Поиск - новости науки и техники

Рабочие лошадки астрономии. Малые и средние телескопы еще послужат ученым.

Разберемся с хозяйством
Недавно в Специальной астрофизической обсерватории (САО) РАН собрались ученые со всей России, а также из Индии, Украины и Армении для обстоятельной беседы… Тема встречи для нашей астрономической науки архиактуальная: настоящее и будущее малых и средних телескопов. Увы, сегодня на вооружении отечественных астрономов лишь один большой оптический инструмент – БТА. Со средними телескопами картина менее удручающая: 2,6-метровый, базирующийся в Крымской обсерватории; новый, современный 2,5-метровый инструмент ГАИШ МГУ, вступивший в строй в конце прошлого года на Северном Кавказе, под Кисловодском. Двухметровый ветеран на пике Терскол, что в Приэльбрусье, – совместное детище России и Украины. Дальше идут инструменты помельче. Пять лет, к примеру, несет свою “службу” 1,2-метровый альт-азимутальный телескоп Коуровской обсерватории Уральского федерального университета, о результатах работы которого ученые докладывали на конференции. Как и о работе телескопов Саянской обсерватории Института солнечно-земной физики СО РАН, Крымской обсерватории, САО РАН, ИНАСАН, других научных подразделений РАН, вузов. Всего телескопов диаметром от 60 см до полутора метров в России около десятка, зато 40- и 50-сантиметровых гораздо больше.
– Когда задумывали конференцию, сразу определились с темой, – говорит заместитель директора САО РАН Валерий Власюк. – Во-первых, малые и средние телескопы выполняют разнообразные задачи. Во-вторых, на них сегодня работает молодежь. Ученые, уже добившиеся неплохих результатов, начинают участвовать в различных, в том числе международных, проектах. Вот и важно было их послушать, а кроме того, обсудить новые идеи.
Одна из них – проект, поддержанный Российским научным фондом, по созданию в САО РАН линейки из шести небольших робот-телескопов. Они не только дополнят БТА, но и будут самостоятельно решать довольно широкий круг задач.
По словам директора Института астрономии РАН (ИНАСАН) члена-корреспондента РАН Бориса Шустова, для решения простых оптических задач можно считать телескопы диаметром более четырех метров большими, менее четырех – средними, менее полутора метров – малыми. Именно в этой “размерности” у России есть возможности самостоятельного создания инструментов, развития на их основе астрономии. Схожего мнения придерживаются не только ученые, но и специалисты ОАО “Лыткаринский завод оптического стекла” – признанного авторитета в создании научных инстСрументов. Предприятие изготовило оптику в рамках 120 международных проектов по заданиям исследователей из Великобритании, США, Германии, Италии, Испании, Греции, Бельгии…
Один из последних проектов – телескоп диаметром 3,6 метра для индийских специалистов, о создании которого и его научных задачах было подробно рассказано на конференции. ОАО ЛЗОС является головной организацией суперпроекта по формированию в Иркутской области гелиогеофизического комплекса, включающего в себя специальные радары, радиотелескопы и главный инструмент – трехметровый солнечный телескоп – коронограф, инструмент, для такого класса задач просто гигантский…
Именно на возможности ОАО ЛЗОС ориентируются сегодня ученые САО РАН, предложившие на конференции проект нового четырехметрового инструмента, отвечающего задачам астрономии и астрофизики ХХI века. В рамках встречи исследователи САО и специалисты из Лыткарина провели детальное обсуждение этого проекта, путей дальнейшего сотрудничества обсерватории и завода, на котором, кстати, продолжаются работы по восстановлению одного из шестиметровых зеркал БТА САО РАН. Много лет назад его изготовили на этом же предприятии.
– Сложности с зеркалом есть. Специалистов, которые его изготавливали, практически не осталось, – говорит ведущий инженер-технолог ОАО ЛЗОС кандидат технических наук Александр Семенов. – Однако за прошедшие десятилетия мы накопили большой опыт, появились но вые, более совершенные методы изготовления, совершенствовался математический аппарат. В данном случае пошли нетрадиционным путем. Обычно зеркало делают в штатной разгрузке, то есть в тех условиях, в которых оно будет “трудиться” на телескопе. У нас же шестиметровик обрабатывается в разгрузочной ленте. Это необычно, требует более тщательного подхода к разгрузке зеркала, ее математического анализа. Тут спешка не нужна. Работы идут, уверен: заданных параметров мы достигнем и передадим нашим друзьям – ученым – помолодевший и качественный инструмент.
Лыткаринский завод в России – крупнейшее предприятие, но, оказывается, есть в стране и небольшие фирмы, даже НИИ, выпускающие конкурентоспособную продукцию. Например, 20 лет исполнилось компании “Астросиб”. За эти годы по всему миру построено более 100 небольших обсерваторий, оснащенных ее телескопами. С их помощью, в частности в Солнечной системе, открыто немало новых астероидов. Как рассказали специалисты компании, в прошлом году на выставке в Париже была представлена новая модель длиннофокусного телескопа ASTROSIB RC-500. Его конструкция позволяет в считаные минуты без отверток, ключей и другого инструмента превратить прибор из длиннофокусного в светосильный поисковый телескоп с полем диаметром 2 градуса (для сенсора максимальным размером 37х37 мм). Инструментами “Астросиб”, кстати, планируют оснастить новую линейку телескопов САО.
Качественные телескопы создают и в Институте прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН. Здесь произведено более 70 инструментов апертурой от 12,5 до 80 см. Создана и функционирует глобальная сеть мониторинга околоземного пространства, обеспечивающая 95% отечественных данных по высокоорбитальным объектам и 60% – по астероидам. В ИПМ РАН функционирует Центр сбора, обработки и анализа информации по техногенным объектам, выдаются прогнозы опасных событий. Создан Центр планирования астероидных наблюдений, сбора и обработки данных, начат выпуск специального бюллетеня.
