Поиск - новости науки и техники

Резерв раздора. Эксперты разошлись во взглядах на кадровый вопрос

Федеральное агентство научных организаций провело очередное мероприятие по вопросам кадровой политики. Эта тема держится в топе задач ФАНО вот уже почти год, с момента выхода поручений Президента РФ, содержащих требование “сформировать кадровый резерв для замещения должностей руководителей подведомственных агентству научных организаций и их структурных подразделений, а также организовать повышение квалификации и профессиональную переподготовку лиц, включенных в этот кадровый резерв”.

Работа по выполнению поставленных президентом задач идет полным ходом. Созданы две рабочие группы ФАНО – одна совместно с представителями Российской академии наук, другая – с молодыми учеными. Агентство подготовило “Проект программы формирования кадрового резерва”, который прошел обсуждение на краудсорсинговой платформе http://fano.crowdexpert.ru/personnel-reserve, заседаниях Научно-координационного совете (НКС) ФАНО, на встречах в региональных отделениях РАН. Кстати, НКС раскритиковал этот проект как малополезный, но весьма затратный.
На очередном круглом столе под названием “Анализ развития кадрового потенциала и прогноз потребности в кадрах до 2020 года” замглавы ФАНО Алексей Медведев сообщил, что программа дорабатывается. Будет ли новый вариант обсуждаться с научным сообществом, так и осталось непонятным. Между тем уже в ноябре ФАНО предполагает направить доклад по развитию кадрового потенциала президенту страны.
Гвоздем программы круглого стола стало выступление директора Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН Вячеслава Локосова. Он рассказал о работе института по оценке кадрового потенциала подведомственных ФАНО организаций на основе анализа статистической отчетности академических НИИ, анкетирования сотрудников и экспертной сессии с участием руководителей институтов.
Данные этого обследования в очередной раз подтвердили, что основная проблема НИИ РАН – нехватка среднего поколения ученых. Омоложение состава институтов постепенно происходит: доля молодых растет, а пожилых – уменьшается, но разрыв еще не затянулся. Выход один – дать возможность старшему поколению спокойно работать, пока баланс не будет достигнут. Впрочем, с курсом реформаторов на снижение среднего возраста ученых эта мера сочетается плохо, признал директор ИСЭПН.
Интересно, что соотношение молодого (до 29 лет) и старшего (после 65) поколений сильно различается в разных подразделениях. В СО РАН и УрО РАН, отделениях медицинских наук, математических наук, нанотехнологий и информационных технологий, биологических наук молодежи больше, чем пожилых ученых. Старшая возрастная категория преобладает в отделениях глобальных проблем и международных отношений, общественных наук, историко-филологических наук, в учреждениях при Президиуме РАН.
Социологи установили, что около 60% выпускников академической аспирантуры остаются работать в организациях РАН. По мнению В.Локосова, это очень хороший показатель, который говорит об огромной важности такого института, как аспирантура, для поддержания кадрового потенциала НИИ.
Надо сказать, что о состоянии кадрового потенциала Вячеслав Локосов рассуждал значительно охотнее, чем о мерах по отбору и обучению сотрудников для их дальнейшего продвижения по службе, которым посвящено поручение президента. “Формировать и учить резерв необходимо, но эксперты опасаются излишней бюрократизации и формализации этого процесса”, – таков был его вывод по этой части.
Замдекана факультета глобальных процессов МГУ, член Координационного совета (КС) по делам молодежи в научной и образовательной сферах при президентском Совете по науке и образованию Алексей Андреев рассказал, чего ждут от кадровой программы молодые ученые. Согласно проведенным КС опросам, они горят желанием учиться, а на первое место среди необходимых научному управленцу предметов ставят… английский язык.
Первый проректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Леонид Гохберг удивил аудиторию сообщением, что вопросами кадрового потенциала науки в ВШЭ на постоянной основе занимаются 200 (!) человек. Данные этих исследований вызвали у присутствующих недоверие. Их авторы, например, не нашли никакой корреляции между затратами страны на исследования и темпами ее экономического роста.
– Моделей, доказывающих наличие долгосрочной положительной связи научно-технического и экономического развития, существует великое множество, – откликнулся другой докладчик, заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Кувалин. – Другое дело, что этой связи можно не увидеть на кратком отрезке времени, особенно в условиях кризиса. Нынешний кризис связан с ошибками экономической политики, и тут много вопросов к самой ВШЭ, которая причастна к ее разработке.
Не поддержал Д.Кувалин и энтузиазма проректора ВШЭ, ожидающего улучшения ситуации в науке благодаря ее перемещению в вузы.
– Мы все прекрасно знаем, что вузовская наука гораздо слабее академической, – заявил он. – Из-за сумасшедшей преподавательской нагрузки у сотрудников там просто нет времени заниматься исследованиями. Интересно, как подчинение сильного сектора слабому может привести к повышению эффективности?
К сожалению, подискутировать на этом мероприятии, почему-то названном круглым столом, удалось только докладчикам. Когда дело дошло до общей полемики, была без объявления отключена трансляция и те, кто не попал в небольшой конференц-зал, оказались за бортом обсуждений. Да и в самом зале выносные микрофоны работали так, что слышать говоривших могли только их ближайшие соседи. Похоже, организаторов встречи не слишком интересовало мнение собравшихся.

Надежда Волчкова
Фото www.lipilin.ru

Нет комментариев