Поиск - новости науки и техники

Окно на Восток. Дагестанские археологи раскопали землянку Петра Первого.

Один построил, другой взял
Когда выйдет в свет этот номер, в Дербенте откроется музей Петра I. Казалось бы, чем связан этот прикаспийский город с российским императором? Общеизвестно, что он “в Европу прорубил окно”, основав Санкт-Петербург и обеспечив России выход к Балтийскому морю. Но далеко не все знают, что Петр I распахнул для страны и “Железные врата”, как еще в новгородских летописях именовали древний Дербент, который он взял в результате Персидского похода.
23 августа 1722 года российские войска, двигавшиеся от Астрахани морем и сушей, подошли к Дербенту. Заключительный 130-верстный пеший переход из Тарков был не из легких – как писал Петр адмиралу К.И.Крюйсу, “марш сей, хотя не далек, только зело труден от бескормицы лошадям и великих жаров”. Жара вынудила Петра остричь свои длинные волосы, из которых позже был сделан парик для восковой фигуры императора, изготовленной Б.К.Растрелли.
В версте от Дербента российского государя и его армию встречала делегация города во главе с наибом Имам Кули-беком, который произнес краткую верноподданническую речь, “пал на колена и поднес Петру два серебряных ключа от городских ворот”, и при этом “стреляли салют”. По замечанию участника похода капитан-лейтенанта Ф.И.Соймонова, “один из сих ключей… хранится и ныне (на деревянном блюде) в Императорской Кунсткамере при Академии наук”. Петру была также поднесена рукопись хроники “Дербенд-наме”, впоследствии широко известной в кругах востоковедов. За ее издание в 1852 году был удостоен Демидовской премии уроженец Дербента профессор Мирза (Александр Касимович) Казем-бек – первый декан факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета.
Накануне торжественного въезда в город Петр распорядился привести войска после трудного перехода в надлежащий вид, чтобы “бороды были выбриты, галздуки чтобы у салдат были вычищены и рубашки и щиблеты чтоб были белые”. Под залпы пушечного салюта и звуки военной музыки император с парадом вступил в Дербент через главные северные ворота – Кырхляр-капы. Часть войск расквартировалась в индийском и армянском караван-сараях, основной же контингент расположился за пределами города к югу у берега моря, а кавалерия продвинулась к реке Рубас в 20 верстах от Дербента.
По сведениям сподвижника Петра I А.К.Нартова, полученным от участника похода, бригадира В.Я.Левашова, Петр, “въезжая торжественно на коне в город Дербент и зная, по преданиям, что первоначальный оного был Александр Великий, к бывшему при нем генералитету сказал: “Великий Александр построил, а Петр его взял”. Сие изречение заключало в себе мысль поистине справедливую, хотя скромностию сего мудрого монарха прикрытую, такую, что Дербент сооружен был Александром Великим и покорен власти Петра Великого, то есть Великий его построил и Великий его взял”.
Петр I провел в городе не менее трех суток. Он осмотрел Нижний город, “изволил ходить по всему строению Верхняго города”, ездил по берегу моря “для осмотрения места, где строить гавань”, праздновал тезоименитства царевен Натальи и Елизаветы Петровны, устроил пир, принял явившихся к нему представителей местных владетелей с просьбой принять их в российское подданство. Царь гостил в доме наиба, который за мирную сдачу Дербента был назначен его правителем и начальником “туземного” войска, с пожалованием чина генерал-майора. 26 августа состоялся молебен “за получение фута в сей земле”, а 27 августа войска вместе с императором направились на юг, имея целью Шемаху и Баку.
Однако недостаток провианта, ненадежность наспех построенных кораблей, крушение и гибель во время штормов сопровождающих эскадр вынудили принять на военном совете иное решение: 5 сентября Петр I в сопровождении двинулся в обратный путь, а 6 сентября за ним последовала основная часть войска. В Дербенте был оставлен гарнизон в составе двух батальонов пехоты и 72 гренадер. Позже он получил наименование Дербентского и вошел в учрежденный Низовой корпус Русской Императорской армии (1722-1735 годы).
Официальное включение Дербента в состав Российской империи произошло год спустя – после подписания 12 сентября 1723 года Петербургского русско-иранского договора, по которому России отходили “в вечное владение города Дербент, Баку, со всеми к ним принадлежащими и по Каспийскому морю лежащими землями и местами, також де и провинции Гилянь, Мазандарань и Астрабат”.
