до вой­ны, по ту сторону нормальной жизни”. Причем оказалось, что война не только конкретно рушит заповедную природу, вторгаясь на ее территорию. Когда идут боевые действия – властям не до заповедников, в результате чего к их управлению рвутся не то что непрофессионалы – настоящие браконьеры, способные мгновенно истребить годами пестуемое специалистами.
Поэтому Молодан обратился в Природоохранительную комиссию с просьбой подготовить письмо за подписью президента РГО, министра обороны РФ С.Шойгу (ведь никого влиятельнее России для Донецка и Луганска нет) к властям самопровозглашенных республик с рекомендацией уделить этой сфере внимание. Такое письмо было составлено и отправлено руководителю ДНР уже во время форума.
Доктор биологических наук Елена Байрак (Госакадемия последипломного образования и управления, Киев) на круглом столе говорила о национальной украинской экосети, точнее – о ее полтавском сегменте и конкретно о хозяйстве “Агроэкология” в селе Михайлики Шишацкого района. На первый взгляд включение сельскохозяйственного предприятия, да еще частного, в заповедную зону выглядит странно, но здесь случай экстраординарный.
В Михайликах уже не одно десятилетие выращивают хорошие урожаи без всякой химии, землю не пашут, а “расчесывают” специальными расческами, и даже молоко и мясо получают органическое, поскольку коров и свиней кормят исключительно натуральной едой. Такое чистое земледелие, возможное на полтавских черноземах, не только не нарушает экологию, но и улучшает ее.
Руководит всем этим почти уже восьмидесятилетний Семен Антонец, продолжатель дела академика В.Вернадского (до революции в Шишаках была усадьба Владимира Ивановича, где он начинал ставить подобные эксперименты). Антонец, Герой Социалистического Труда, Герой Украины, заслуживший прижизненный памятник, как пионер агроэкологии на Полтавщине, мечтает о создании там большого агроэкологического научного института и приглашает за опытом, в данном случае – через коллегу, всех, кому это интересно.
Финальным аккордом форума стала научно-популярная экскурсия по южным районам Оренбуржья, состоявшаяся 30 мая. Эта дата (последняя майская суббота) теперь вошла в календарь оренбуржцев как День степи – праздник, уже два года отмечавшийся энтузиастами на общественных началах, а в октябре 2014-го официально утвержденный областным правительством. Интересно, что инициативу уже поддержали в Калмыкии, Туве, Крыму, на Кубани, в Казахстане, и она имеет все шансы превратиться в общероссийскую и даже международную традицию.
Первым делом участников форума повезли в предуральскую степь, в Центр разведения степных животных, к поселку Сазан Беляевского района, на территорию бывшего военного полигона. Об этом замысле “Поиск” подробно рассказывал не так давно (см. публикацию “Тарпания – снова!”, №37, 2014). Суть его – попытка вернуть в степные просторы животных, варварски истребленных в начале прошлого века, прежде всего диких лошадей. И вот теперь представилась возможность воочию убедиться: процесс идет. Лошадки Пржевальского, верблюды, большие ослы-кианги благодаря неустанной опеке ученых и энтузиастов постепенно привыкают к жизни в дикой природе и в перспективе могут стать полноправными жителями окрестных степей, как это было прежде. Хорошая новость – то, что уже принято решение о присвоении этой степной территории площадью 16 тысяч гектаров статуса пятого участка заповедника “Оренбургский” (первые четыре полноценно функционируют с 1989 года).
Кульминацией поездки стал праздник близ села Угольное Соль-Илецкого района, где впервые совершенно официально и очень тепло отметили День степи – с хлебом-солью, казачьим хором и настоящими скачками. Был интернациональный концерт с участием ученых, лишний раз доказавший: для культуры, настоящей науки, добрых отношений границ нет, это – единое пространство.
Итоги и решения форума зафиксированы в резолюции на 15 страницах, с которой можно ознакомиться на сайте Института степи УрО РАН. И конечно, в свете продолжающихся академических реформ, планов структуризаций и реструктуризаций я не мог не поинтересоваться у устроителей: как может сложиться дальнейшая судьба Института степи, а соответственно,  и всех его начинаний?
Оказалось – вариантов три. Один – слияние ИС с вошедшими в академию сельскохозяйственными учреждениями Оренбуржья, среди которых есть довольно крепкие. Но у них – разные задачи, традиции, степеведов это совершенно не устраивает. Вариант номер два – создание под эгидой мощного Института географии РАН своего рода географического консорциума с филиалами по всей России, одним из которых мог бы стать ИС, не теряя юридического лица. Это, в случае острой необходимости, ученым ближе. И наконец, третий вариант: дать возможность продолжать Институту степи развиваться дальше, и он, особенно под впечатлением форума, представляется оптимальным. Почти за два десятка лет (скоро – юбилей) институт нашел свою четкую нишу, лицо, заработал безусловный международный авторитет. У сложившегося коллектива – уйма планов. Так стоит ли их ломать и менять? Ведь сделать это легко, восстанавливать невероятно трудно. Так же, как и попорченную природу, и нарушенный мир между соседями…

Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото автора и пресс-службы  Института степи

Нет комментариев