И тигра, и муху. Китайский опыт борьбы с коррупцией пригодится в России - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

И тигра, и муху. Китайский опыт борьбы с коррупцией пригодится в России

В Екатеринбурге прошла уже вторая Всероссийская конференция с международным участием “Актуальные проблемы научного обеспечения государственной политики Российской Федерации в области противодействия коррупции”, организованная Институтом философии и права УрО РАН, директор которого член-корреспондент РАН Виктор Руденко является членом “антикоррупционного” совета при Президенте РФ. Форум проведен при поддержке Федерального агентства научных организаций и Уральского отделения академии. Особый интерес событию придавало то, что это – единственное мероприятие подобного рода, включенное в государственный план по противодействию коррупции, утвержденный президентским указом, а также участие во встрече представительной делегации из Китая.

Пленарную сессию, проходившую в зале Уставного суда Свердловской области, открыл доклад заместителя начальника управления Президента РФ по вопросам противодействия коррупции, доктора юридических наук, Заслуженного юриста России Валентина Михайлова. Он отметил, что екатеринбургские конференции способствуют более глубокому пониманию самого феномена коррупции – прежде всего за счет откровенного диалога между учеными и практиками.
Валентин Иванович подчеркнул, что государственная политика в этой сфере является системой мер, в которой ключевую роль играют четко выраженное государством и обществом неприятие коррупции, осознание ее как зла. Сегодня, увы, большие группы людей в нашей стране строят свою деятельность с учетом коррупции и тем самым фактически поддерживают ее существование. В стране сложилась система антикоррупционных структур, однако все три элемента противодействия – профилактика, уголовно-правовое преследование и минимизация последствий – еще нуждаются в “настройке”, совершенствовании норм.
Закон о противодействии коррупции, конечно, корректируется. Однако в нем, например, до сих пор не определены законодательно “достаточные основания” для проверки источника доходов, что существенно мешает правоохранительным органам. Хотя определенные подвижки уже есть: в прошлом году около 200 человек дали крупные взятки в размере более 1 млн рублей, а затем сообщили об этом правоохранительным органам и сотрудничали со следствием.
Безусловно, изюминкой сессии стал доклад китайских коллег, зачитанный заместителем генерального секретаря Китайского комитета народного контроля Се Гуанхуэем – нечасто на научные конференции приезжают докладчики такого ранга. Во вступительном слове он подчеркнул, что “сотрудничество в борьбе с коррупцией является важным содержанием отношений всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства между нашими странами”. В целом логика доклада выглядит так: все государства переживают периоды подъемов и падений, причем причины последних обычно внутренние, и не в последнюю очередь это коррупция.
В Китае КПК является руководящей партией уже в течение длительного времени, и вызовы, стоящие перед ней, – внутренние. После XVIII съезда компартии в 2012 году была выработана стратегия партийного строительства неподкупного аппарата, где ответственность была возложена на партийные комитеты, а контроль – на комиссию по проверке дисциплины. Выработаны “восемь требований” к стилю работы (сокращение заседаний, упорядочивание визитов за границу, улучшение работы по информационному освещению и т.д.).
Обуздать распространение коррупции планируется через решительное “наказание всех разложенцев, не пропускать ни одного, бить и тигра, и муху”: “В 2014 году органы по проверке дисциплины и контролю возбудили 226 тысяч дел, закончили 218 тысяч дел и наказали 232 тысячи человек за нарушение партийной и политической дисциплины”.
Особую роль играют инспекторские группы ЦК, напрямую подчиненные высшему партийному органу, осуществляющие точечные проверки – “инспекции вокруг отдельного конкретного дела, одного лица, одного подчиненного органа, одной стройки проекта и одного счета специально выделенных средств”.
Важной частью борьбы с коррупцией является розыск сбежавших за границу преступников и возврат похищенных средств. В результате операции “Небесная сеть” в прошлом году более 500 человек вернулись в страну с повинной. И хотя, безусловно, китайская стратегия специ­фична именно для условий “социализма с китайским лицом”, нельзя не согласиться с товарищем Се: успех в противодействии коррупции возможен, прежде всего, благодаря политической воле руководства страны.
