Поиск - новости науки и техники

Тренируйте интеллект! Battle как пропаганда инжиниринга.

“Мастера – это люди, с удовольствием делающие то, что не получается у других” – так охарактеризовал профессионалов, собравшихся 3 сентября в знаменитом Казанском авиационном институте, ныне Казанском национальном исследовательском техническом университете им. А.Н.Туполева (КНИТУ-КАИ), ведущий интеллектуального турнира под названием “Композит-Battle”.
– Идею этого конкурса, демонстрирующего новый формат взаимодействия науки, университетов и промышленности, предложили наши партнеры по совместной Инжиниринговой компании из МГТУ им. Н.Э.Баумана, – сразу сказал проректор по научной и инновационной деятельности ­КНИТУ-КАИ Сергей Михайлов. – А мы идею обыграли, придумав задания для соревнований по трем видам компетенций: brain-ring – проверка теоретической подготовки команд в области знания истории и в области применения композиционных материалов; расчетный конкурс – математическое умение вычислить прочность композитной конструкции и третий, самый наглядный, – создание композитного изделия прямо в зале. Битв таких мы еще не проводили. Это первая, в ней участвуют представители организаций, работающих с композитами в Поволжском регионе. Всего 6 команд, собранные из молодых инженеров, технологов, конструкторов нашего университета (КНИТУ-КАИ), Казанского национального исследовательского технологического университета (КНИТУ), Самарского государственного аэрокосмического университета (СГАУ), Ульяновского госуниверситета, Казанского вертолетного завода и ЗАО “КАПО-Композит”, дочерней структуры фирмы “Аэрокомпозит”. В жюри – директор “КАИ-Композит” Сергей Луканкин, зав­кафедрой летательных аппаратов Валентин Халиулин, директор Казанского НИИ авиационных технологий Александр Носов, председателем – я. Присутствуют и инициаторы battle – бауманцы: глава Межотраслевого инжинирингового центра “Новые материалы, композиты и нанотехнологии” Владимир Нелюб и два его заместителя Алексей Бородулин и Юлия Плинер. Приехали посмотреть, как лучше подобный турнир организовать на площадке “Вузпромэкспо” в декабре этого года. Там уже соберутся команды со всей России…
Зал Туполева утром 3 сентября не был похож на большую потоковую аудиторию. В него втащили штук семь просторных столов, молодежь, экипировавшись в голубые комбинезоны, перчатки и защитные очки, раскладывала на них какие-то конструкции, инструментарий, что-то прилаживала, примеривала. Под каждым столом виднелось ведро с водой, а к крупному компрессору перед сценой тянулись трубки – будет использован метод инфузии, пол был бережно затянут пленкой, чтобы не испортить ненароком… Болельщиков, пришедших поддержать своих, тоже хватало. В основном – молодых и активных. Ведущий их первым делом преду­предил: “Не подсказывать!” А события тем временем развивались по схеме игры “Что? Где? Когда?”. Есть подозрения у меня, что и часть вопросов для брейн-ринга были добыты оттуда же. Но смотрелось все это весело и увлекательно. Победа иногда ускользала из рук команд только из-за фальш-старта, уж очень знатоки торопились ответить.
Второй конкурс шел в другом зале, ибо требовал компьютеров и тишины для сосредоточенности. Третий – технологический – закипел на тех самых столах в зале Туполева. Причем временами в прямом смысле слова: ведь при “схватывании” композитного пакета выделяется тепло. Профессионалы оценили домашние работы команд. У ­КНИТУ и УлГУ – оснастку, смоделированную и выполненную на 3D-принтере, у СГАУ – попытку импортозамещения – изготовленный из российских материалов шлем для велоспорта. Представители вертолетного завода прямо в зале делали часть двери для вертолета ANSAT, из композитов она на
4 кг легче и много прочнее. Часа четыре длилась битва. Побежденных не оказалось, но кубок – первый приз – вручили капитану КНИТУ-КАИ Дмитрию Константинову. Похоже, его команде предстоит в декабре посетить столицу. Но, может быть, сложится сборная от области…
– У конкурса две задачи – показать возможности в высокотехнологичном производстве и привлечь внимание к профессии инженера, – резюмировал итоги Владимир Батраков, руководитель Центра композитных технологий КНИТУ-КАИ им. А.Н.Туполева. – Не зря композитное направление всячески поддерживает глава Республики Татарстан Рустам Минниханов, по его поручению Правительство РТ выделило 640 тысяч рублей на расходные материалы, призы для этого турнира. Сообщая молодежи об этом, мы подчеркиваем, что композитчики сегодня нужны в самых разных отраслях. Учитесь – и будете востребованы!