Размер не всегда помеха
Но каковы все же научные возможности малых и средних телескопов? Этот вопрос корреспондент “Поиска” задал руководителю Институт астрономии РАН Борису Шустову. Распространено мнение, что только большие инструменты способны решать масштабные задачи. “Это не совсем так, – считает ученый. – Наука не состоит только из прорывных направлений. Возьмите переломный момент в астрономии, который связан с началом массового обнаружения экзопланет. Произошло это отнюдь не с помощью больших, а с помощью весьма скромных инструментов. Метровые, полутораметровые телескопы оказались для этих целей весьма хороши. При выводе подобных инструментов в космическое пространство их эффективность резко возрастает. Пример – космический телескоп “Кеплер”. У Стефана Цвейга есть произведение “Звездные часы человечества”. У ученых тоже есть такие часы, минуты, секунды. Однако чаще всего эти мгновения подготавливаются длительной кропотливой работой, в ходе которой накапливаются факты, сведения. Например, изучается поведение какой-то очень интересной звезды, что требует времени. Не поставишь же для этого большой, сложный, дорогущий инструмент. Такие наблюдения целесообразно вести с помощью телескопов умеренного класса. Приведу близкий мне пример решения задачи обнаружения и мониторинга опасных космических объектов. Для первого используются специальные, крупноапертурные, то есть с большим зеркалом, широкоугольные инструменты, очень дорогие. В течение, скажем, нескольких дней такой телескоп “осматривает” все небо, выявляет опасный объект. А дальше вступают в работу небольшие инструменты для его изучения и мониторинга: определения спектра, параметров орбиты, состава и т.п. От этого зависит степень опасности. Таково разделение функций инструментов. Важно, что разные инструменты всегда действуют в связке.
– Из ваших слов получается, что в настоящее время российская астрономия – это “рабочая лошадка”, поставляющая данные для прорывных результатов зарубежных коллег?
– Я этого не говорил, хотя значительная доля истины в этом есть. Недостаток современных качественных инструментов породил и другую проблему – отток молодых отечественных ученых за границу. Россия не находится сегодня “впереди планеты всей”. Более того, к сожалению, процесс потери нами мировых позиций в астрономии продолжается. Чтобы затормозить его, не вывалиться окончательно “из телеги” научного прогресса в области астрономии, нужны масштабные инфраструктурные проекты. Этой проблеме было посвящено совещание, состоявшееся здесь же, в САО, незадолго до нынешней конференции. Произошел предварительный отбор наиболее интересных проектов, в том числе по созданию нового четырехметрового телескопа САО РАН, о чем на пленарном заседании докладывал заместитель директора САО Валерий Власюк. Следующее обсуждение пройдет в нашем институте. В конечном итоге, будут отобраны самые перспективные и, подчеркну, реальные проекты. Говорят, “по одежке протягивай ножки”. Но одним из кардинальных шагов изменения ситуации, что признали и на совещании, и в ходе нынешней конференции, должно стать вступление России в Европейское космическое агентство (ESA).
Вместе плодотворнее
Интересных докладов на конференции было много, но один выделялся особо, причем не только темой: его делала старший научный сотрудник отдела физики малых небесных тел Главной астрономической обсерватории НАН Украины Александра Иванова.
– Как вам кажется, политические события оказали влияние на взаимоотношения астрономов двух братских стран? – поинтересовался корреспондент “Поиска”.
– Мы все – люди. У каждого могут быть разные взгляды на происходящие события, – заметила А.Иванова. – Однако научное сообщество в массе своей всегда было над политикой. Научные взаимоотношения не изменились. Мы продолжаем совместно работать. Примером может служить нынешняя конференция. Приезжаем к российским коллегам, выступаем с докладами и сообщениями, намечаем новые совместные проекты. Очевидно, что в области астрономии одна страна не в состоянии сегодня создать весь спектр инструментов. Тем более учитывая экономические проблемы, которые испытывают и Россия, и Украина. Так что путь совместной работы – единственно верный. Скажу больше, несмотря на расширение наших контактов, например, с европейскими исследователями, которое произошло за годы самостоятельности Украины, основная доля совместных работ по-прежнему ведется с российскими коллегами. И это понятно: многие из направлений зародились десятилетия назад в области солнечной, внегалактической тематики, радиоастрономии. Они плодотворны, актуальны и сегодня.
– На конференции вы выступили с докладом, посвященным “модному” ныне тренду изучения малых тел Солнечной системы – астероидов, комет… Упоминали о совместной работе с САО РАН и ИНАСАН. Это единственные адреса российских ученых, с которыми сотрудничаете?
– Что вы, нет, конечно. Мы плотно работаем с ГАИШ МГУ, с петербургскими коллегами. В ходе конференции обсудили возможности совместных исследований с астрономами Саянской обсерватории, где развиваются интересные и для нас направления. Круг наших научных связей с российскими коллегами очень широк и продолжает расти, ведь только в рамках мощной коллаборации можно сегодня получить значимые результаты.

На верхнем фото: Валерий Власюк

На нижнем фото: Александр Семенов

Станислав Фиолетов
Фото Екатерины Кучаевой, САО РАН

Нет комментариев