Поиск - новости науки и техники

В шаге от катастрофы Рассекречены архивные документы о Карибском кризисе

Как бы его ни называли: Карибский или Кубинский, “ракетный” или “октябрьский” – это был опаснейший международный кризис. Он разразился 50 с лишним лет назад, в октябре 1962 года, о нем написана масса исследований, но появление новых архивных документов, американских и российских, вновь вызывает к нему интерес. Что неудивительно: в те дни, на очередном витке противостояния СССР и США, мир был в шаге от ядерной войны. Однако у лидеров – Никиты Хрущева и Джона Кеннеди хватило здравого смысла и характера, чтобы ее предотвратить.
О новых подробностях критического эпизода “холодной войны” “Поиск” попросил рассказать доктора исторических наук Наталию Егорову, руководителя отдела “История ХХ века” Института всеобщей истории РАН.
– Исследователи всегда искали ответ на вопрос, чем руководствовались Н.Хрущев и члены Президиума ЦК КПСС, решив разместить на Кубе советское ракетное оружие, – рассказывает Наталия Ивановна. – Сегодня не только отечественные, но и многие зарубежные историки считают, что первопричиной было стремление защитить Кубу от готовившейся американской агрессии. В апреле 1961 года потерпела крах попытка кубинских эмигрантов, поддерживаемых США, высадиться в заливе Кочинос и свергнуть правительство Ф.Кастро. А в ноябре того же года Дж.Кеннеди подписал директиву о подготовке новой тайной операции ЦРУ против Кубы под кодовым названием “Мангуст”. Ее планировали на октябрь 1962 года. Советская разведка (а также кубинская, польская, чехословацкая) узнала о новом плане и проинформировала руководство. Тогда и было принято решение отправить советские ракеты на Кубу.
Существовала и другая веская причина. В 1959 году американцы установили в Турции ракеты “Юпитер” среднего радиуса действия, нацеленные на важнейшие стратегические районы СССР. Советское правительство, естественно, об этом знало, и когда Хрущев в мае 1962 года находился с визитом в Болгарии, ему, что называется, на пальцах объяснили, как близко от СССР и Восточного блока размещены американские ракеты. Хрущев задумался об адекватном ответе. Отметим, что ядерный потенциал США в то время превосходил советский в 11-12 раз, СССР был окружен американскими военными базами. Как писал Хрущев в рассекреченной ныне Записке в Президиум ЦК КПСС от 13 апреля 1963 года, предотвратить намечавшееся в 1962 году вторжение США на Кубу можно было, только дав американцам почувствовать, “что средства возмездия находятся в непосредственной близости от них, у порога их дома”. Как он образно выразился на совещании в Кремле 7 июля 1962 года, следовало “подкинуть Америке ежа”. Так что конфликт возник не на пустом месте и не только из-за авантюризма советского лидера. Хрущев воспользовался столь радикальным методом для защиты кубинской революции, обеспечения безопасности СССР и всего социалистического лагеря.
– Как дальше разворачивались события?                   
– Решение скрытно доставить на Кубу ядерное оружие было принято на заседании Президиума ЦК КПСС 21 мая 1962 года. Возражал лишь А.Микоян, побывавший в США и на Кубе. 24 мая Совет Обороны дал “добро” на проведение гигантской по масштабам операции “Анадырь”. Она предусматривала переброску на остров ядерных ракет средней дальности Р-12 и Р-14 и группы войск. Подчеркну, что до рассекречивания к 30-летию Карибского кризиса некоторых советских документов американцы не знали, что на Кубу было завезено и тактическое ядерное оружие: ракеты “Луна” и фронтовые крылатые ракеты. Численность войск на острове предполагалось довести до 44 000 (к концу сентября она составляла 41 000). В разобранном виде туда переправили и самолеты-бомбардировщики ИЛ-28. Кроме того, предполагалось завезти истребители МИГ-21 и вертолеты. Помимо 85 судов с людьми и вооружением к берегам Америки направили танкеры и четыре дизельные подводные лодки, несущие по одной торпеде с атомным зарядом. Меры секретности были беспрецедентными. На палубах складывали бревна, другие мирные грузы, а под ними размещали технику. Военные во время похода оставались в трюмах. Отдельные части ракет предполагалось доставлять военно-транспортными самолетами АН-8 и АН-12. Операция готовилась столь скрытно, что о ней не знал ни посол в Вашингтоне А.Добрынин, ни полномочный представитель СССР при ООН В.Зорин, ни полковник ГРУ Г.Большаков, поддерживавший контакты с Р.Кеннеди.
4 октября транспорт “Индигирка” со 160 атомными боезарядами для ракет средней дальности и тактическим ядерным оружием на бору достиг Кубы. Благополучно разгрузился и “Александровск” с ядерными боеприпасами (68 единиц). Как следует из рассекреченных архивных данных, по сигналу из Москвы советская группа войск могла нанести ракетно-ядерные удары по важнейшим городам США, применить тактическое ядерное оружие в случае вторжения американцев на остров. А поскольку США не знали о наличии последнего, то применение обычного вооружения могло перерасти в ядерную войну.
