Поиск - новости науки и техники

Вылечить неизлечимых

Лауреатами Нобелевской премии по физиологии или медицине 2015 года стали авторы открытий, благодаря которым были разработаны новые методы лечения тяжелых инфекционных заболеваний.
Половину Нобелевской премии по физиологии или медицине этого года разделят американец ирландского происхождения 85-летний Уильям Кэмпбелл (William Campbell) и 80-лений японец Сатоши Омура (Satoshi Omura) за открытия, касающиеся лечения заболеваний, вызываемых круглыми червями. Другую половину получит 85-летняя китаянка Ю-ю Ту (Youyou Tu) за исследования, позволившие создать средство противомалярийной терапии. Паразитарные болезни, сопровождающие человечество на протяжении тысячелетий, представляют для населения Земли, особенно в развивающихся странах, постоянную угрозу. Кэмпбелл и Омура открыли новое лекарство авермектин, производные которого существенно понизили заболеваемость прежде неизлечимыми “речной слепотой” (ее возбудители обитают по берегам рек), или онхоцеркозом, а также лимфатическим филяриозом, известным под названием “слоновость” и уже относящимся к числу забытых тропических заболеваний. Ю-ю Ту открыла эффективное антималярийное средство артемизин, который в силу токсичности для одноклеточного паразита малярийного плазмодия в свое время спас миллионы жизней. В 2011 году за это же открытие ей была присуждена премия Ласкера. В годы Культурной революции Ю-ю Ту возглавляла секретный военный проект по поиску средства борьбы с малярийным плазмодием, устойчивым к хлорхинину. Перебрав около 2000 средств традиционной китайской медицины и протестировав их экстракты на мышах, Ю-ю Ту с коллегами выделила одно, получаемое из полыни.
Как пояснил в ходе пресс-конференции в Стокгольме представитель Нобелевской Ассамблеи Каролинского института (The Nobel Assembly at Karolinska Institutet), “мы присудили премию не за традиционную китайскую медицину, мы награждаем человека, которого традиционная медицина побудила выяснить механизм действия активного вещества растения, применяемого веками в лечебных целях”. Сатоши Омура нашел биологически активное вещество против гельминтов – возбудителей как “речной слепоты”, так и “слоновости” – в ранее неизвестном штамме почвенной бактерии семейства стрептомицет, а Ульям Кэмпбелл, специалист по паразитарным заболеваниям, изучая эффективность этого штамма в культуре, выделил вариант, проявивший наибольшую активность против паразитов в экспериментах на животных.
Омура сейчас почетный профессор Университета Китасато (Kitasato University), а Кэмпбелл работает в Университете Дрю в Нью-Джерси (Drew University). Ю-ю Ту – главный профессор Китайской академии традиционной китайской медицины (China Academy of Traditional Chinese Medicine).

Поймать неуловимых
Лауреатами Нобелевской премии по физике 2015 года стали руководители двух крупнейших экспериментов, в которых изучались свойства неуловимых частиц нейтрино.
Шведская королевская академия наук (Royal Swedish Academy of Sciences) в этом году присудила Нобелевскую премию по физике 56-летнему Такааки Кадзите (Takaaki Kajita), который представляет международную коллаборацию на японском подземном детекторе нейтрино Суперкамиоканде (Super-Kamiokande Collaboration), и 72-летнему Артуру МакДональду (Arthur
B. McDonald), руководителю Нейтринной обсерватории Садбери (Sudbery Neutrino Observatory) в Канаде, “за открытие нейтринных осцилляций, которые указали на наличие у нейтрино массы”. Для физики элементарных частиц полученные результаты имели историческое значение, потому что Стандартная модель – теория, объясняющая структуру мироздания и все взаимодействия между частицами, вполне успешно подтверждаемая экспериментально на протяжении двух десятков лет, – предполагала, что нейтрино не имеют массы. Этими частицами заполнено буквально всё, тысячи миллиардов нейтрино проходят сквозь нас ежесекундно, и ничто их не остановит. Практическое отсутствие взаимодействия нейтрино с веществом делает их неуловимыми, а потому и невесомыми. Открытия, которые стали возможны благодаря усилиям сотен исследователей во главе с Кадзитой и Макдональдом, косвенно, но убедительно свидетельствуют о том, что хоть маленькая и пока неопределенная, но масса нейтрино все-таки свойственна. На нее указывают осцилляции нейтрино.
Осцилляция нейтрино – переход частиц из одного типа в другой – была предсказана в 1955 году работавшим в России итальянским физиком Бруно Понтекорво, а показана в 1998-м на детекторе Суперкамиоканде, который размещен в горах Японии на глубине 1 км под землей. Есть три типа нейтрино, или три “аромата” – электронный, мюонный и тау. Открытие нейтринной осцилляции было основано на наблюдении количества проходящих сквозь Землю мюонных нейтрино – их было гораздо меньше, чем частиц, прошедших от верхних слоев атмосферы до подземного детектора. При изу­чении атмосферных нейтрино на Суперкамиоканде были получены данные о том, что мюонные нейтрино вероятнее всего превращаются в тау-нейтрино.
Японская установка – это огромный стальной резервуар (40х40 м), заполненный 50 000 тонн необычайно чистой воды, которая служит мишенью для нейтрино. На поверхности резервуара размещены более 10 тысяч фотоумножителей, регистрирующих импульсы голубого цвета (Черенковское излучение), то есть свидетельства столкновения нейтрино с молекулой воды. В созданной Макдональдом канадской нейтринной обсерватории, где вместо обычной воды используется тяжелая вода, таким же образом увидели осцилляции нейтрино, возникающих в солнечных недрах.

Материалы подготовила
Марина Астрова

Нет комментариев