Про композиты в КАИ готовы говорить все. Здесь считают, что это – материал ХХI века, и утверждают, что у них данное направление развито лучше, чем в других вузах России. По крайней мере, средства на создание Инжинирингового центра “КАИ-Композит” в конкурсе Минпромторга и Минобрнауки КНИТУ-КАИ выиграл еще в 2013 году, и сегодня ИЦ развивается сразу на двух площадках. Есть исследовательская часть, где сосредоточено высокотехнологичное оборудование, где присутствуют все виды мировых технологий, и есть промышленная, появившаяся благодаря ОКБ им. М.П.Симонова, партнерством с которым в вузе явно гордятся. Ведь ОКБ построило на своей территории корпус для ИЦ “КАИ-Композит” и сдает ему эти 1000 кв. м за 1 рубль в год. Говорят, сейчас еще 1,5 тысячи кв. м строит.
– За какие заслуги вас так любят? – интересуюсь у С.Михайлова.
– Мы интересны конструкторскому бюро исследовательской технологической базой и кадровым потенциалом, – как с кафедры, отвечает он, но, увидев сомнение в моих глазах – мол, все вузы тем интересны, уточняет: – Мы сумели по хоздоговору с ними провести замену одного металлического агрегата воздушной мишени на полностью композитный. При увеличении в 12 раз стоимости материала ухитрились общую трудоемкость работ уменьшить втрое. И где-то на 60-м изделии КБ, не подняв цену для заказчика, отбило все расходы и вышло на прибыль. Мы им организовали композитный участок, спроектировали состав оборудования, рабочую зону, подготовили оснастку, обучили персонал и сделали опытные изделия. Участок до сих пор работает. У них тогда был большой заказ, без нас они бы с ним не справились. С тех пор они наш якорный партнер. Кстати, организовывал больше полувека назад структуру, ставшую нынешним КБ, Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор и создатель СУ-27, выпускник КАИ.
– Это хороший пример государственно-частного сотрудничества, – дополняет глава ИЦ “КАИ-Композит” Сергей Луканкин. – Если мы работаем на ОКБ Симонова, то оно компенсирует зарплату, накладные, какую-то прибыль, закупает нужные материалы и коммуналку оплачивает само. Если мы работаем на третьи лица, то в рамках этого договора мы компенсируем ОКБ Симонова затраты на коммуналку. Это выгодно всем: ОКБ Симонова не надо на заводе готовить кадры, приобретать компетенции композитщиков. И мы благодаря тесной связи с промышленностью активно развиваемся. В новом корпусе, например, разместятся автоклавы и печь. У нас человек 25 заняты исследованиями и конструированием, с полсотни работают на производственной площадке по изготовлению мастер-моделей и промышленных заказов. И там, и там дело творческое, новое. Для АО “Информационные спутниковые системы им. академика М.Ф.Решетнева”, например, производим штанги для космических антенн, для авиации – вот этот сверхлегкий аппарат – самолет весом меньше 130 кг с расходом 5-6 л топлива на час полета. Максимальная расчетная скорость – 140 км/час, с тяжелым двигателем – 130. Скорость подъемная – 4-5 метров в секунду. Наша инициативная разработка с коммерческой направленностью. Уже есть заказы из Германии и Южной Америки.
– А из России?