Факты и легенды
Уже со времени Персидского похода о пребывании великого государя в Дербенте начали складываться легенды. Так, согласно преданию, при подъезде Петра к воротам Кырхляр-капы случилось землетрясение, в связи с чем император молвил: “Сама природа делает мне торжественный прием и колеблет стены города перед моим могуществом”. Есть и другое приписываемое Петру изречение при вступлении в Дербент: “Теперь я поставил ногу в краях Кавказа и получил крепкое основание на волнах Каспия”.
Еще одно предание гласит, что в Дербенте к Петру явились несколько офицеров с жалобой на горожан, не продающих им хлеба. Император, взяв с собою переводчика и двух солдат, отправился на первую попавшуюся улицу Мемень-кюче, вошел в один из дворов и застал хозяйку, раскладывавшую только что испеченные чуреки. Государь попросил ее продать им четыре хлеба, предлагая за них цену, какую она сама назовет. В ответ хозяйка заявила, что не может без позволения мужа продать хлеб, которого и так недостаточно для их семейства. При этом она разломила один чурек на четыре части и подала по куску каждому из них, решительно отказавшись от предлагаемой платы. Император, довольный добротою женщины, наградил ее мужа и повелел каждому бедному семейству выдать по две четверти муки и по 20 аршин холста. Доподлинно неизвестно, как было на самом деле, но в письме Сенату 30 августа Петр I писал: “Правда, что сии люди нелицемерною любовию приняли и так нам рады, как бы своих из осады выручили”.
Посещение царем цитадели Нарын-кала, возвышающейся над городом и приморским проходом, породило легенду о том, что он прорубил здесь “окно на Восток”, а в 1851 году в “Русском художественном листке” была опубликована литография В.Ф.Тимма “Вид из окна в Дербентской крепости, которое вырублено собственноручно Петром Великим”. Император, как позднее писал генерал-лейтенант В.А.Потто, “в нетерпеливом ожидании флотилии, плывшей из Астрахани, собственными руками прорубил в одной из комнат окно, из которого открывается превосходный вид на Каспийское море, на город и на его окрестности”.
Но если “окно на Восток” скорее легенда, то землянка, в которой Петр заночевал 23 августа 1722 года, – реальное достопамятное место. По свидетельству участника похода врача Дж.Белла, после осмотра крепостных сооружений наиб Дербента предложил царю свой дом для ночлега, “но он сего не принял, опасаяся ли обеспокоить обывателей или для других неизвестных мне причин, и возвратился вечером в свой стан”.
Сохранилось несколько изображений этой землянки, располагавшейся в нижней части города, недалеко от моря. Самым ранним является, видимо, рисунок с натуры В.Ф.Тимма 1848 года: заглубленная в землю низкая хижина из камня с двускатной деревоземляной кровлей и неказистым входным проемом. В том же году ее окружили оградой из каменных пирамидальных колонок с ажурной металлической решеткой. По бокам прохода к землянке стояли два столбика, увенчанные царскими коронами. Затем появились литые пушки на постаментах у входа в мемориальное место. Побывавший в Дербенте в конце 1858 года вместе с князем Багратионом-Мухранским Александр Дюма-отец после осмотра поразившей его землянки писал: “Вот еще одно из мест пребывания этого гения, освященное признательностью народов. Русские заслуживают удивления в том отношении, что полтора столетия, истекших со времени смерти Петра, нисколько не уменьшили почтения, которое они питают к его памяти”.
Ограда вокруг хижины Петра I была сооружена по приказу наместника Кавказа, князя М.С.Воронцова, который по меньшей мере трижды в 1848-1850 годах посещал этот мемориал, в том числе с супругою, светлейшей княгиней Елизаветой Ксаверьевной. Бывали здесь и члены императорской семьи – начиная с великого князя Александра Николаевича (будущего Александра II) и кончая Николаем II, который дважды в 1914 году проезжал через Дербент по пути на Кавказский фронт и обратно. В своем дневнике он записал: “3 декабря. Среда. …Читал бумаги. После завтрака остановились за Дербентом против сакли, в кот. по преданию остановился Петр Великий в 1722 г.”.
В 1870-х годах ограда вокруг землянки Петра I была заменена монументальным 24-колонным зданием-периптером с вырезанной надписью над входом: “Место перваго отдохновения Великого Петра 23 августа
1722 г.”. Рядом был разбит сквер, в котором выставлялись часовые от Гунибского резервного батальона.
Долг памяти
В годы Гражданской войны землянка Петра I была разрушена. Здание вокруг нее подверглось существенной перестройке, межколонные просветы были заложены каменной кладкой, стены землянки срыты, поверхность помещения нивелирована и накрыта деревянным полом. Заброшенная, бесхозная постройка долгое время пустовала, потом использовалась как производственное помещение, столовая и, наконец, как жилой дом. Прилегающая территория также была обстроена частными хибарами. Даже местоположение мемориала было забыто, пока в 1987 году журналист П.Зелевич вновь не обнаружил его по сохранившимся колоннам.