– А что американцы?
– 14 октября самолет-разведчик У-2 обнаружил ракетные установки на Кубе. Через два дня об этом доложили Кеннеди. По его распоряжению был создан Исполнительный комитет Совета национальной безопасности. В то время в Нью-Йорке, на заседании ООН, находился министр иностранных дел А.Громыко. 18 октября его принял Кеннеди и поднял вопрос о размещении на Кубе советского оборонительного и наступательного оружия, но ни слова не сказал о ракетах. Громыко решил, что президент ничего не знает, и отправил в Кремль телеграмму – мол, все в порядке. А 22 октября Кеннеди объявил о военно-морской блокаде Кубы. Известно, что сначала Исполнительный комитет обсуждал возможность вторжения на остров, но Кеннеди выступил против, поскольку это означало войну с СССР, и большинство его поддержало. Правда, введение блокады Кремль также мог расценить, как акт объявления войны (что и прозвучало в ответном Заявлении СССР от 23 октября). Поэтому американцы нашли более мягкую формулировку: 24 октября вступил в силу указ президента об установлении морского карантина на расстоянии 500 миль от берегов Кубы. Воздушное пространство охраняли около 190 военных самолетов, в том числе Б-52 с атомными бомбами на борту, в море вышли 183 корабля.
Чтобы избежать риска столкновения с ВМС США, 26 октября Кремль отдал приказ находящимся в море судам вернуться в СССР. Но как быть капитанам подлодок, не знавшим об объявлении карантина? Со стороны американского руководства звучали предложения потопить советские субмарины. Затем решили заставить их всплыть и в порядке пре­дупреждения стали бросать глубинные бомбы, не учитывая, что капитаны могли расценить это как нападение и вступить в бой. Хотя для этого они должны были получить разрешение “сверху”. Фактически любая случайность, неверная оценка ситуации, просто нервное перенапряжение могли привести к ядерной войне. Три подлодки в конце концов всплыли, но одну американцы заставить так и не смогли. (На свои базы субмарины вернулись только в ноябре).
Операция “Анадырь” застопорилась, напряжение начало было спадать – и тут неожиданность: 27 октября в небе над Кубой советские зенитчики сбили американский самолет-разведчик У-2. Наши военные не смогли свое­временно получить “добро” ни от Москвы, ни от собственного начальства и приняли решение сами. Американские генералы усилили давление на Кеннеди, требуя нанести удар по Кубе. Войска СССР и США, а вслед за ними Варшавского Договора и НАТО были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Однако обошлось, и единственной, подчеркну боевой, жертвой Карибского кризиса стал погибший американский пилот. Однако, судя по современным данным, были потери и среди советских военнослужащих, не выдержавших тягот похода и непривычных условий на самом острове.
Невероятно сложным было дипломатическое урегулирование Карибского кризиса. Советская сторона подчеркивала, что морской карантин США – по сути блокада Кубы, акт американской агрессии. США в долгу не оставались: Карибский кризис обсуждала Организация американских государств и Совет Безопасности ООН. 24 октября генеральный секретарь ООН У Тан обратился к Москве и Вашингтону с компромиссным предложением: СССР прекращает поставки вооружений на Кубу, а США снимают военно-морскую блокаду – и обе стороны срочно начинают переговоры. Это предложение заложило основу последующего переговорного процесса.
По мере рассекречивания документов все больше становится известно о необыкновенно важных закулисных переговорах генерального прокурора США Роберта Кеннеди и полковника ГРУ Георгия Большакова. Причем именно Р.Кеннеди выбрал Большакова в переговорщики, поскольку они уже были знакомы. Большаков оказался не просто доверенным лицом, передающим секретные послания, а подлинным дипломатом. Идея убрать советские ракеты с Кубы, а американские из Турции возникла не в переписке Хрущева и Кеннеди, а была выдвинута переговорщиками. Причем Р.Кеннеди сам предложил этот план Большакову. Так в официальном письме Хрущева Кеннеди от 27 октября появился второй пункт: помимо гарантии ненападения на Кубу американская сторона обязуется ликвидировать ракеты в Турции. В ответном письме Кеннеди давались лишь гарантии США о ненападении на Кубу. Согласие на требование Хрущева о ракетах в Турции Кеннеди, не желая широкой огласки, передал через посла Добрынина в устной форме. Карибский кризис продолжался две недели. 14 октября американцы обнаружили на Кубе советские ракеты, а 28-го Хрущев согласился на предложения Кеннеди. Для оперативности, ввиду чрезвычайно наряженной ситуации, послание Хрущева было передано открытым текстом по радио. Но лишь 20 ноября Кеннеди отдал приказ о прекращении блокады Кубы.