– Увы. Здесь пока для такой машины рынка нет, а в ЕС для ее вождения не потребуется даже удостоверения пилота – суперлегкая! Американцы посчитали, что у них она будет продаваться, если выставить цену ниже 48 тысяч долларов. Но мы работаем не только на зарубежного заказчика. Целая группа наших специалистов проектирует беспилотный аппарат большой продолжительности полета по Постановлению №218, то есть по заказу и совместно с авиапромом.
Чуть позже, в том самом корпусе, что ИЦ арендует за рубль в год, довелось увидеть секцию элеронов крыла большого беспилотного летательного аппарата. Указав на многометровую штуку, вроде детали конструктора для великанов, Луканкин проговорил: “Вон болван лежит. По нему сделают матрицу из углепластика, потом изготовят модель. Точность наших авиационных изделий – 2,4 мм на все крыло. Кроме нас и Обнинского ГНЦ “Технология” им. А.Г.Ромашина, в России такого никто не умеет. Технологии полностью наши, самостоятельно разработанные и отлаженные. Все материалы имеют паспорта ВИАМ…
– А кто и где будет испытывать?
– Все здесь же. В КАИ есть лаборатория, которая имеет международную аккредитацию, имеет сертификаты работы с композиционными материалами. При необходимости там испытывают детали и конструкции вертолетов, самолетов. Скажем, сейчас переходим с зарубежного модельного пластика на модельную пасту. В связи с удорожанием доллара, санкциями пластик стал слишком дорог, ищем ему замену.
– А зачем ИЦ “КАИ-Композит” было с Бауманкой и МГУ объединяться в Межотраслевой исследовательский центр, если оснащению да умению вашему можно только позавидовать?
– МИЦ “Новые материалы, композиты и нанотехнологии” однозначно нужен всем участникам этого триумвирата, чтобы развиваться дальше, – отвечает проректор С.Михайлов. – Вместе мы, как ВИАМ или НИАТ, можем выйти на российский рынок высокотехнологичных композитных услуг со своими разработками. Университеты сегодня, во-первых, оснащены не хуже многих НИИ, во-вторых, единственный источник квалифицированных кадров и, в-третьих, владеют новыми технологиями и инновациями, которые готовы предложить промышленности. Плюс многие из нас обладают лицензиями, сертификацией, военными приемками.
– И все-таки, почему МГУ?
– Сегодня санкции потихоньку разрушают рынок импортных материалов для композитов, где монополист в области их сертификации – ВИАМ. Но Китай да наша “Алабуга-Волокно” начали поставлять угольную нить, годную для получения композитов. У МГУ на малых предприятиях университета и кафедры химических технологий, возглавляемой профессором Виктором Авдеевым, есть прядильные машины и оборудование для изготовления тканей и препрега на базе отечественных связующих с отличными характеристиками для формования композитных изделий и оснастки. Не хуже зарубежных. Задача – сертифицировать эти материалы и выпустить на рынок. Итак, у КАИ – технологии, у МГУ – материалы и связующие, ткацкие машины, у Бауманки – навыки проектирования и конструирования да плюс сильнейший менеджмент в области композиционных материалов. Будем работать как распределенный Инжиниринговый центр. Создадим при МИЦ структуру, которая займется аналитикой рынка, пропагандой и маркетингом  возможностей университетов. А по подготовке кадров мы уже сделали единую для трех университетов магистерскую программу в области композиционных материалов. Приняли для начала по 5 человек в каждом вузе, которые будут учиться по сетевой схеме: поступив в КАИ, семестр занимаешься в Казани, семестр – в Бауманке, семестр – в МГУ, заканчиваешь обу­чение в Казани. Надеемся таким путем готовить классных специалистов, которых тут же разберут по предприятиям и КБ. ИСС им. академика М.Ф.Решетнева уже готово подключиться к оплате такой программы, если часть времени обучения эти магистры проведут на заводе, решая производственные задачи. Так что у инжиниринговых центров есть будущее, они нужны и вузу, и науке, и промышленности, а их достижения позитивно отразятся на качестве жизни населения нашей страны.

Елизавета ПОНАРИНА
Фото автора

Нет комментариев