И лишь весной 2014 года появилась надежда на возрождение памятника: в ходе подготовки к торжествам, посвященным 2000-летию Дербента, группа “Сумма” Зиявудина Магомедова и Благотворительный фонд “Пери” приступили к созданию в городе музея Петра I. В рамках этого масштабного проекта в сентябре-октябре 2014 года Дербентская археологическая экспедиция Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН произвела раскопки внутри колонного здания, возведенного над землянкой.
Археологи полностью вскрыли остатки полуподземного строения. В нем были выявлены три уровня глинобитных с известковой обмазкой полов, по числу этапов функционирования землянки, следы очага и ямок для несущих столбов, поддерживавших балку перекрытия. Сопоставляя результаты раскопок с наиболее достоверным и ранним (1848 год) рисунком В.Ф.Тимма, удалось установить размеры землянки. Максимальная ее высота немногим превышала 2 м, размеры входа – около 1 х 0,8 м. Внутри землянка была разделена поперечной стеной с межкомнатным проходом на два помещения размерами 2,7 х 3 м и 4,2 х 3 м. При том что строение было заглублено в землю примерно на 40 см, высота боковых продольных стен от основания составляла около 1,4 м. С учетом габаритов императора, весьма тесное помещение!
В заполнении землянки были обнаружены фрагменты керамических изделий домонгольского периода (X – начала XIII в.)
и нового времени (XVIII – начала ХХ в.). Среди них выделяются фаянсовая тарелка с голубой росписью и клеймом “Товарищество М.С.Кузнецова в Будах”, номером “312” и изображением двуглавого российского орла, монеты – медная (2 копейки образца 1810-1825 годов) и серебряная (20 копеек 1871 года). Серия индивидуальных предметов, относящихся к XVIII – началу XX в., в частности керамическая турецкая трубка, три гильзы от патрона винтовки Мосина, цельносвинцовая круглая пуля от кремневого или ударного огнестрельного оружия. Был найден и медный с позолотой нательный мужской крест конца XIX – начала ХХ в. с текстом псалма 67 (молитвы Кресту) на оборотной стороне.
Особую ценность представляют обнаруженные на уровне нижнего пола две монетки времен Персидского похода, которые документируют первый период существования “домика Петра”. Это медная полушка (1/4 копейки) образца 1718-1722 годов с двуглавым орлом в ободке на аверсе и надписью ВРП (Всея России Повелитель) на реверсе и подобная же полушка с сохранившейся датой 1721 год.
В ходе охранно-спасательных раскопок близ землянки экспедиция выявила и некрополь Дербентского гарнизона Низового корпуса Русской Императорской армии, относящийся к 1722-1735 годам (в исторических документах информация о нем отсутствует). На площади около 800 кв. м было исследовано 228 погребенных, захороненных по христианским нормам. В основном это мужчины в возрасте 35-45 лет; рост средний и выше среднего: по указу Петра I в рекруты брали мужчин не ниже двух аршин и двух вершков (155 см). Можно отметить малое количество боевых ранений, причем несмертельных. Много травм бытового характера. Имеются группы черепов, очень близких по антропологическим характеристикам – возможно, солдаты были забраны в рекруты из одной деревни.
В погребениях найдены медные нательные кресты конца XVII – первой трети XVIII в., елейницы, медные паяные пуговицы от верхней форменной одежды нижних чинов пехотных полков и пуговицы-гирьки от воротов мужских рубах, а также шесть серебряных проволочных копеек Петра Алексеевича и золотая серьга.
Судя по архивным данным, через Низовой корпус за 10 лет прошли свыше 70 тысяч служивых и почти половина из них сложили головы из-за “великих жаров”, о которых писал еще Петр I. Им воздан долг памяти: 21 января 2015 года обнаруженные при раскопках останки служивых Дербентского гарнизона Низового корпуса Русской Императорской армии были с религиозными и воинскими почестями перезахоронены на Воинском кладбище Дербента.
Вместо эпилога
На состоявшемся в Санкт-Петербурге 5-7 июня 2015 года VII Международном Петровском конгрессе, собравшем представителей 12 стран, Дербент был включен в состав Ассамблеи Петровских городов и удостоен флага международной программы “Путь Петра Великого” с эмблемой Института Петра Великого, гербами Санкт-Петербурга и Дербента за вклад в изучение и сохранение наследия Петра.

Муртазали ГАДЖИЕВ,
зав. отделом археологии
Института истории,
археологии и этнографии
Дагестанского научного центра РАН, заместитель председателя ДНЦ РАН,
доктор исторических наук, профессор

Нет комментариев