Президент Европейской ассоциации юридических факультетов, декан факультета права Стамбульского университета (Турция), доктор права, профессор Халук Кабаали оглы в своем докладе представил европейский взгляд на проблему коррупции, связанный с точной юридической квалификацией коррупционных деяний, подчеркнул роль верховенства права, независимости судебных органов, свободы прессы, прозрачности ведения бизнеса.
Вообще, докладчики, развивая тезис о системности работы, делали акцент на плановость мероприятий и отработку целевых показателей, важность формирования у россиян антикоррупционного сознания. Была затронута тема административной реформы: выступающие говорили о том, что она не даст результатов до тех пор, пока не будет полностью исключено совмещение контрольно-надзорных функций с ведением хозяйственной деятельности. Отмечалось, что борьба с “тихой” коррупцией ложится зачастую исключительно на Роспотребнадзор, который просто не имеет возможности справиться с такими объемами контроля.
Отдельная сессия была посвящена переходу к управлению коррупционными рисками. В докладе доктора юридических наук А.Винницкого (Уральский государственный юридический университет) отмечалось, что, хотя у государства есть структура контроля и противостояния коррупции, ее усилия – планово и равномерно – “размазаны” по всему госаппарату. Однако не все звенья государственного управления одинаково коррупциогенны, и, по предварительной оценке, коррупция лишь в 15% сферы управления чревата серьезным общественным вредом. В результате там, где коррупции нет или ее мало, борьба с ней поневоле ведется формально, а там, где есть, ее недостаточно.
Необходимо сосредоточиться на наиболее уязвимых участках, ранжировать риски и уже сообразно им предлагать схемы противодействия как в правоприменении, так и в нормотворчестве. Коррупция очень многообразна, поэтому универсальные подходы эффективными быть не могут, необходимо заняться структурированием коррупционного поля и начать с наиболее критических, болевых точек.
Доклад доцента Владимирского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Б.Нескородова поднял проблему социально-психологических качеств личности коррупционера. Автор предложил расширить проверку кандидатов при приеме на госслужбу за счет подключения существующих баз данных – не только сведений о судимости, но и кредитной истории, базы данных ГИБДД и т.д. для создания психологического портрета кандидата.
Третьей пленарной сессией конференции стал круглый стол по обсуждению проекта Кодекса этики государственного и муниципального служащего, текст которого был заранее роздан участникам. Живая дискуссия шла вокруг самого проекта, обсуждались и последствия принятия такого нормативного документа, соотношение юридических и этических аспектов. В целом выступающие были согласны, что подобные кодексы поведения укрепляют корпоративный дух, способствуют сплочению государственных служащих и отдалению их от бизнес-элит – это должно вбить клин в коррупциогенную смычку госслужащих и предпринимателей. Выступавшие эту тенденцию оценивали положительно: сегодня чиновник зачастую склонен отождествлять себя скорее с бизнесменами, чем с абстрактным “народом”. Круглый стол явно высветил и проблему диалога: юристы, философы и работники госаппарата все-таки разговаривают на своих собственных языках, не всегда понимая друг друга без дополнительных комментариев.
Наконец, темой четвертой пленарной сессии конференции стало обсуждение проблем электоральной коррупции. Доклады сотрудников отдела по исследованию политических институтов и процессов Пермского научного центра УрО РАН наглядно подтвердили тезис о многообразии видов и форм коррупции. Зачастую обсуждение заходило в тупик: коррупция вроде бы и есть, но в чем? Действительно, даже явные нарушения избирательного законодательства в ходе выборов, например массовый вброс поддельных бюллетеней, с трудом подпадают под коррупционную классификацию. За подобную фальсификацию результата волеизъявления граждан можно по закону наказать председателя участковой избирательной комиссии, но в то же время понятно, что выгоду от такого правонарушения извлекает вовсе не он.
Затронуты были в обсуждении и темы антикоррупционного просвещения, понимания патриотизма и проблемы долга государственного служащего. Словом, как подытожил ведущий сессии кандидат философских наук К.Киселев, “мы попробовали на зуб все истины”.

Андрей ЯКУБОВСКИЙ
Фото Анны ЯЖУК

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2