– Как оценили Карибский кризис его участники?
– Американская сторона однозначно расценила его итоги, как победу США. И восхищалась своим президентом, отдавая дань его дипломатическому таланту. Впоследствии комментаторы отмечали твердость Кеннеди, воспрепятствовавшего намерению военных начать войну, подчеркивали необыкновенную сложность конфликта и поисков мирного решения. В переписке Хрущева с Кеннеди лидеры постоянно спорили: какое оружие СССР поставляет на Кубу, оборонительное или наступательное? Хрущев упорно заявлял, что ракеты с ядерными боеголовками, нацеленные на американские города, защищают Кубу, но СССР не хочет войны с США. Однако американская администрация рассматривала это оружие, включая бомбардировщики ИЛ-28, которые позже потребовала убрать с Кубы, как оружие наступательное, и обвиняла Советский Союз в агрессивных намерениях. Хрущев считал, что победа в конфликте осталась за ним – действительно, СССР достиг всего, чего хотел. США вывезли ракеты из Турции (заявив, что они якобы морально устарели) и гарантировали безо­пасность Кубы. Правда, как подчеркивало советское руководство, президент ограничился лишь устным заявлением, письменных заверений СССР так и получил, хотя Хрущев настаивал на принятии соответствующей резолюции ООН. Причина в том, подчеркивают современные исследователи, что определенные военно-политические круги США так и не оставили дальнейших планов свергнуть правительство Кастро.
Рассекреченные документы о визите на Кубу и в США в ноябре 1962 года Микояна раскрывают еще один аспект Карибского кризиса, связанный с осложнением советско-кубинских отношений, поскольку Куба была исключена из переговоров. Советскому руководству было далеко не просто уговорить Ф.Кастро и его соратников, включая Э.Че Гевару, расстаться с ядерным оружием. Кроме того, надо было получить согласие кубинцев на проведение инспекций на острове и установление международного контроля за вывозом ракет. Заслуга Микояна в достижении договоренностей с кубинской стороной, обеспечившей вывоз с острова тактического ядерного оружия, о котором США не знали и которое предполагалось там оставить. Для Хрущева было очень важным сохранить Кубу как своего союзника в Латинской Америке и не дать ей возможности ориентироваться на соперничавший с СССР в мировом революционном движении Китай, к чему призывали некоторые кубинские лидеры.
– Есть версия, что Карибский кризис стал одной из причин отставки Хрущева?
– Да, Хрущева обвинили в авантюризме, считая, что по его вине чуть было не разразилась атомная война, при этом не вспоминали о мотивах его действий и проявленном политическом реализме при урегулировании кризиса.
– Что еще нового вы узнали из рассекреченных документов?
– Отмечу большую работу, проделанную Архивом национальной безопасности США по рассекречиванию документов начиная с конца 1980-х годов. Российские архивы работают довольно медленно, не торопятся и кубинские власти. Так что некоторые аспекты Карибского кризиса до сих пор остаются нераскрытыми. Но теперь мы знаем, как планировалась операция “Анадырь”, что успели сделать для ее осуществления, а что нет. В США открыты схемы, карты, телеграммы, доклады, хронология контактов с советскими подлодками, демонстрирующие масштабы военно-морской блокады Кубы. Доступны документы американского Исполнительного комитета. Теперь мы представляем не только характер кризиса, но и масштабы дезинформации, просчетов, неверных оценок и, конечно, близость ядерной вой­ны. Тогда казалось, что военные действия вот-вот начнутся. Но спасли положение лидеры двух стран: они пошли на прямые переговоры и санкционировали неофициальные (Р.Кеннеди с Г.Большаковым, резидента КГБ А.Фомина с тележурналистом Дж.Скали).
Едва ли не впервые Хрущев и Кеннеди услышали друг друга, поняли позицию противной стороны. Осознали: концепция ядерного сдерживания – недостаточная защита от войны. И когда на рубеже 1970-х годов был достигнут ядерный паритет, началось сокращение стратегического ядерного оружия до необходимого минимума. А в августе 1963 года удалось заключить соглашение о запрете ядерных испытаний в трех средах (подземные, правда, сохранились). Сегодня, обращаясь к урокам Карибского кризиса, исследователи подчеркивают важность дипломатических переговоров, необходимость поиска взаимоприемлемых компромиссов. Указывают, что долгое время Белый дом держал в секрете факт отвода из Турции ракет “Юпитер”, скрывая уступку американской стороны, что позволяло восхвалять “твердость” Кеннеди и говорить о поражении Хрущева. Иными словами, оправдывалась сила и игнорировалась важная роль дипломатии в современном мире, в котором все еще существует опасность ядерной войны.

Юрий Дризе
Фото предоставлено
Н.Егоровой                                                                 

Нет комментариев